ЭПИДЕМИЯ СТРАХА

14 августа 2000 в 00:00, просмотров: 704

Она работала продавцом в одном из киосков в переходе на Пушкинской. Буквально за секунду до взрыва Наталья отвернулась в поисках нужного товара и не видела первого момента трагедии. В ее памяти остался только звон разбивающихся стекол. Когда она выглянула из своего отсека, то ужаснулась: все киоски рядом с тем, в котором она торговала, были разрушены. И первое, что сделала женщина, — бросилась домой, успокоить больную дочку, которая могла услышать о взрыве и перепугаться, зная, что там находится мама. — Понимаете, — объясняет врач-психотерапевт Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. В.П.Сербского Дина Петровна Демонова, — первая реакция на шок может быть самой разной, в данном случае пациентка была вырвана из канвы событий и первое, что пришло ей в голову, — мысль о ребенке. В таком состоянии люди нередко сосредоточиваются на так называемой довлеющей идее. Для этой женщины главное в жизни — дочка. И первая мысль, естественно, о ней. Когда Наталья оказалась дома, рядом со своим ребенком, ей стало казаться, что поступок ее был не логичен: вместо того чтобы спасать раненых, она просто убежала. И тогда продавщица вернулась на место трагедии, однако она уже не смогла пройти через оцепление и вынуждена была оставаться лишь сторонним наблюдателем. В течение нескольких последующих дней ее не переставало мучить чувство вины, и в конце концов Наталья обратилась к психиатру. — Наталья пришла к нам вместе с дочкой, — рассказывает Дина Петровна. — Та все-таки увидела в новостях подробности происшедшего. Ребенка начали одолевать кошмары, девочка просыпалась ночью от собственного крика. А ее мама боялась идти на работу в этот киоск на Пушкинской. Кроме того, большую роль сыграли черты личности пациентки. Будучи отзывчивой и альтруистичной натурой, она никак не могла простить себе, что не бросилась помогать обгоревшим людям. У нее появились бессонница, беспричинная слезливость, отсутствовал аппетит... Бедная женщина постоянно возвращалась мыслями к происшедшему, причем рассказывала о событиях так, как будто они происходят здесь и сейчас. Психотерапевтам удалось убедить Наталью в том, что самое страшное позади, а злополучный переход — теперь самое безопасное место в Москве, которое усиленно контролируют и охраняют. "...Я боюсь засыпать!" На приеме у врача молодая девушка. В Москву Ольга приехала на операцию: она стала жертвой теракта в своем городе, получив осколочное ранение. Едва выйдя из столичной больницы, подверглась новому испытанию — увидела по телевизору кадры страшной хроники трагедии на Пушкинской и неожиданно для окружающих начала рыдать и биться в конвульсиях. — После первого взрыва, когда она была ранена, Оля не обращалась к специалистам и, понадеявшись на свою крепкую нервную систему, считала, что справилась со стрессом самостоятельно, — комментирует Дина Петровна. — Но достаточно было зрительного раздражителя, чтобы ее психическое состояние пошатнулось. Пациентка приняла горе этих людей как свое собственное, это и вызвало столь бурную реакцию. Еще раньше ее мучили ночные кошмары, в которых она вновь и вновь оказывалась в эпицентре событий. После нового взрыва подобные сновидения возобновились. Дошло до того, что девушка боялась закрывать глаза и тряслась от страха, укладываясь в постель. Помочь в этом случае может только психотерапия. Другая пациентка, чудом оставшаяся в живых (ее прикрыл идущий впереди человек, получивший сильный ожог), до того напугана, что боится пластмассовых стаканчиков, в которых продают напитки. "Мне кажется, — делится она с врачом, — что там тротил и он сейчас взорвется". Взрыв на Пушкинской поселил в сознании людей тревогу. Люди опасаются спускаться в метрополитен, избегают печально известного перехода. Врачи-психотерапевты от подобного синдрома искусственно не избавляют. Боязнь должна пройти сама собой. Что, как правило, и происходит через некоторое время. Но, как объясняет Дина Петровна, страх может быть сильно преувеличенным. Человек живет в прошлом и будущем. Воспоминанием о недавнем взрыве и ожиданием нового. Сказываются и накопленные за последнее время стрессы. На такой почве может развиться истерическая эпидемия страха, которая охватывает целые города. Общество, находясь в подобном состоянии, открыто для внедрения различных абсурдных идей и может, например, пойти на поводу у какого-нибудь религиозного фанатика. Вспомнить все К жертвам теракта психиатрия относит не только погибших или травмированных в результате взрыва, но и всех так или иначе причастных к событиям: родственников потерпевших, очевидцев трагедии, врачей, спасателей, журналистов, примчавшихся к месту происшествия... и даже телезрителей, видевших происшедшее лишь на экране. Тех, кто случайно оказался в эпицентре событий, помимо первого шока в последующие дни начинают мучить бессонница и навязчивые воспоминания о случившемся. Жертва постоянно прокручивает в голове самые страшные моменты, испытывая при этом те же чувства — страх и ужас происходящего. В Психиатрический центр уже начали обращаться тележурналисты, первыми оказавшиеся в переходе после взрыва. Их преследует страх, что то же самое может произойти и с ними. Они своими глазами видели обгоревшие трупы, слышали стоны раненых и людской плач. — Людей, выезжающих на место происшествия по долгу службы, подстерегает дисфункциональный стресс. Переизбыток отрицательных эмоций и напряженный график работы очень сильно сказываются на психическом состоянии. Врачи и психиатры более подготовлены к виду открытых ран и чужого страдания. А вот творческим натурам приходится тяжелее, — рассказывает специалист. Редко говорится о том, что психические расстройства могут встречаться у спасателей. Кого-то из них может, например, преследовать мысль, что он оставил под завалами живого человека... — Одной из самых тяжелых категорий пострадавших являются родственники жертв трагедий, — утверждают врачи. — Первые часы и даже сутки они могут быть очень собранными, мобилизованными. Но со временем пережитое так или иначе скажется. Депрессия, страх, тревога, замкнутость способны проявиться даже через полгода — год. — Всем, кто подвергся сильному эмоциональному стрессу, вызванному происшедшими в центре Москвы событиями, главное — не перегружаться. Уравновесить время работы и отдыха, — советует Дина Петровна. — Прежде всего нужен здоровый сон. Не надо лишний раз бередить душевные раны, лучше избегать телевизионных передач о взрывах. Настройтесь на приятное. Делайте только то, что доставляет вам удовольствие: общение с друзьями и семьей, спорт и, конечно, секс. Разрешите себе радость.



Партнеры