ФАБРИКА ГРЕЗ

7 августа 2000 в 00:00, просмотров: 304

Я, СНОВА Я И ИРЭН (Me, Myself & Irene) После почти месячного перерыва, связанного с и без того огромным количеством кино на XXII Московском кинофестивале, рубрика "Фабрика грез" возвращается на полосы "МК". Как и прежде, каждый понедельник она будет рассказывать о новинках отечественного кинопроката и околокиношной кухне. Братья Фарелли — авторы таких скандальных картин, как "Тупой и еще тупее" и "Кое-что о Мэри", — вернулись. И вернулись не только на экраны с новой комедией, но еще и к истокам: как и в первом своем фильме, основной упор они сделали на гуттаперчевого Джима Керри. Мягкого и безобидного офицера полиции Род-Айленда Чарли Бэйлигейтса окружающие доводят-таки до ручки, и в парне просыпается второе "я" — наглое и противное, именующее себя Хэнком. И мало того что две эти личности с трудом уживаются в одном теле — обе к тому же умудряются влюбиться в одну и ту же девушку (Рене Зеллвегер, нынешнюю пассию Джима Керри). Теперь Чарли и Хэнк бьются не только за контроль над телом, но еще и за расположение избранницы. Как видите, уже сам сюжет дает практически неограниченные возможности для кривляний Джима Керри, чем режиссеры активно и пользуются. Не брезгуют они и главным оружием из "Тупого и еще тупее" и с удовольствием шокируют зрителей, причем часто в ущерб всему остальному. Есть и парочка совершенно отвратительных сцен, от которых особо чувствительным станет просто дурно. Короче, все, что есть в первом фильме братьев, перекочевало и в последний. Может быть, это и неплохо: поклонников такого кино найдется предостаточно, так что с кассой проблем не будет. Но в любом случае это — возврат в прошлое, что уже минус. С другой стороны, это четвертый фильм Фарелли, а хиты у них выпадают на нечетные числа, так что будем ждать следующей работы. КУТЕРЬМА (Topsy-Turvy) Чем славится английское кино? По крайней мере не гонками, стрельбой и спецэффектами, так что этого здесь нет и в помине. Зато всего остального — навалом. Прежде всего это костюмы и грим, за что лента получила в этом году "Оскары". А еще в двух номинациях — декорации и оригинальный сценарий — ее прокатили. Причем это была уже третья неудавшаяся номинация Майка Ли: до этого он выдвигался в 1997-м как режиссер за "Секреты и ложь". На дворе — 80-е годы прошлого столетия. Братья Люмьер еще не изобрели кино, зато в быт потихоньку входят телефоны и резервуарные ручки. Главным же развлечением лондонцев (да и провинциалов) остаются театр и опера, и безоговорочный лидер в этой области — театр "Савой". Хотя в последнее время давним соавторам Гилберту и Салливану не удается повторить былых успехов, критики обвиняют их в исписанности, а публики на представления приходит все меньше. И в такой ситуации тандем выдает один из своих главных хитов — оперу "Микадо". За всей подноготной ее создания нам и предлагают подсмотреть. Конечно, сюжет здесь не балует интригами и неожиданными поворотами — жанр все-таки не тот, — и за два с половиной часа успеваешь об этом пожалеть. С другой стороны, случается это от силы раз-два и на общем впечатлении почти не отражается. Зато потрясающие костюмы, почти реальные сцены из опер (а скорее, оперетт), а главное — полное погружение в ту эпоху запоминается надолго, а это дорогого стоит. ТАБУ (Gohatto) Никакая это не девушка, а настоящий самурай. В последнее время нас просто закормили японским кино — как бы не переборщить: все-таки подобные вещи хороши в строго ограниченных дозах. Хотя сказать, что "Табу" стал лишней каплей, язык не повернется: все-таки фильм сделан на самом высоком уровне, и то, что Золотую пальмовую ветвь в Каннах он уступил "Танцующей в темноте", ничуть не умаляет его достоинств. Единственное, что немного смущает, — как-то слишком много среди самураев оказалось "голубых": такое ощущение, что и японское кино оказалось подвержено мировой моде. В ополчение императора поступают два юных самурая, причем оба, как вскоре выясняется, несколько нетрадиционной сексуальной ориентации. Поначалу на это никто особо не обращает внимания, но когда за одним из новобранцев начинают ухаживать уже и офицеры, а тем более начинаются убийства, приходится принимать экстренные меры.



    Партнеры