ЛЕТО ПИОНЭРОСА

27 июля 2000 в 00:00, просмотров: 454

"Сплавив" любимое чадо в летний оздоровительный лагерь, родители могут радостно потирать руки — целый месяц, а то и два можно не напрягаться, опекая ребенка со всех сторон. "Отцы" и "детки" с удовольствием отдыхают друг от друга. Причем у последних, как выяснилось, получается это значительно круче. В самый разгар каникул корреспонденты "МК" внедрились в один из подмосковных лагерей, чтобы изнутри посмотреть на отдых современных подростков. Надо сказать, что администрация лагеря всячески противилась неформальному знакомству с жизнью их подопечных. Поэтому один из корреспондентов "МК" вынужден был терпеть официоз, мужественно прикрывая "разведдеятельность" своего коллеги... Мокрое дело Мы поехали в, пожалуй, крупнейший в Подмосковье лагерь, принадлежащий одному из московских промышленных гигантов. Здесь одновременно проживают более 1000 детей, около 300 человек из персонала следят за тем, чтобы "пионэры" были всегда бодры, веселы и в меру расслаблены. Основной контингент "отдыхающих" составляют неизбалованные дети из малообеспеченных рабочих семей. Заводчанам одна детская путевка обходится всего в 500 рублей (при реальной стоимости около 5 тысяч за смену), поэтому в лагере всегда аншлаг. Мы намеренно старались выбрать для посещения лагерь как можно более типичный и, как нам кажется, попали в точку. И единственное, пожалуй, чем выделяется этот оздоровительный центр, это его размер. Возле столовой вовсю идут последние приготовления к ежегодному празднику Нептуна. По сцене, периодически насилуя микрофон, со словами "рассс, рассс, трррри" бегает местный баянист в незамысловатом костюме царя Берендея: фривольные "семейники" в полосочку и бумажная корона. Через несколько минут появляются вожатые, смачно ругаясь, дружными рядами гонят еще не оправившихся от "тихого часа" детей. Согнувшись и зажав в зубах блокноты, лезем на ближайшую клумбу и, устроившись по соседству с человеком с повязкой "дружинник" на рукаве, пытаемся окунуться в атмосферу праздника. Не тут-то было. — Ребят, а здесь сидеть нельзя! Дружинник долго косится на блокноты и диктофон, потом интересуется: — Пресс-центр, что ли? — Ну, можно и так сказать. — Записывайте-записывайте, — говорит дружинник. — Кормят здесь у нас хорошо, но дети этого не едят. А зачем им это есть, если каждую субботу к ним приезжают родители с едой... Вообще полный беспредел, но мы ничего у них не отбираем, это вожатые только... Дружинник, обитающий в лагере уже третий сезон подряд, откровенно скучает. Сценарий праздника он выучил наизусть. — Эта, которая в купальнике, она детей танцевать учит, вот в прошлую смену "Макарену" показывала. А сейчас всех из брандспойта поливать будут. На речку поведут, а там все наше руководство утопят. Руководство здесь каждый год топят, по просьбам детей. В культовом фильме "Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен" пионер всех времен и народов Костя Иночкин ни за что не хотел покидать родной лагерь и даже после официального изгнания упирался руками и ногами, лишь бы продержаться в нем еще хотя бы пару суток. С тех пор мало что изменилось. Большинство детей, кто хоть раз побывал в лагере, всегда мечтает в него вновь вернуться. Медом там, что ли, намазано? — А нам тут нравится! — безапелляционно заявляют два белобрысых пацана, в суматохе оказавшихся под рукой. — Чего ж тут такого особенного? Режим, наверное, приходится терпеть, строем ходить, не утомляет? — Да не, вроде... К режиму мы привыкли, а строем же мы не постоянно ходим. На речку только, ну и в столовую иногда. — Витька у нас еще на кружок ходит, из глины фигурки всякие лепит. — А ты заткнись, пельмень! — Витька хватает своего товарища-болтуна за шею. — Я вчера видел, как ты своей стриженой из 4-го отряда шоколадку подарил. — Кто подарил? Я подарил?! Ах ты баклан! — с этими словами белобрысые начинают мутузить друг друга. — По местам! — голос дружинника быстро приводит Бивиса и Бат-Хеда в чувство. После праздника "пионэры" наперегонки чешут в столовую. А непотопляемое руководство быстро берет приезжих в оборот. — Ой, вы знаете, я так рада, что попала в этот лагерь! — вечно молодая воспитательница Лена просто пышет энтузиазмом. — Здесь все так здорово! Ой, мы так работаем, так работаем! Детки у нас и творчеством занимаются, и фильмы смотрят раз в три дня, и дискотеки у нас! Лена не отходит от нас ни на шаг. — А как у вас в лагере с любовью дела обстоят? — С какой такой любовью? — настораживается Лена — Ах! С любовью! Дружат мальчики с девочками, подолгу дружат, бывает, из года в год приезжают чуть ли не вместе, встречаются! — И чем все кончается? — Ну как чем... — Лену одолевают смутные сомнения. Похоже, что дальше рассказов о любовных записках разговор у нас не зайдет. На дискотеке музон самый разнообразный. Запрещены разве что "Продиджи" (за пропаганду наркотиков) и "ДеЦЛ" (за девичьи ахи-вздохи в песне про вечеринку). Но от реальных ахов-вздохов, как оказалось, такие ограничения не спасают. Термин в танце "пионерское расстояние" канул в лету вместе с одноименной организацией. И теперь современные "пионэры" совершенно не стесняются целоваться на глазах у вожатых. Откуда-то сзади звучит громкий шепот дружинника (преследует он нас, что ли?): — Это еще что! Если хотите настоящие картинки увидеть — приходите к воротам после отбоя, я вам такое покажу! Мы соглашаемся и тут же замечаем на себе суровый взгляд Лены. Ошиблась она в нас: — Так вот чего вам нужно! Если вы приехали гадости про наш лагерь собирать, то идите лучше к соседям (за километр от лагеря есть еще один такой же), вот там действительно кошмар, — Лена переходит на шепот. — В прошлом году я там работала. Там дети сами и спят друг с другом, когда хотят, и вообще... А на днях, говорят, одного мальчика поймали за ОНАНИЗМОМ! Так что идите туда, мой вам совет! Отбойная любовь К вечеру вышел негласный приказ: журналюг (то есть нас) на территорию лагеря после отбоя не пускать. — Э-эх! — вздохнули мы и все равно поплелись к воротам, у которых нас уже ждал наш ангел-хранитель. Вова (так звали дружинника) обрадовался нам как родным. — Я уж думал, не придете! Ладно, заходите, экскурсия за мной. Несколько слов о лагерной охране. Главная задача дружинников, выполняющих функции охраны, — гонять с территории лагеря посторонних. Ответственности за детей у них никакой, а потому скрывать им нечего. В основной массе дружинники — веселые, словоохотливые ребята с самого завода, летом совмещающие работу в лагере с отдыхом. — Хотите, в магазин ночной слетаем? С продавцами поболтаем и вообще? Ближайший населенный пункт — поселок в 800 метрах от лагеря. Именно там находятся жизненно важные для пионеров объекты: круглосуточный магазин и аптека. По словам продавщицы, дети проделывают этот путь раза три в день, естественно, инкогнито. Казусы происходят тогда, когда маршруты вожатых и пионеров пересекаются. На этот раз попался только один, немного испуганный грозным видом дружинников мальчик, волочащий в пакете батон хлеба. На вопрос дружинника Вовы: "Фамилия, имя, отряд!" — мальчик сует руку в карман, извлекает оттуда пачку "Пегаса", протягивает Вове и поспешно удаляется. — Вот уже отдрессировались. Знают, сколько стоит молчание! Аптека, представляющая собой покосившийся сруб с некогда черепичной крышей, порадовала наличием контрацептивов. Из дорогих — парочка западного производства стоимостью 18 р., остальные дешевле, но зато отечественные. — Местные (деревенские) презервативы почти не покупают, а если и приходят, то берут те, что подешевле. Лагерные, наоборот, предпочитают те, что за 18, и покупают сразу две-три упаковки. На обратном пути Вова тычет пальцем в просеку: — А вон туда они на костер ходят. Только комаров до фига, туда в шортах вообще ходить нельзя — обожрут до костей. А пионерам наплевать. Возьмут гитару, коврики и на всякий случай вожатого и идут. Я тут как-то раз с ними ходил. Вообще кошмар. Уши просто в трубочку заворачиваются от их песен. Но для них песни не главное, они же туда не петь, а пить ходят. Прямо вместе с вожатыми, вожатые же тоже люди. Ходи их потом подбирай. Под одним кустом пионеры, под другим — вожатые. Степень одурения одинаковая. Наша ночная вылазка только подтвердила предположение, что настоящая жизнь в лагере начинается после отбоя. Где-то в районе 11 часов на балконы корпусов, крадучись, стали выползать изголодавшиеся по никотину "отдыхающие". Кто-то смолил прямо в открытую, большинство прикрывшись одеялами. В окне показался одинокий нарушитель спокойствия. Нарушитель, в одних трусах и со страдальческим выражением лица, вылил на пол ведро воды (судя по цвету и консистенции, этим ведром уже успели помыть полкорпуса), схватил в руки швабру и, подтанцовывая, начал размазывать грязь по полу. Через несколько минут, явно удовлетворившись результатом "уборки" и швырнув тряпку на батарею, "пионер" смачно плюнул на пол и пошел спать. Между деревьями, пригибаясь, пробегает команда вожатых. Они бегут тихо и аккуратно, придерживая позвякивающие пакеты и стараясь не привлекать внимания дружинников. Скоро и на их улице будет праздник. Ближе к трем часам обыденная ежедневная жизнь уступает место ночной и интимной. По мере наступления темноты на перилах виснут первые "ласточки". Все корпуса двухэтажные: мальчики — на первом, девочки — на втором этаже. Вот и приходится кавалерам каждую ночь проделывать путь с нижнего яруса на верхний. В большинстве случаев именно на этом этапе их и ловят дружинники. На перилах одного из корпусов в лучах фонариков показывается группа "скалолазов", которые, будучи застигнутыми на месте преступления, торопятся в панике ретироваться. Одному, правда, не повезло: зацепившись за трубу, неудавшийся любовник повис на перилах в позе "горного орла на вершине Кавказа". "Орел" минут пять дергается, потом затихает, приходится снимать его — самостоятельно отцепиться от трубы ему так и не удается. — К кому лез-то, Федотов? К Серебряковой, что ли? Ну-ка марш на место, любовничек! У места дислокации старшего отряда дела обстояли намного серьезней. "Пионеры", преодолев "перильный" этап, вовсю наслаждались прелестями взрослой жизни. До слуха долетали скрипы казенных кроватей и восторженные комментарии неслучайных свидетелей. С балкона прямо на головы дружинников полетел пресловутый контрацептив и, не долетая до земли, одиноко повис на ветке дерева. Вслед за первым вылетел и второй, затем недокуренный бычок и банка кока-колы. — И такая дребедень каждый день! — коллега Вована скалит желтые от курения зубы. — По утрам под окнами каких только не валяется! Желтые, белые, синие... О здоровье заботятся! Оставшиеся (очевидно, по веским причинам) на месте работы вожатые старались не уступать ни в чем пионерам. Обнаженная вожатская попа случайно задела цветочный горшок, который, немного колеблясь и пошатываясь, все же решил упасть на газон. — Лишь бы только сами не свалились... На КПП сторож спал, правда, один. По направлению к забору мелкими перебежками проскакал "пионер" и, сиганув через символическое препятствие, спортивным шагом направился в сторону деревни. Начинало светать, вдали показались "отдохнувшие" вожатые, которые, почесываясь, вяло брели по направлению к столовой. Пакетов в руках уже не было. Завтра должен был быть родительский день... Понятно, что за каждым шагом отдыхающего (тем более так разнообразно) подростка уследить невозможно. Да и надо ли это делать? Глотком свободы можно и подавиться, говаривал Робеспьер. Так ведь не давятся же. Курят? Бывает. Выпивают? А кто без греха? Занимаются сексом? Так ведь они теперь в медицине больше нашего понимают! Что ж теперь делать? Главное, что никто на жизнь при этом не жалуется, а значит, все в порядке. А то, что взрослые порой вмешиваются, так это только от зависти. ЛОШАДЬЮ ХОДИ! Марина Юрьевна Нефеденкова. Врач-психиатр московского телефона доверия 283-51-60. Ситуация с этим лагерем очень типична. По своему опыту я знаю, что бесконтрольное раскрепощение "деток" в "оздоровительных" учреждениях на сегодняшний день отнюдь не редкость. В семье роль стоп-крана, хоть как-то ограничивающего поведение ребенка, выполняют родители. Когда же чадо оказывается вдалеке от дома и над ним перестает висеть дамоклов меч родительского присмотра, происходит своеобразное освобождение. Ребенок упивается свободой как может, и это зачастую приводит к весьма неожиданным последствиям, таким, как нежелательная беременность, например. Свобода как бензопила — чтобы не искалечиться, нужно по крайней мере научиться ей пользоваться. К самостоятельности ребенок должен привыкать постепенно. Детей нужно учить быть взрослыми, а не выливать на их головы "ведро" свободы, которым не искушенный во всех жизненных тонкостях "пионер" может и захлебнуться. Елена Гридина. Педагог-психолог В наше время взросление детей происходит стремительно. Ребенок в представлении родителей кажется еще маленьким, а у него мозги и замашки взрослого человека. Многие родители порой даже не догадываются о том, что творится в лагерях отдыха, и думают, что со времен их пионерской юности ничего не изменилось. В представлении родителей лагерь — это режим. С утра зарядка, построение, кружки. И, следовательно, на всякие "шалости" времени, по их представлению, у ребятишек нет. К тому же родители чересчур полагаются на воспитателей, ведь большинство современных родителей воспитаны в системе детского сада. Максимум, что тревожит родителей, — это невкусная еда или злая воспитательница. Михаил Лобковский, психолог семейной консультации За последние 10 лет возраст, в котором подростки вступают в половые отношения, заметно снизился. В среднем он составляет сейчас около 15 с половиной лет. С опозданием почти в 30 лет у нас началась-таки сексуальная революция, и подростки принимают в ней не меньшее, а порой и большее участие, чем взрослые. При нынешнем уровне сексуальной свободы многие родители наивно продолжают полагать, что если они будут запрещать своему ребенку даже думать о сексе (не говоря уже о том, чтобы заниматься им), то начало половой жизни само собой отодвинется на неопределенный срок. На самом деле происходит наоборот — запреты только провоцируют желание их нарушить. Сам пионерский лагерь не всегда выступает в роли провоцирующего начала. Наверняка большая часть тех подростков, о которых идет речь, имела половые отношения до лагеря. Просто в домашних условиях подростку сложнее реализовывать свои потребности: например, у него нет квартиры, где можно было бы преспокойно заниматься сексом. В обычной жизни ребенка окружают школьные и дворовые подруги и приятели, которые чаще всего не рассматриваются им как объекты сексуального влечения. А в лагере подросток встречает множество особ противоположного пола, с которыми после отъезда из лагеря он никогда не встретится, здесь над ним не довлеют ни школа, ни родители. Чтобы быть спокойным за ребенка, отправившегося в лагерь, родители не должны при воспитании своего чада идти по пути наименьшего сопротивления и запрещать все что ни попадя, делая детей инфантильными, то есть неспособными отвечать за свои поступки. Если в семье между родителями и ребенком складываются демократичные и доверительные отношения и дети не боятся своих родителей, то есть шанс, что, попав в такой пионерский лагерь и увидев, что сексом занимаются другие, ребенок сам для себя решит, надо это ему или не надо. И это будет его взрослый и осознанный выбор.



Партнеры