КРАСНЫЕ ГЛАЗА ЭРОТИКИ

5 августа 2000 в 00:00, просмотров: 297

Известно, что первый в истории фильм — это прибытие поезда, заснятое братьями Люмьер. Но не все знают, что первая в истории фотография — это изображение обнаженной женщины. И если кино (совершенно неожиданно для его создателей) превратилось в индустрию развлечений, то с фотографией все было понятно сразу. Каким образом начали ее использовать, таким и продолжили. То, что в начале прошлого века было поводом для судебного разбирательства, сегодня издается в больших красивых альбомах. По продававшимся некогда из-под полы черно-белым картинкам можно судить об эпохе. Отсюда следует вывод, что через несколько десятков лет несомненный художественный интерес будут представлять и открытки, снятые в наши дни. Мы не будем ждать столь долго и исследуем их прямо сейчас. Итак, какие же трансформации пережила за полтора века та первая открытка с голой бабой? Прежде всего она больше не продается ни из-под полы, ни легально — на виду лишь какие-то злосрамные календарики с силиконовыми зомби. Живой нерв искусства, как обычно, бьется в подполье, теперь значительно более глубоком, чем до сексуальной революции. Наиболее актуальным видом эротической фотографии сегодня уместно считать не постановочные кадры Гельмута Ньютона или Херба Ритца, а любительские "10 на 15", с красными глазами и расплывающимися краями. Вот где фантазия, вот где чувство и страсть! Пресыщенность обнаженной натурой как рукой снимает, стоит глянуть на то, как изгаляются наши с вами соотечественники, которых каждый день видишь в метро. Таким образом, возможно, что о нашей эпохе эротоманы будут судить по фотографиям, снятым на "мыльницу" в малогабаритных квартирах. ...Ушли в прошлое времена фотоувеличителей, ванночек с фиксажем, глянцевателей и бачков. Всех их заменила машина, бесстрастно шлепающая ваши голые прелести. И ныне к двум обычным участникам — фотографу и модели — тихой сапой подключился как минимум еще один человек — работник пункта проявки. Один из таких анонимных партнеров безвестных фотохудожников — мой приятель Алексей, работник пункта проявки и печати. Идея собрать небольшую коллекцию зрела у него давно, и сделать это можно было в любой момент — поток порнухи, проходящей через его машину, за пять лет не иссякал ни на минуту. Тут и полузасвеченные кадры, снятые на жалкие "мыльницы", и вполне качественные постановочные снимки, сделанные профессиональными фотоаппаратами. И, наконец, несколько месяцев назад идея все-таки сформировалась... На то, чтобы полностью заклеить туалет холостяцкой квартиры кадрами 10х15, ушло менее чем полгода. Теперь санузел Лехи можно легко выставить в музее Помпиду — аналогов ему в мировом авангарде не существует. Пока же его по достоинству оценивают друзья и собутыльники, и массовой экскурсией сюда начинается любая вечеринка. Я тоже удостоился этой чести, и теперь важно стою посередине сортира, слушая Лехины комментарии из коридора: — Самое обычное, что нам приносят, — это школьниц, плавающих в пене, с голым бочком и неумело наложенным макияжем. Подруги время убивают, пока уроки прогуливают. Хотя что-то и в этом есть: девочки порой приличные, в обшарпанной совковой ванной выглядят совсем неплохо. Это вам не реклама мыла "Люкс" — настоящая жизнь... Трепетными нимфетками покрыта вся дверь. Во, оказывается, сколько уже девочек созрело... Но малышки в пене — это только начало. С возрастом страсти значительно распаляются. — Очень многие фотографируют голышом сами себя, — Леша показывает на скособоченные лица и туловища странных пропорций. — Аппараты сейчас почти все снимают с отсрочкой, стало быть, в одиночку это легко сделать. По большей массе таких легко понять — их тушки фотографировать не у каждого рука поднимется... Да уж, девы с приличными телами в туалете Лехи — редкость. Но сольное исполнение — не самый интересный номер в фотоцирке. Гораздо интереснее становится, когда в кадре присутствуют два и более человека. Все, кто пытался снимать свои собственные, как говорят на Западе, "интимные видео", быстро убеждался, что соитие красиво — это искусство, доступное только людям талантливым или как минимум опытным. В лучшем случае получается зрелище смешное, а обычно — так и просто жалкое. В этом плане фотография имеет неоспоримые преимущества — из 36 кадров хотя бы несколько могут получиться приличными. — Обычно парень с девушкой фотографируют друг друга, и интересно по пленке отслеживать, как развивался сюжет вечера. Были тут два персонажа, чуть ли не раз в неделю по несколько пленок таскали. С виду — самые обычные ребята. Я уж еле удерживался, чтобы им подмигивать не начать, — а ну как носить перестанут. Один такой сюжет водопадом льется с потолка и до пола. Вот девушка делает страшно эротичное лицо и поднимает стакан. На следующей карточке ее мальчик игриво кладет пальчик в ротик. Девушка снимает джинсы, отклячив задницу в сморщенном бельишке. Юноша втягивает пузо и топорщит руки загогулинами — типа Арнольд (а очень похоже на Кощея Бессмертного!). Девушка в одном лифчике изображает стриптиз вокруг ножки стола. Кавалер заматывается в покрывало и кокетливо высовывает волосатую ногу... Все заканчивается непонятно чьей расплывчатой мордой, лезущей в объектив целоваться... Дальше начинаются парные снимки, но за десять секунд отсрочки трудно создать естественную композицию, поэтому пара на диване все 36 кадров выглядит на редкость комично. И — красные глаза... Вариант тетя-дядя в общих чертах знаком почти всем, тут огород городить не из-за чего. Бывают и более увлекательные расклады. — Довольно много несут групповух. Обычно на фотографиях две пары в разных комбинациях, средний возраст — лет тридцать. Как видишь, целую стену под них отвел. Леха гордится стеной совершенно справедливо, потому что групповухи сняты получше, чем "один плюс один". Удивительно, что этому пороку предаются люди действительно не первой молодости. (А потом они еще будут рассказывать про распущенное юное поколение!) Больше трех человек в одном кадре не появляется. Обычно это пара примерно одного возраста, тоже лет около тридцати, и кто-то еще помоложе — сочные девушки либо накачанные мальчики. Наверняка те самые, из объявлений про "досуг". Очень познавательно, но снято неаккуратно. Потолок отдан сексуальным меньшинствам — то ли это самое почетное место, то ли на него смотрят меньше всего. — Этой публики хватает, — тычет пальцем Алексей. — Правда, контингент один и тот же, сам посмотри — разных лиц и десятка не наберется. "Ребята", стоит отдать им должное, гораздо изобретательнее в поиске нетрадиционных ракурсов и позиций, нежели традиционалы. Наверняка долго разрабатывают стратегию, прежде чем браться за камеру. И если гетеросексуальные пары порой ограничиваются так называемым "мягким" порно, то геи никогда на полпути не останавливаются и если уж начинают фотографироваться, то действуют без компромиссов: никаких коленок, стыдливо выглядывающих из пены, вы тут не найдете. Чего я еще не нашел, так это голых детей и зверей. Может, Леха их под бумагой прячет? — Детей ни разу не приносили — ты что, это ж статья! А всякие плети с кожей попадаются довольно часто, но я их не собираю. Ошейники вот зачастили в последнее время... Интересно, что за садо-мазо-фотографиями приходят обычно хрупкие девушки, а на снимках они пинают здоровенных мужиков. Да если бы просто пинают... Какова же дальнейшая судьба непристойных кадров? Часть, как уже говорилось, оседает в туалетах сотрудников приемных пунктов. Сами заказчики рассовывают их по альбомам, которые потом смотрят длинными зимними вечерами в тесном кругу. А для широкой публики извольте — Рунет. Он прямо-таки набит любительской порнографией. Телефонная связь в основном не позволяет поддерживать передачу видео по сети, а вот фотографий — сколько угодно. В основном модели и авторы анонимны, хотя считается, что они осведомлены о том, что их тела выставили на обозрение всего честного Интернета. Порыться стоит — вдруг там найдется пара кадров с прошлогодней пьянки, да-да, когда еще никто потом ничего не помнил... Или просто делал вид, что не помнил... Ну и просто удовольствие получите — все-таки актуальное искусство.



Партнеры