ПРАВДА ЗА КРОМКОЙ ПОЛЯ

11 августа 2000 в 00:00, просмотров: 189

Ну почему так? Почему хорошие люди всегда страдают? И абсолютно не по делу. Андрей Николишин приезжает на чемпионат мира по хоккею без подписанного контракта, ударяется о колено соперника, теряет минимум полмиллиона долларов и из-за травмы не попадает на Олимпиаду, о которой всю жизнь мечтал. Скорченного Омари Тетрадзе уносят на носилках — два года уходит на восстановление. И сломался-то в совершенно проходном матче с Люксембургом. А все из-за динамовского поля, которое напоминало полигон для внедорожников. В 93-м Юрий Тишков в кубковой игре с второразрядной "Коломной" получает подлый удар такой силы, что даже обломок кости выходит на поверхность. О той истории написали чуть ли не все газеты и журналы. О том, что было потом, знают немногие... — Когда я сейчас сижу в компании друзей и что-то говорю, они меня часто прерывают, — Юра с улыбкой заводит беседу о грустном. — Мол, ты рассуждаешь как игрок, а на самом деле должен изменить свои взгляды на жизнь. Все! Футбол — в прошлом. Надо о нем забыть! А я еще не могу перестроиться. Не могу осознать, что я уже не футболист! Он долго лечился, хотел вернуться на поле — и вроде бы даже вернулся. Но... не сложилось. Карьера завершилась скандалом, судебным процессом. Обстоятельства опять сработали против него. И тут окончательно стало ясно: надо начинать новую жизнь. Юра закончил первый курс Московской юридической академии, и еще он тренирует детишек в "Торпедо-ЗИЛ". Понятное дело, это занятие не назовешь прибыльным, но самое интересное, что Тишков пока не сумел извлечь дивидендов и на втором, априори весьма выгодном поприще. Когда звонят бывшие коллеги и просят совета по переходу из клуба в клуб, по разбирательствам в спорных денежных вопросах, разве он станет заикаться о гонораре?.. Впрочем, Юре тоже помогали бескорыстно, хотя сам он ни о чем не просил. Вот недавно, казалось бы, посторонние люди, узнав о рецидиве старой травмы, взяли да и подарили мобильный телефон с массой ценных и нужных вещей. А ведь раньше даже не были знакомы... — Юра, а не задумывался над тем, что уже следует сделать выбор между карьерой детского тренера и учебой в юридической академии — ведь совмещать трудно? — У меня пока получается. А что касается выбора... Когда я учился в физико-математической школе, мне тоже говорили: надо решать, куда идти — в футболисты или по стезе науки. Мне же просто нравилось играть по вечерам... При этом я считал: нужно получить образование. Ведь у нас как принято думать: у спортсмена в голове — одна извилина, а это неверно. Я по крайней мере не хотел бы, чтобы обо мне сложилось подобное мнение. Сейчас в равной степени меня привлекают обе мои профессии. После того как казанский "Рубин" не выплатил приличную сумму по контракту, мне пришла в голову мысль о полной незащищенности игроков. С ними, получается, можно сделать все что угодно, и никто не заступится. Твои проблемы — решай как хочешь! Мое судебное разбирательство подтолкнуло меня к освоению новой профессии. Нет, она меня и без этого интересовала, но как бы повод появился. Когда-то Юрия Тишкова приглашал в "Спартак" Олег Романцев. Он выбрал "Динамо". Именно в игре за бело-голубых он получил ту самую чудовищную травму. Его партнер Игорь Добровольский тогда, говорят, заплакал и ушел с поля. Дикий стресс... Человека на твоих глазах лишили возможности играть в футбол, заниматься любимым делом, зарабатывать деньги, наконец. А если бы Юра выбрал не "Динамо"? Да было бы то же самое... Как в рассказе О'Генри: "Важно, не какие дороги мы выбираем, а то, что внутри нас". — Когда-то я хотел стать пилотом. Знал все летные характеристики, прекрасно понимал, что происходит в воздухе... Причем не на дилетантском уровне. Товарищи по команде знали о моем хобби, если так можно выразиться, и смотрели на меня, как моряки смотрят на барометр. Я спокоен — значит, полет пройдет успешно. И вот покидали мы как-то Фарерские острова, а там взлетная полоса очень маленькая, вокруг скалы, небо серое, резкий боковой ветер... А я-то все это вижу и осознаю, какая у летчиков сложная задача. И я стал нервничать, а вокруг люди чувствуют мое состояние. Чуть до паники дело не дошло... Сейчас я уже, конечно, не так сконцентрирован на самолетах, но с сыном авиасалоны обязательно посещаем. Мне это по-прежнему очень интересно. Самое печальное, что несостоявшемуся пилоту пришлось некоторое время передвигаться пешком. Машину он продал и тут же через физическую боль при ходьбе понял: нужна новая операция из-за рецидива травмы. Деньги необходимы приличные, а их нет. Но кто-то наверняка поможет. Не может быть, чтобы хорошему человеку не помогли. — Меня утомляет или даже раздражает, когда малознакомые люди первым делом спрашивают: а как твоя нога? Может быть, у них все искренне, но меня-то тоже надо понять, — абсолютно беззлобно сетует на прощание Юра. Происшедшее с Тишковым можно охарактеризовать как драму, но это был бы слишком односторонний взгляд. Если бы Юра в одночасье потерял трудоспособность раз и навсегда, то тогда — все карты в руки соболезнующим и скорбящим. А так он ведь занялся интересными вещами: педагогикой и... можно сказать, правдоискательством. Ведь в юридическом деле его привлекает совершенно конкретная сторона. Кто знает, может быть, тренерская работа с детьми и защита интересов (язык не поворачивается сказать "бывших") коллег в большей степени позволят ему самовыразиться, чем игра на футбольном поле. Получается, не знаешь, где найдешь, где потеряешь. Хотя все же лучше находить свое место в жизни при других обстоятельствах...



Партнеры