НЕТ, Я НЕ ДОНЖУАН...

7 августа 2000 в 00:00, просмотров: 211

Когда всходила его звезда, слово "секс-символ" еще было под запретом. Но на женщин он всегда производил неотразимое впечатление. И он сам, и его герои. "Маленькие трагедии", "Сильва" и "Зимняя вишня" — сколько ролей сыграно, он сам уже не помнит: больше семидесяти... Теперь все это в прошлом. Ивар Калныньш живет в Риге, в Россию ездит чуть ли не каждый месяц, хотя и жалуется, что дорого. При встрече с ним быстро рассеивается иллюзия, что перед вами — донжуан, губитель женских сердец. Таким он предстает разве что в той иллюзорной, киношной жизни. В жизни обычной Ивар немногословен, даже холоден, как истинно северная звезда, и в этом весь он — реальный, а не навеянный экраном образ. -Ивар, наверное, вам трудно жить вне кино, ведь прежний кинематограф умер? — Для меня — нет. Не могу пожаловаться на то, что остался невостребованным. По-прежнему играю в рижских театрах и по-прежнему снимаюсь в кино — и в Латвии, и в России. Только за последний сезон снимался в трех российских постановках: "Состояние аффекта", "Восток—Запад" и сериале "С новым счастьем". В Латвии играю в телесериале "Билет до Риги". Это такая латвийская мыльная опера на семейный лад, слегка ироничная. Еще готовлю к выпуску диск со своими песнями. — Ивар Калныньш поет?.. — Всегда пел. Просто как певец я не был известен в России. Правда, несколько моих песен до того появлялись на разных пластинках, но я всегда хотел выпустить собственный диск. Теперь есть такая возможность. Можно сказать, давняя мечта осуществилась. — И как же вы дошли до жизни такой? — Смолоду поступил в Рижскую консерваторию, где и научился профессионально играть на гитаре. То, что я с первого же курса начал сниматься в кино, получилось как-то само собой. В общем, живу с тех пор двойной жизнью, стараясь сочетать кино с музыкой. В Латвии, наверное, нет ни одной эстрады, зала, красного уголка или даже колхозного клуба, где бы я не спел. Сейчас иногда стал выступать в престижных найт-клубах: другое время — другая публика... — И на каком языке вы поете? — Двуязычен, как и в жизни. На диске приблизительно половина песен будет на латышском, остальные — на русском. Пишут для меня Артур Маскат и Улдис Дабелниекс, есть у меня в репертуаре несколько песен Раймонда Паулса и несколько латышских народных песен. — В России тоже пели? — Совсем недавно меня пригласили сняться в видеоклипе вместе с группой "Стрелки". Я согласился и ничуть не разочарован. "Стрелки" оказались очень веселыми и приятными в общении девушками. Позже, когда у них было шоу-представление в концертном зале "Россия", я вел их программу. Там же и выступал в качестве певца. — Кстати, о девушках. Это, конечно, штамп, но Ивар Калныньш считался одним из секс-символов советского кино... — Ну, были, конечно, поклонницы: и на улице караулили, и записки подбрасывали — всякое случалось. Только, на мой взгляд, девичий романтизм все это... — Но влюбляться-то влюблялись? — Еще бы! В школе я влюбился в учительницу, но она, к сожалению, не поняла моих чувств. Так что до секса дело не дошло. Я, видимо, тогда до этого еще не дозрел. — Ивару Калныньшу отказала учительница?.. — Хотите честно? — Конечно. — Ну так вот, предпочитаю на подобные темы не распространяться. — Тогда поговорим о семье. — Сейчас я женат вторым браком. Моя вторая жена, Аурелия Анужите, тоже актриса, сейчас играет в новом рижском театре. Я познакомился с ней семь лет назад на съемках. С тех пор мы вместе. Детей трое, сейчас еще и внук появился. — Так вы дедушка? — А что, хорошее амплуа, мне нравится. И мне, и моей старшей дочери, и ее сыну. — И что, больше на девушек не заглядываетесь? Как насчет блондинок или брюнеток?.. — Заглядываюсь на свою жену. Она, кстати, только что покрасила волосы. Вообще, что блондинки, что брюнетки — так я, скажу вам, в этом смысле откровенный дальтоник... — Ну а в театре и кино по-прежнему играете героев-любовников? — Увы, видимо, любви на сцене мне не избежать. Она всегда приходит, независимо от того, какую роль я играю. Даже в кровавых детективах, как тот, где я сейчас снимаюсь... — Кстати, раньше фильмы Рижской киностудии в России были очень популярны... — Сейчас на Рижской киностудии выгодно только кататься на роликах. Снимать там кино дорого, и потому павильоны пустуют. Правда, в последнее время появились небольшие кинокомпании, которые хоть что-то снимают. Но это в основном малобюджетные ленты. — Что ж, деньги правят миром — и кино в частности... — Кино всегда не хватало денег. Даже в советские времена. В фильме "Театр", который мне дорог, где я снимался, у актрис были замечательные наряды. Но замечательными они были только спереди. Из-за недостатка средств костюмерам приходилось сооружать сложные конструкции, которые сзади держались только на силе воли и одной-двух булавках. Как-то на Эльзе Радзине эта булавка подвела, и платье прямо во время съемок с нее свалилось — представляете?.. — Несколько лет назад казалось, что киноискусство на постсоветском пространстве вообще перестанет существовать... — Сейчас в Латвии создан фонд "Культур-капитал", на который перечисляется часть доходов с алкогольной и табачной промышленности. В принципе это даже не нововведение: подобные фонды существовали в Латвии еще до войны. Надеюсь, это как-то исправит положение, тем более что его работа уже чувствуется. — Вы — светский человек, бываете на крутых тусовках? — Смотря что понимать под словом "свет". Если новую буржуазию, всякие презентации или посольские приемы со смокингами и бабочками, то — приходится. — Но при всей своей известности Ивару Калныньшу удалось избежать скандалов... — А конспирироваться надо лучше. Да и наши папарацци очень ленивые, мышей не ловят. И на том спасибо. — Вы богаты? Много тратите? — Можно сказать, что я творчески богат. В остальном, в смысле финансовом, скорее обеспечен. Самая моя крупная покупка за последнее время — автомобиль. Купил себе "Сааб-9000". Ну, есть своя квартира в Риге и загородный дом. — Сейчас модно и практично нанимать прислугу. У кого есть деньги, конечно... — Тарелки я сам за собой мою. И вообще привык по дому все делать сам. Советская привычка, наверное... — Друзья в России у вас остались? В Москве бываете? — Друзей много — из известных имен, например, Виталий Соломин. Мы, кстати, сейчас вместе с ним сейчас работаем над театральной постановкой. Беда в том, что удовольствие побывать в Москве для меня теперь платное: триста долларов в год за визу. Обидно, что в западные страны у нас безвизовый выезд, а с Россией, с которой нас столько связывает, — визовый режим. Который, судя по всему, в ближайшее время отменять не собираются... — Не сочтите за комплимент, но вы прекрасно выглядите. Как будто не было этих десяти лет. Открыли секрет вечной молодости? — Просто стараюсь поддерживать форму: обычная физзарядка. "Ночная физкультура" тоже очень помогает. Ну, вы понимаете... А в остальном имею массу вредных для здоровья привычек. Курю вот много, причем все подряд: сигареты, сигары, трубку... Не прочь посидеть с друзьями за стаканчиком. Живу без ограничений — может, это и есть секрет?.. — Вы счастливы? — Пожалуй, да. — Это благодаря кино? Или музыке, которая дает хлеб насущный? — И музыке тоже. А что до хлеба насущного, то я еще неплохой столяр, каменщик и механик. Всему этому меня еще отец научил. Так что я спокоен за свое будущее: со мной все в порядке. Рига.



Партнеры