ОСОБЕННОСТИ МОСКОВСКОГО ВОДОПОЯ

31 июля 2000 в 00:00, просмотров: 262

...Раннее утро. На водозаправке — длинная очередь. —Больше 30 литров в руки не наливать! — волнуется народ с канистрами. — Вчера опять воды не хватило... Заправщик с лоснящейся физиономией выглядывает из окошка: —Не орать! Дискриминацию давно отменили. Кто сколько хочет, пускай столько и покупает. "Гнида, — ворчат в толпе. — Сам сидит на воде. Попробовал бы в очереди постоять! Надо же придумал: воду без ограничений..." Это не сцена из фантастического рассказа. Это вполне может случиться в любом городе нашей планеты. Уже сегодня многие страны мира ощущают серьезную нехватку питьевой воды. Не за горами тот день, когда чистая вода станет таким же предметом экспорта, как нефть, газ и другие полезные ископаемые. России в этом смысле повезло. Как и по прочим подземным залежам, по запасам пресной воды мы занимаем 2-е место в мире. Тем не менее проблем с водообеспечением у нас хватает. И одна из главных (для нашего региона) — взаимоотношения Москвы с областью. Без них, как и без воды, и ни туды и ни сюды. ТИХИЕ ЗАВОДИ Особенность Москвы в том, что она не имеет своего персонального "колодца". Вся ее питьевая вода транзитом проходит через Смоленскую, Тверскую и Московскую области. Основными "поителями" столицы служат Москва-река с ее притоками и Верхняя Волга. Москва-река через свой приток Рузу дополнительно подпитывается из Вазузской гидросистемы, включающей Зубцовский гидроузел, водохранилище в пойме Вазузы и канал Яуза—Руза. В 80-е годы планировалось дополнить эту систему еще одним водохранилищем на Волге, неподалеку от Ржева, но этот проект был остановлен протестами общественности. В общем, прежде чем попасть в московскую квартиру, вода мало того что черпается из открытых, незащищенных источников, так еще и проделывает немалый путь. Естественно, это не способствует улучшению качества воды. Поэтому водохранилища нуждаются в элементарной поддержке. Поскольку находятся они на территории самостоятельного субъекта — Московской области, то получается, что очищать и беречь воду, которую пьют жители столицы, должны в основном за областные деньги. Надо сказать, что область и Москва уже несколько лет не могут прийти к консенсусу относительно того, кто же должен платить за содержание водохранилищ. Лишних денег сегодня нет ни у кого. А тут еще Москва усиленно лоббирует строительство новой, так называемой Южной водопроводной системы (река Ока). Этот объект, пройдя от Серпухова до столицы, по мнению пессимистично настроенных жителей Подмосковья, разрежет область на несколько частей, нарушив весь существующий уклад, структуру хозяйства, транспортные потоки и местное управление. В общем, есть над чем задуматься... * * * Проект ЮВС появился на свет не вчера. На эту тему сломано немало копий и отсижено несколько совместных заседаний правительств Москвы и области. И у тех, кто "за", и у тех, кто "против", своя логика, свои железные доказательства. Противники ЮВС утверждают, что эта система нанесет непоправимый урон экологии (Ока и без того больна), пойменному сельскому хозяйству и экономике области в целом. Сторонники Южной системы убеждают в обратном. Дескать, уже проведены все мыслимые экспертизы, и доподлинно известно, что ничего страшного с Окой не случится. Да и кто собирается губить такую прекрасную реку — символ России... В любом случае сложно сделать однозначный вывод: и по ту, и по другую сторону находятся специалисты, мнению которых можно доверять. Так зачем вообще весь этот сыр-бор? Неужели Москве не хватает воды?.. Основная идея строительства альтернативной водопроводной системы — снабжение защищенной питьевой водой на случай техногенных аварий или терактов жителей Москвы и подмосковных городов: Чехова, Подольска и Домодедова. Действительно, столице необходимо иметь резервный источник водоснабжения: Москва — единственный мегаполис мира, который сегодня пьет из одной трубы. И не просто пьет, а варварски разбазаривает невозобновляемый природный ресурс. Оказывается, мы страшные водохлебы. Каждый день москвичам требуется около 6 миллионов кубометров питьевой воды. Ровно столько же попадает в канализацию, а затем — на городские очистные сооружения. Но это весьма лукавая статистика. Реально мы потребляем гораздо больше. Специалисты оперируют цифрами от 400 до 1000 (!) литров в день на человека. Если учесть, что среднесуточное потребление воды в Европе — около 200—220 литров на душу, получается, что мы чуть ли не в пять раз больше моемся, пьем чай и ходим в туалет, чем жители Парижа или Берлина. На самом деле огромное количество воды (до четверти всего объема) теряется по дороге из-за изношенности водопроводной сети. Определенные убытки наносит и "самостийное", несанкционированное подключение к трубе. Если добавить к этому плохо закрывающиеся краны и вечно текущие унитазы в квартирах и учреждениях, то получатся ужасные цифры. Например, представители общественной экологической комиссии Пущинского научного центра считают, что 1,2 тысячи кубометров воды в сутки — проектная мощность Южной водопроводной системы — как раз пойдут на то, чтобы перекрывать утечки Мосводоканала... * * * И все-таки Москве нужна дополнительная вода. По прогнозам специалистов, численность населения столичного региона к 2010 году составит 16,7 миллиона человек. Для того чтобы "напоить" такую массу народа, понадобится около 8,7 миллиона кубометров воды в сутки для Москвы и 4,45 миллиона кубометров — для области. Несколько лет назад по заданию правительства Москвы и областной администрации был разработан проект Объединенной системы водоснабжения города и области с использованием подземных вод. Тогда было предложено "посадить" часть потребителей на четыре месторождения с суммарными запасами воды в 2,75 миллиона кубометров в сутки. Северное месторождение (бассейн реки Дубны, основная часть скважин расположена по Дубне, Веле, Сестре), Южная группа (долина реки Оки, между городами Серпухов и Ступино), Восточное месторождение (бассейн реки Клязьмы и ее притоков Учи, Вори, Шерны, Киржача) и Западное месторождение (малые реки в Звенигородском районе). Несмотря на явные плюсы — отличное качество и сильную защищенность воды, — проект имел кучу минусов, за которые тут же ухватились экологи. Главными аргументами "экзаменаторов" против Объединенной системы водоснабжения стали: угроза исчезновения малых рек, изменение состава почв, образование депрессионных воронок. Так что на идею "водного" объединения Москвы и области "забили". Хотя спору нет: артезианская вода не в пример лучше волжской... На самом деле в случае аварии или диверсии столица вполне может перейти на пользование подземными водами. Запасы таких вод в Москве есть. И их вполне хватит для того, чтобы город не погиб от жажды и засухи. Мало того, "выкачивание" воды из-под города даже принесло бы пользу. Значительная часть зданий и сооружений в Москве уже страдает от подтопления грунтовыми водами. Согласно прогнозу, сделанному в начале 90-х геоцентром "Москва", к 2010 году это бедствие должно охватить примерно половину территории города. Но проектом подземного водоснабжения — кстати, куда более дешевым, нежели ЮВС и Объединенная система водоснабжения, — почему-то заниматься не хотят. * * * Все вышеописанные предложения по снабжению Москвы и области питьевой водой — не что иное, как попытка затеять грандиозное строительство с освоением грандиозных средств. На фоне нынешнего безденежья гидрогеологов (бюджетом на их нужды не выделяется ни рубля) участие в подобных проектах было бы просто счастливым лотерейным билетом. И, возможно, какой-нибудь из вариантов по водоснабжению все-таки утвердили бы, несмотря на бурные протесты экологов и общественности. Но сегодня изменилась политическая ситуация. Область больше не хочет быть младшим братом столицы — она желает стать равноправным партнером, с четко оговоренной долей участия. Подмосковье совершенно справедливо опасается стать заложником "водных" интересов Москвы. Водные ресурсы сегодня бесплатные, а значит, ничейные. Отсюда и все проблемы. По мнению экс-министра природных ресурсов России Виктора Орлова, просто необходимо установить жесткую плату за пользование водой. Кстати, она платная во всем мире. Да и мы вот уже несколько лет как покупаем воду. В бутылках. Между прочим, она оказывается подороже бензина. (Представляете, какой это выгодный бизнес? Сел на скважину и качай воду. Вот только какой навар от этого имеет государство?..) Говорят, что если вода в нашей стране перестанет быть дармовой, то бремя основных платежей ляжет на нас, потребителей. А значит, непомерно взлетят тарифы. Но мы и так платим. Причем, что бы ни говорили чиновники, как бы себя в грудь ни били, тарифы берутся "с потолка". Невозможно проверить, сколько реально перекачал воды (и сколько воды ушло в землю) Московский и любой другой водоканал. Условно схема платежей за ресурс может выглядеть так: эксплуатационник (в нашем случае Мосводоканал) платит за воду при входе в город (деньги идут области), затем берет плату за качественно очищенную воду, которую "сливает" другим регионам (деньги достаются Мосводоканалу). Часть вырученных средств можно аккумулировать в "водном" фонде. И уже за счет этих денег финансировать решение всех проблем, связанных с водой: судоходство, рыболовство, энергетика, наводнения, берегоохранные зоны и т.д. ...России повезло с водными ресурсами. Но это не значит, что мы должны разбазаривать свои богатства направо и налево. Как и нельзя ставить одни регионы в заведомо невыгодное положение по сравнению с другими. Москва и область в плане водоснабжения "связаны одной цепью". Поэтому любые решения должны приниматься совместно. Область не может превратиться в болото из-за утоления жажды москвичей. Тем не менее жителям столицы просто необходим питьевой резерв. Серии терактов наглядно продемонстрировали, что город уязвим. Между прочим, Кремль "сидит" на артезианской скважине. Может, поэтому вопрос об альтернативном водоснабжении столицы так и остается открытым?..




Партнеры