“АВОСЬ” БЕЗ “ЮНОНЫ”

19 августа 2000 в 00:00, просмотров: 398

Ровно неделю назад на Северном флоте случилось ЧП. Нет, даже не чрезвычайное происшествие, а трагедия, которая потрясла всю Россию, весь мир. Дело даже не в политической подоплеке: на дне Баренцева моря оказались минимум 117 граждан России, спасти которых было просто необходимо хотя бы потому, что они ЛЮДИ. Спасать, увы, не спешили. Шли часы, сутки (для тех, кто оказался в подводной ловушке "Курска", это время растянулось на века), но те, кто был обязан принять все возможные меры, думали только о своей ж...пе! И о теплом кресле под ней... Виновных пока нет. Да и не нужно виновных: какая разница, кого из чиновников, военных или гражданских потом назначат "стрелочниками"? Экипажу "Курска" и их родным от этого будет ни горячо, ни холодно. Но ответственность за преступную медлительность все равно должна последовать. Если не мирским, то Божьим судом. Суббота, 13 августа... По невыясненным обстоятельствам МАПЛ "Курск" получает серьезные повреждения и, не успев передать сигнал SOS, идет ко дну в Баренцевом море. Военное командование Северного флота узнает об этом в худшем случае через час: нет связи, нет лодки. Глупо думать, что командующий СФ адмирал Попов не доложил Главкому ВМФ адмиралу Куроедову о происшествии, пусть даже через несколько часов. На тугодумство Куроедова можно отвести еще около шести часов — затем должен последовать звонок по "вертушке" министру обороны. Пожилому маршалу дадим еще полсуток на почесывание в затылке и на традиционное русское "авось". Не конченый же он идиот, чтобы не доложить тут же своему Верховному Главнокомандующему о таком инциденте: атомные подлодки у нас не каждый день пропадают. Сколько времени осталось на принятие решения президенту — история умалчивает... Это все теоретически. По большому счету, президенту должны были доложить о ЧП не позже чем через два-три часа. В том, что не доложили, — можно не сомневаться. "Главный" отдыхает в Сочах — как можно его потревожить?.. Впрочем, когда президенту все-таки изволили шепнуть о "неприятностях" на флоте, он не особо-то и забеспокоился — отпуск по крайней мере не прервал и от купаний не отказался. Может, не так доложили? Может быть... Выскажу крамольную мысль. Вся история с "Курском" могла так и остаться под грифом "секретно", и мы бы о ней ничего толком не услышали, если бы иностранцы не позвонили в военное ведомство и не предложили свою помощь. Современные средства спутниковой разведки помогли им первыми обнаружить "Курск" на дне моря и проинформировать своих коллег. Сказали военным — скажут и всему миру. Вот тогда-то и заговорили наши моряки о легшей на дно подлодке. Оптимизму первых сообщений можно было позавидовать: и связь установлена, и кислород подается. Вот еще чуть-чуть — и слегка испугавшихся подводников вытащат на свет Божий. Негодяи... По-другому и не скажешь. Слышал бы эти слова экипаж "Курска"!.. Время потеряно раз и навсегда. Пусть даже не было бы ни единого шанса вытащить людей со дна моря, но сразу нужно было принять все меры для спасения (в том числе и предлагаемые иностранцами); наших военных и политиков можно было бы оправдать: серьезностью катастрофы, несовершенством спасательной техники — всем чем угодно, но только не преступной медлительностью и желанием "спрятать концы в воду". ...Ей-богу, кающийся со слезами на глазах за проказы с Моникой Билл Клинтон выглядел предпочтительнее, как всегда, серьезного Владимира Путина, говорящего в Сочи, что "принимаются все меры для спасения" экипажа. Может, светлая тенниска и брюки не контрастировали с серьезностью момента?.. В залитом слезами Североморске сегодня говорят: "Мы так вам верили, товарищ Путин, как, может быть, не верили себе..." Не обидно, товарищ Верховный?



    Партнеры