ПРИЮТ ТРАНЗИТНЫХ ПАССАЖИРОВ

15 августа 2000 в 00:00, просмотров: 875

В нашем городе, оказывается, много неизведанных мест. Взять хотя бы заведения культуры. Знаете ли вы, например, что в Москве работают 173 (!) музея? Это не считая выставочных комплексов и галерей, которых еще больше. Впечатлившись столь внушительными цифрами, корреспонденты "МК" решили узнать: а нужны ли музеи тем, для кого они, собственно, предназначены, — людям? В ходе многодневного культпохода мы убедились: городские храмы культуры охватывают буквально все что можно. В Москве есть музеи дождевого червя, кошки, книги, метрополитена, телефонной сети... Или вот, например, Музей воды. Создан он недавно — шесть лет назад. Направляясь в это "научно-культурное" заведение, мы ожидали увидеть колбочки с пробами жидкостей из рек-озер, чудо-фонтаны, услышать любопытные истории о живительных источниках. Увы — нас ждало горькое разочарование. Самым интересным экспонатом оказалась... схема первого московского проекта канализации. В залах — никого. Здесь нет даже музейных бабушек. Наверное, считается, что на экспонаты типа ершей для прочистки канализации никто не позарится. Впрочем, на выходе мы все же наткнулись на кучку школьников. "Сами бы не пришли, — откровенничают с нами подростки. — Классная сказала: или явка в музей, или неприятности на экзамене". Однако... "Такой музей Москве необходим. Сейчас, знаете ли, школьники интересуются экологией, а здесь можно увидеть на схемах, как происходит очистка воды", — уверенно говорит директор. Похожая ситуация и в Музее общепита. Работает он, правда, гораздо дольше — с конца 70-х. С народом тоже негусто, поэтому открыт храм кастрюль и поварешек всего два дня в неделю. Посещают музей все те же школьники да студенты-кулинары. Иногда профессиональный интерес проявляют работники кафе. Что любопытно, экскурсоводы за свой труд не получают ни копейки. Просвещают народ совершенно бескорыстно, из любви к искусству. Гид Иван Петрович (в прошлом директор одного из московских ресторанов) так обрадовался нашему визиту и увлекся рассказом о кулинарии прошлого века, что, не останови его сотрудники, лекция затянулась бы надолго. Странно, но и в Центре-музее Высоцкого тоже полный штиль. Вот где, казалось бы, всегда должны быть люди, но... Скучающая бабулька при виде долгожданных посетителей оживилась и провела для нас экскурсию. "Мало, мало народу в последнее время, — посетовала она. — А раньше что было! Ходили от мала до велика". Еще есть в Москве Музей творчества аутсайдеров (проще говоря, бомжей и душевнобольных). Когда мы пришли, в заведении был ремонт. Но сотрудники музея показали нам некоторые экспонаты и рассказали об их авторах. Выяснилось, что художники "из народа" не ограничивают себя рамками академического искусства, а потому рисуют на чем придется — фотобумаге, фанере, осколках посуды, старых пластинках. Историей театрального искусства, как оказалось, москвичи тоже не очень-то интересуются. В Театральный музей им. Бахрушина за час нашего пребывания забежала лишь одна девушка. Когда смотрительницы музея с обидой в голосе спросили ее, почему она так невнимательно разглядывает реликвии, девушка честно призналась: "Приехала на свидание слишком рано, надо как-то время скоротать..." На вопрос, кто вообще ходит в музей, его работники бодро ответили: "Наш музей любят пожилые интеллигенты и студенты театральных училищ. Бывают дни, когда здесь много посетителей". Видимо, мы пришли не в тот день. Заключительным пунктом нашего "рейда" стал Траурный поезд Ленина. Кстати, паровоз Ильича значительно сейчас потеснили иномарки: музей делит территорию с автосалоном. Как рассказали работники автосалона (музейных сотрудников на месте не наблюдалось), сюда приходят 1—2 человека в день. Обычно наведываются или старички, ровесники самого Ильича, или граждане с Павелецкого вокзала, стремящиеся как-то убить время до отправления состава. Однако власти настроены, не в пример нам, оптимистично. "Если музей работает, значит, он нужен", — сказали нам в Департаменте культурного наследия при Министерстве культуры РФ. Когда Петр Первый открыл кунсткамеру, он зазывал туда народ не кнутом (как современных школьников), но пряником. Вернее, печеньем и чашечкой кофе — их получал каждый посетитель. Мы не призываем современных чиновников действовать такими же методами. Но задуматься, почему большинство московских музеев живет только ради самих себя, кажется, стоит.



Партнеры