ГРЯЗНЫЕ ДЕНЬГИ ДЖИХАДА

16 августа 2000 в 00:00, просмотров: 389

В чеченскую войну вбуханы миллионы долларов. Отнюдь не с российской стороны, у которой таких денег просто нет. Исламский мир щедро финансирует военную кампанию на Северном Кавказе, однако эти деньги порой уходят в песок — ушлые чеченские полевые командиры их попросту воруют и приписывают себе мифические победы над российскими войсками. Счет №10550-2 в кувейтском банке "Бэйд Ат-там-Виль" — самый популярный у чеченских боевиков. Именно на него поступают основные пожертвования на войну с неверными на Северном Кавказе. Правда, в последнее время денег на счету маловато — мусульмане Кувейта, общество "Братья мусульмане", "Общество возрождения исламского наследия" и представители остального исламского мира уже не хотят бездумно вкладываться в джихад в Чечне. Сообщения о хищении долларов полевыми командирами уже давно стали притчей во языцех: наглядный пример — Бараев, который, получив крупную сумму денег на участие в боевых действиях в селении Комсомольское, так там и не появился, а потом инсценировал кражу полумиллиона долларов. Не брезгуют присвоить себе "священные" деньги и другие лидеры чеченских боевиков. Сейчас, например, активно приобретают недвижимость в штате Куантан и на острове Пенанг в Малайзии Казбек Махашев и сын Аслана Масхадова Анзор. Дома скупаются для беженцев из Чечни, но рядовые боевики вряд ли когда-нибудь попадут в эти особняки, как, впрочем, и в саму Малайзию. Дело приняло скандальный оборот и дошло до того, что правительство этой республики, которое было готово выступить посредником в переговорах между Москвой и Масхадовым, отказалось от этой миссии. С деньгами сегодня у чеченских боевиков туго — долларовые переводы шлют крайне редко. Вместо обещанных нескольких тысяч "зеленых" в месяц полевые командиры выплачивают наемникам по 20—30 долларов. Естественно, что те уходят к тем, у кого деньги есть. На сегодняшний день реальная фигура, обладающая в стане боевиков финансами, — это Хаттаб. В его распоряжении находится 3000—4000 "штыков", из которых лишь десятая часть — коренные чеченцы. Хаттаб уже не признает чеченских полевых командиров и сам определяет тактику войны с российскими войсками. В одном из радиоперехватов Хаттаб откровенно посылает куда подальше Мовлади Удугова с его военсоветом Ичкерии. У бородатого иорданца в подчинении есть пять—семь заместителей — исключительно турки и арабы, которые возглавляют отряды наемников. Федеральным силам известны их позывные в эфире: "Рамазан", "Джихад", "Хусейн", "Джамбулат", "Байрам"... Впрочем, сам Хаттаб не намерен воевать в Чечне до бесконечности, особенно после иссякания финансового ручейка от исламского мира. Его подручные поговаривают, что "бородач" намерен к осени уехать из Чечни — Хаттаб явственно ощущает за своей спиной горячее дыхание российского спецназа, который ведет на него настоящую охоту. Не очень уверенно чувствуют себя и его ближайшие сподручные — из 700 афганских инструкторов больше половины уже уехали домой. Недавно армейская разведка во время боя захватила в плен связника Хаттаба — некоего иорданца Ассакена Моххамада. У него в кармане была обнаружена листовка-пропуск в плен к федеральным войскам. По результатам допросов пленных боевиков известно, что им нелегко противостоять российским войскам, которые сейчас применяют так называемую тактику трилистника: авиаудары, артналеты, которые корректирует спецназ, и разведывательно-диверсионные действия штурмовых групп. Все сложнее чеченским боевикам совершать теракты и засады. Но главное — мало денег. А, как известно, без хруста "капусты" в кармане наемник воевать не станет.



Партнеры