ГРУППОВУХА ПО-НЕМЕЦКИ

8 августа 2000 в 00:00, просмотров: 541

Крупнейшее на континенте "гнездо разврата" приютилось в паре остановок от легендарной католической святыни — Кельнского собора. На 9000 кв. метрах "комбината секс-услуг" в трудах неправедных пребывают 130 блудниц. В их распоряжении кафе, парикмахерская, маникюрный салон, секс-бутик, солярий, прачечная, а также открытая площадка для солнечных ванн, с пивом и шашлычком. В часы пик либидо сгоняет сюда до 200 "алчущих и страждущих" одновременно. Колоссом навис над серостью пролетарских кварталов Кельна бетонный фаллос многоэтажки цвета Седьмого неба. С наступлением ночи на уровне его четвертого этажа призывно вспыхивает алая неоновая вывеска "PASCHA". На нее как мухи на мед летят и бюргеры, и заезжие гости расплескать поднакопившуюся за трудовой день удаль да испепелиться в объятиях "ночных бабочек". Голубоглазая, похожая на падшего ангела Сашенька одна из них. Сама из России. Своим родителям пишет, что работает официанткой. Они верят или делают вид, что верят. Сашенька говорит, что развратил ее "Дикий Запад". Когда-то она приехала в Германию в гости, познакомилась с соотечественницей, работавшей в одном из альковных заведений, и та дала адрес местного бордельчика. Затем Сашенька приехала вновь и уже сознательно пошла в сферу секс-услуг. Закончился ее "трудовой путь" в "Паше". Надо сказать — "Паша" это явление особое. Устроен он как "секс-Макдоналдс": никаких очередей, всегда на выбор свободные девочки, всегда в наличии номера, словом — все для быстрого секса. В кадрах "Паша" недостатка не испытывает. И немудрено, ведь большинство девочек, которые здесь обслуживают, отнюдь не немки. По данным, опубликованным в немецких СМИ, всевозможные "турбюро" и бюро по трудоустройству для девушек заманивают в Германию все больше женщин и девушек из стран Восточной Европы и заставляют их заниматься проституцией. А вот, например, статистика министерства по социальным вопросам Баварии: за последние годы криминальная торговля "живым товаром" увеличилась в десять раз. В 1998 году в Германии было раскрыто 1265 случаев поставки "девочек", в то время как девять лет назад только 174. Реальное количество блудниц поневоле намного выше, поскольку далеко не все они регистрируются полицией. Эксперты утверждают, что в странах Европейского Союза занимаются проституцией около полумиллиона женщин, большинство — из стран Восточной Европы. И все же "Паша" — особый случай. Здесь берегут реноме заведения, и просто с улицы блудницы сюда не попадают, большинство имеет за спиной стаж других, тоже "респектабельных" борделей. То есть ведущих свой секс-бизнес легально. Такие бордели платят налоги, а девочки проходят обязательный медосмотр и регистрацию. Прописаться в "Паше" могут только те, кто на законных основаниях живет и работает в Германии и кому не меньше восемнадцати. Паспорта остаются у портье в ячейках для ключей, как и в обычной гостинице. Вход в "Пашу" — по пять марок с носа. Вышибалы молча "просвечивают" всех входящих рентгеновскими взглядами, но не "шмонают", как их коллеги из дискотек или секьюрити на рок-концертах. Коридор. Багровые обои и интимно-тусклая подсветка должны служить пробуждению "основного инстинкта". Вывеска предупреждает: "Наркотики приносить, потреблять и продавать — запрещено". Во всем остальном коридоры такие же, как в любой гостинице или общежитии. Вот только у дверей номеров на табуретах в гостиницах не восседают в купальниках и совсем неглиже томные девы поведения легкого. — Привет, я — Дженни с Ямайки, — воркует, слепя сахарными зубками, стройная и грудастая "шоколадка". "Ну как, герой? Всего 70 марок за полчаса. Групповуха — 120 марок". Подруливает белокурая немка: "Трахаться! Лизать! Сосать! Лапать! Сотка — полчаса!" Ну никакой романтики. Хотя, кому надо, тот ее, эту романтику, в своем собственном понимании, здесь, конечно, находит. Некоторые не хотят "азиаток", а только — немок. Те, зная конъюнктуру, берут дороже, до трехсот марок в час. Немка Шейла с фигурой фотомодели практикует "древнейшую" уже семь лет. До этого она гастролировала по различным борделям. Три года назад оказалась в "Паше", ей понравилось, и она решила осесть. Сколько клиентов принимает за день? Иногда 10—15, а иногда попадается "герр", готовый заниматься секс-гурманством ночь напролет. — Ну и кто же он, среднестатистический "клиент"? — спрашиваю Шейлу. — Счастливо женатые мужчины с двумя детьми, — усмехается она. — Я думаю, что помогаю им сохранить семью. Ведь если мужик заводит любовницу, вторую квартиру, то жена рано или поздно узнает об этом. А пришел ко мне — и все шито-крыто. В кафе-столовке "эрос-центра" среди обедающих полунагих красоток меня приветствовал мужчина в расцвете сил и лет. Это управляющий "Паши", Герман Мюллер. До этого он много лет занимался менеджментом в области гастрономии и в сфере услуг: хозяйствовал в коктейль-барах, бистро и дискотеках, а также заведовал рестораном деликатесов южных морей. Переключиться на секс-деликатесы ему пришлось по случаю. — "Эрос-центр" находится в этом доме уже 28 лет, — рассказывает герр Мюллер. — Однако в начале 90-х дела у прежнего хозяина шли неважнецки, и он продал его. Мой друг купил большую часть дома, пригласив меня сюда управляющим. "Папаша Мюллер" очень гордится, что ему удалось поднять престиж заведения: если в начале 90-х в загнивающем "эрос-центре" трудилось всего 50 девушек, то сейчас здесь 156 номеров. Номер — это комнатка метров пятнадцати, полностью благоустроенная: с душем, шкафом, "сексодромом" и телефоном (если клиент себя плохо ведет, девушке стоит бросить аппарат на пол, сработает сигнал тревоги в охранке, и мускулистые молодцы поспешат на выручку). Интерьер номера каждая украшает на свой вкус и цвет. Заработки — дело трудолюбия и личной совести каждой отдельно взятой особы, и с борделем она не делится. Доход заведение получает от аренды номеров (265 марок в сутки), а также платы за вход (15 млн. марок в год), плюс навар от столовой, секс-шопа и прочего сервиса для проституток. Штат прислуги — охрана, повара и прочий персонал — 40 человек. Сюда регулярно наведываются юрист-консультант и медик. Налог у секс-работниц не от выработки, а фиксированный — 15 марок в день. Все налоговые отчисления в финансовое ведомство происходят автоматически через "Пашу". График работы свободный. В среднем девушки работают 8—10 часов в день, получая в среднем марок 1000—1500. Еще "Паша" уникален тем, что дает "гарантию возврата денег" на случай неудовлетворенности клиента. — Как это происходит? — спрашиваю Германа Мюллера. — Клиент приходит к менеджеру и говорит: мол, извержения не произошло. Девушка плохо старалась. Мы вызываем девушку, спрашиваем, правда ли это, и возвращаем мужику его кровные, вне зависимости от ее ответа. Возвращают деньги клиенту за счет заведения, с девушки их не взыскивают. Но если подобная ситуация повторится трижды, то красавица вылетит вон. Показал мне герр Мюллер жемчужину своего заведения — "Магараджа-клуб". "Иностранных журналистов мы еще сюда ни разу не пускали", — заметил он, прежде чем открыть дверь в дворец наслаждений. "Магараджа" оказался салоном, состоящим из нескольких комнат с занавесками вместо дверей. В полумраке звездного неба-потолка разгуливают в халатиках сладкие красотки. В интерьере преобладают бархат и золото, кресла словно в Эрмитаже, позолоченные статуэтки "угодниц" восточных половых культур. Фаллосы свечек здесь держат утонченные серебряные канделябры. Если сам "Паша" что-то вроде секс-столовки для низов, то в "Магарадже" зависают денежные мешки. Полчаса в раю тысячи и одной ночи стоят — 400 марок, а час — 600. Я не удержался и спросил "папашу Мюллера", часто ли он сам прибегает к услугам девочек и проходится ли ему платить? "Мне? Платить? — откровенно рассмеялся он. — Зачем? Ведь я для них и есть — паша!"



    Партнеры