ДОЛГИ РАСТЯНУТЫ. ЗАБУДЬТЕ

26 июля 2000 в 00:00, просмотров: 153

Основным итогом окинавского саммита стала вовсе не резолюция "восьмерки" о всемерной компьютеризации "беднейших стран" и не решение пересмотреть (а точнее — модернизировать) систему международных финансовых институтов. Основным итогом саммита стал политический взлет полковника Путина, всего лишь четыре месяца назад ставшего Президентом России. В отличие от Бориса Ельцина, ждавшего со времен денверской встречи решений "богатых и больших" в предбаннике "семерки", г-н Путин провел время на удивление продуктивно, поразив своей трезвостью во всех отношениях своих западных визави. Те привыкли к другому "облико морале" московского владыки — слегка выбритому и неслегка подшофе. Российский президент пришел на саммит не с печально протянутой рукой, алкая новых займов и прося прощения по предыдущим, а с туго набитой папкой, где лежало "секретное оружие" — программа Германа Грефа, ставшая правительственной, и сводки Госкомстата об экономическом росте России. Западные лидеры выслушали грефовский продукт и госкомстатовские таблицы, озвученные Путиным, и обрадовались. Настолько, что одобрили всю реформаторскую деятельность ВВП, не спросив ни про разборки с бизнесом, ни про возможный передел собственности — а ведь законы, которые можно поворачивать туда-сюда, отнюдь не признак правового государства. Правда, остальная "семерка" после первой части путинского триумфа наотрез отказалась списывать 40% "советской" задолженности России (чего так хотел российский премьер), однако германский канцлер Шредер предложил продлить срок выплат долгов Германии до 2016 года. Так что основная часть "долговой проблемы" ляжет не на Путина (мало кто сейчас сомневается в том, что он будет президентом не меньше двух сроков), а на его "наследников". И руки у Кремля в отношении финансов в какой-то степени развязаны. Герр Шредер уверен также, что "семерка" окончательно стала "восьмеркой" — правда, при условии, что Москва срочно проведет санацию банковского сектора и сельского хозяйства, продолжив движение в сторону рыночного народного хозяйства. Иначе нет смысла в том, чтобы страна, у которой 155-миллиардный долг западным заимодавцам, сидела бы за одним столом с богатейшими странами мира и решала вопросы о будущем мировой экономики и мировых финансовых рынков. Кроме того, хотя Запад, похоже, уже смирился с путинской моделью "управляемой свыше демократии", больше напоминающей скольжение к пиночетизму, остальная "семерка" желала бы, чтобы Россия все-таки стала частью западного мира и по "демократическим" параметрам. Для России такое, кстати, было бы не таким уж и плохим выбором. Но это не все, что было, по выражению одного из западных журналистов, "в мешке русского джедая": в этом "мешке" были "северокорейские леденцы" для остальных членов G-7 и концепция "дуги терроризма", удивительно напоминающая "дугу нестабильности" г-на Бжезинского. Отказ Ким Чен Ира от собственной ракетной программы в обмен на помощь цивилизованной части человечества в "освоении космической программы" и посылки продовольствия Пхеньяну опрокинули американскую программу ПРО, против которой выступили все, кроме г-на Клинтона. И которую многие считают направленной против России, хотя американцы действительно до дрожи боятся Пхеньяна, Тегерана и Багдада. Возможно поэтому, скептически оценивая американские планы ПРО, никто особенно не возражал против путинских предложений о нестратегической противоракетной сети. Это — вторая часть триумфа российского президента: как уже ранее отмечали аналитики "МК", стоимость российско-евро-американской нестратегической ПРО зашкалит за $180 миллиардов — причем заказов и прибылей хватит и российским, и американским, и европейским производителям. Третьей частью триумфа Путина, как ни странно, стала позиция по Югославии. Москва в лице Путина отвернулась от сербского диктатора Слободана Милошевича и сыграла "командно" с остальной "семеркой". А это означает, что дни Слобо в белградском кресле сочтены — Москва доказала незараженность панславизмом. Теперь открыта дорога к экономическому возрождению Югославии, к которому приглашена и Россия. А "восьмерка" и Европа собираются ассигновать "на возрождение" почти 10 миллиардов марок — и деньги Москвы не пропадут зря. Ведь у России появляется зримая возможность экономически и политически утвердиться на Балканах. Итак, посмотрим, что "в сухом осадке" окинавского саммита: во-первых, Владимир Путин получил карт-бланш во внутренней политике — а значит, возможность разговаривать с российским бизнесом с позиции политической силы и давать весомые гарантии западным инвесторам. Во-вторых, Россия получила "долговую передышку" от Германии и рекомендацию международным финансовым организациям от G-7 реструктуризировать российские долги. В-третьих — теперь Россия сможет защищать свои экономические позиции в мире полностью, став полноправным участником "клуба сильных и богатых". И, наконец, вступление в ВТО станет более щадящим. Что ж — вполне прилично...



Партнеры