ОБОЖЖЕННЫЕ ДУШИ

10 августа 2000 в 00:00, просмотров: 528

— Сестренка моя родная там! — женщина с измученным лицом в отчаянии показывает рукой на здание ожогового центра. — Представляете, Оля моя первый день как из отпуска вышла, она продавцом в переходе работала. Так не хотела. Я ей говорю: "Ну и не выходи еще денек". А она... — моя собеседница закрывает лицо руками и плачет так, что разрывается сердце. С самого раннего утра в НИИ скорой помощи им. Склифосовского родственники томились в ожидании известий о своих близких. На их лицах — ужас и горе. Вчера в эту больницу были доставлены 32 человека, пятерых с легкими ранами врачи отпустили домой. Остальные находятся на стационарном лечении, причем трое в критическом состоянии. В одной из палат, куда удалось попасть репортерам "МК", — две молодые женщины. Не из самых тяжелых. У одной сильно обожжено лицо, руки и ноги. У другой — изуродовано тело. Но самое страшное — глаза, застывшие от страха и боли. — Руки горят, — совсем по-детски жалуется Марина, ее лицо — сплошная рана, — и протягивает ко мне руки, замотанные бинтами. — Когда произошел взрыв, мне показалось, что зажглось много-много ламп. И дым. Я не помню, как вышла на улицу. А теперь снова и снова перед глазами встает этот кошмар. — А здесь очень тяжелый больной лежит, — кивает медсестра на соседнюю дверь, — он и говорить не может. Все пострадавшие в состоянии ступора. Некоторые постепенно начинают отходить, но психическое состояние — очень шаткое. Их стараются оберегать от лишних волнений. Но главное для лечения больных с ожогами — донорская кровь. "Испарение влаги через обожженные участки кожи происходит очень быстро. Только физраствором здесь не помочь. Нужна кровь", — поясняет заместитель директора института Михаил Годков. На призыв помочь раненым откликнулись тысячи человек. В Склифе находится основной донорский пункт. По Москве в усиленном режиме принимают всех добровольцев несколько станций переливания крови. Люди с шести утра выстраиваются в длиннющие очереди. Врачи работают буквально в полевых условиях. На одном из столов прямо на улице — сухарики и чай — для сдающих кровь. У иногородних кровь не принимают. Молодой человек настырно пытается пробиться в лабораторию, но его безжалостно выдворяют за дверь из-за отсутствия прописки. В соседнем кабинете вихрастый парень растерянно объясняет врачу, что выпил бутылку пива несколько часов назад, когда еще не знал о трагедии. Его тоже "бракуют". Люди, пришедшие сдавать кровь, неохотно отвечают на вопрос, что подвигло их на этот поступок. "Помогать нужно друг другу, а как же иначе", — говорит мама двоих детей, пришедшая вдвоем с мужем. Совсем молоденький мальчишка, стоящий рядом, сдержанно отвечает: "Моим родным в сентябре прошлого года кровь была нужна — и люди откликнулись. Теперь моя очередь".



Партнеры