КУРСКАЯ ДУГА

21 августа 2000 в 00:00, просмотров: 342

Руководитель спецкомиссии по расследованию причин аварии на подлодке "Курск" Илья Клебанов официально признал, что шансов на спасение кого-либо из членов ее экипажа практически не осталось. Родственников моряков-подводников и журналистов душат одни и те же вопросы: почему медлили с принятием иностранной помощи? Какие секреты таит в себе гибель субмарины, если жизни находящихся на борту людей принесены им в жертву?.. Какие-то выводы можно будет сделать, когда лодку поднимут. А сделают это обязательно. Иначе ее поднимут американцы — и тогда достоянием общественности станут подлинные причины трагедии. Впрочем, замалчивание обстоятельств катастрофы высшими чинами ВМФ уже сейчас наводит на мысли об их неблаговидной роли в "подготовке" этой катастрофы... Корреспондент "МК" встретился с членами Санкт-Петербургского клуба моряков-подводников: капитаном 1 ранга, бывшим командиром подводного ракетоносца "К-407" Игорем КУРДИНЫМ и капитаном 1 ранга, бывшим начальником спасательной службы Балтийского флота Леонидом МЕЛОДИНСКИМ. Они согласились прокомментировать взрыв на "Курске" и его последствия. 1. Почему раздался взрыв? В основном пока ходят лишь слухи да версии, которые возникают и рушатся буквально на глазах. Первыми версиями были: "эхо войны" — плавучая мина (что маловероятно, учитывая изученность этого участка Баренцева моря) и взрыв водорода в аккумуляторном отсеке с последующей детонацией торпедного боезапаса. Косвенно это подтверждалось американскими и норвежскими сейсмологами, зарегистрировавшими в районе местонахождения подлодки два толчка — сперва меньшей, а потом гораздо большей мощности. По мнению источников в Пентагоне, на которых ссылались журналисты "Таймс", "Курск" производил пуск ракеты, и она застряла в "трубе". Боеголовка находилась вне корпуса, а пылающий двигатель находился в пусковой установке... Произошел пожар и взрыв двигателя ракеты, после чего через 2 минуты 15 секунд взорвалась и боеголовка. В результате, утверждали американцы, было разрушено до 40% площади субмарины. Руководство ВМФ настаивало на том, что произошло столкновение "Курска" с иностранной подлодкой, сухогрузом или ледоколом. Слово "иностранной" подчеркивалось с особенным ударением. Будто бы как ответ на западные обвинения в халатности экипажа и непродуманной конструкции подлодки. Однако по ряду причин версия официальных флотских чинов, по мнению экспертов, во многом несостоятельна. Дело в том, что в районе учений без счета кружили самолеты и вертолеты, находилось не менее десятка военных кораблей, оснащенных гидро- и радиоакустическими приборами, способными засечь "чужака" на расстоянии порядка 50 миль. В общем, если надводный корабль и задел подлодку, то это был наш корабль, причем участвующий в тех же учениях. Но если это правда, как и то, что гибель "Курска" могла быть следствием использования противолодочного оружия во время учений, то об этом мы уже точно никогда не узнаем... Что касается "иностранной подлодки-убийцы", то в непосредственной близости от района маневров Северного флота всегда курсируют одна-две американских подлодки класса "Лос-Анджелес". Своим водоизмещением каждая из них в два раза уступает нашей — и следовательно, после столкновения должна была валяться где-то неподалеку. Самая неожиданная версия трагедии появилась на днях. Аварийное погружение (и последующее спасение экипажа) "Курска" — заранее спланированный эпизод учений, который был нарушен из-за реального взрыва на борту. Агентство военных новостей еще 11 мая передавало такое сообщение: "В июле—августе на Северном флоте пройдет учение аварийно-поисковых сил флота по оказанию помощи "затонувшей" атомной подводной лодке. План учения уже подготовлен и утвержден в Управлении поисковых и спасательных работ ВМФ. Как сообщили корреспонденту Агентства военных новостей в штабе Северного флота, в соответствии со сценарием учения атомная подводная лодка проекта 949А (атомный подводный крейсер с крылатыми ракетами) или проекта 671РТМ (атомная многоцелевая подводная лодка) в результате "аварии" должна лечь на грунт, а спасательное судно "Адмирал Михаил Рудницкий" (проект 05360) обеспечит выход на поверхность "пострадавшего" экипажа. Подъем людей с глубины свыше ста метров будет произведен с помощью специального спасательного колокола. В штабе Северного флота корреспонденту АВН пояснили, что подобные учения не проводились столько лет в связи с недостатком средств..." В общем, версий было много, но так или иначе они только говорили об ошибках, допущенных командным составом ВМФ, о желании скрыть их любой ценой и переложить ответственность на кого-то другого. Дескать, лодка новая, супернадежная, неисправностей на ней быть не может по определению, и вообще надо постараться, чтобы изнутри вывести ее из строя. АПЛ серии "К-949", к которой принадлежал "Курск", — гордость отечественного подводного кораблестроения. Катастрофа подлодки — удар по престижу ЦКБ "Рубин". Ясное дело, люди в лампасах и ведущие конструкторы страны не хотят верить в свои просчеты. По их словам, катастрофу АПЛ "Курск" следует признать "нехарактерной" для советских и российских субмарин. "Есть такой критерий — запас плавучести, — объясняет капитан 1 ранга Игорь Курдин. — На наших подлодках он составляет 30%, а на американских — всего 5—7%. То есть наши подводные лодки спроектированы таким образом, что в случае затопления они могут всплыть на поверхность с полностью затопленным одним, причем любым, отсеком и прилегающими к нему затопленными же цистернами головного балласта. Даже после взрыва баллистической ракеты в подводном положении в 1986 году на "К-219" наша подлодка не раскололась, а сумела всплыть и только в последующем — в силу ряда причин — затонула. Вот основной критерий запаса плавучести. И "Курск" не смог всплыть потому, что, по разной информации, моментально было затоплено от 2 до 4 отсеков..." 2. Что могло происходить на подлодке после взрыва? Допустим, что взрыв на АПЛ "Курск" произошел при подъеме (или сразу после подъема) на перископную глубину (к чему склоняются эксперты), то есть на той глубине, где киль надводного судна доставал до корпуса субмарины и мог его протаранить. Лодка поднимается на перископную глубину "вслепую". В подводном положении информация о надводных и подводных целях поступает из гидроакустического комплекса — т.е. только пеленга (направления на источники шума). Данные о других элементах движения целей (в первую очередь — дистанции, курсе, скорости) рассчитываются при помощи различных методов и носят вероятностный характер, поэтому могут весьма сильно отличаться от того, что увидит командир, поднимая перископ. А может он увидеть надвигающуюся на лодку цель в дистанции менее кабельтова, со всеми вытекающими... Может быть и наоборот: всплывающая иностранная подлодка не смогла оценить дистанцию до "Курска", идущего под перископом, — и ударила его. Маневр всплытия и нахождение на перископной глубине осуществляется при боеготовности №1. В очень редких случаях капитан (проверив показания приборов в "глазок", оценив обстановку, выслушав доклады из различных отсеков) может решиться на отмену БГ-1. Члены экипажа получают возможность свободного перемещения по кораблю, каждый раз открывая и задраивая за собой люки между отсеками. Но этим правилом часто пренебрегают, с чем командиры нещадно борются. То есть если катастрофа произошла еще при боеготовности №1, у подводников из отсеков, не попавших в эпицентр взрыва, шансов выжить было гораздо больше, поскольку люки были задраены. Если же это случилось сразу после всплытия на перископную глубину и после отмены БГ-1, шансы на спасение всего экипажа были изначально сильно преувеличены. Ведь, по имеющейся сейчас у СМИ информации, взрыв раздался в самое "неудобное" время — 11 часов 38 минут до полудня. В 11.30 начинается развод на вахту у 1-й смены, 2-я смена в это время обедает. В 12.00 происходит смена вахты с 3-й на 1-ю... Это значит, что более двух третей экипажа в момент взрыва находились в районе рубки и, по мнению экспертов, приняли смерть мгновенно. Живые люди, судя по стукам, о которых первым делом сообщили официальные представители ВМФ, могли остаться в четырех кормовых отсеках. Около полудня это могли быть младшие офицеры (в т.ч. дивизиона живучести), электрики, турбинисты, простые матросы. Но никак не капитан и старпом. В любом случае и по БГ-1, и по БГ-2 в кормовых отсеках находится меньше всего людей, но именно у них — человек двадцати — мог быть шанс на спасение. На обесточившейся лодке должно было резко похолодать. Температура Баренцева моря — +4 по Цельсию. Но кормовые отсеки (5-й и 6-й) находятся рядом с двумя ядерными реакторами. При аварии они автоматически заглушились, но остановились и вентиляторы, поэтому температура стенок близлежащих отсеков накалилась. Причем, по минимальным оценкам, в первые дни до... 50—60°. Но это, кстати, спасателей только обнадеживает. Сначала моряки могли перейти дальше на корму — в 7—9-й отсеки, а затем, когда реакторы поостыли, — вернуться. Сейчас, через неделю после катастрофы, "курский" реактор, по мнению ядерщиков, способен нагревать воздух на лодке порядка до 10 градусов, что вполне достаточно для жизнеобеспечения. Значит, неудивительно, что официальные источники ВМФ заверяли нас, что часть экипажа не погибла от холода и регулярно выходила на связь методом перестукивания в первые несколько дней. Когда стуки прекратились, в прессу была пущена новая догадка: моряки, дескать, экономят силы. Увы, "аварийного запаса в лодке максимум на три дня, — признает один из бывших подводников. — Потом — хана". "Курск" не готовился к автономному плаванию. Могли ли в этих условиях оставшиеся в живых моряки-подводники "экономить силы"? Видимо, напротив: они попытались сделать все возможное, чтобы выбраться из подводного плена. Спасатели, как известно, предполагают проникновение забортной воды в 9-й шлюзовой отсек. Ранее о пробоинах на корме не сообщалось, поэтому, если отсек заполнен водой, возможно, была попытка самостоятельного выхода наружу кого-либо из уцелевшей части экипажа. По каким причинам они не добрались до поверхности, остается гадать. Эксперты "МК" думают, что "самостоятельный выход из 9-го отсека маловероятен, поскольку у моряков не было гелиевых баллонов, необходимых для выхода с глубины 108 м. А о том, что от среза спасательного люка до поверхности — всего около 90 м, матросы и мичманы БЧ-5 могли и не знать. Более того, аварийным повреждением могло заклинить кремальерное кольцо, и открыть спасательный люк в штатном режиме сейчас просто невозможно". Добраться до членов экипажа "Курска", живых или мертвых, по той же причине — деформации люков — не менее тяжело и спасателям. Остается другой вариант: резать корпус подлодки, который выдерживает попадание боевой торпеды — 150—200 кг тротила. Согласитесь, не шутка. В общем, "чтобы добраться до прочного корпуса лодки, нужно разрезать арматуру "легкого" корпуса, — считают специалисты по судоподъему. — Если внутри — избыточное давление, то при резке вырвет наружу кусок обшивки и угробит всех водолазов. Но это, конечно же, уже предусмотрено конструкторами, и на борту лодки имеется несколько специальных стыковочных соединений для подачи на борт воздуха и энергии. Это сделали бы в первую очередь, но они, видимо, или повреждены, или к ним нет доступа из-за деформации легкого корпуса..." Нам очень важно знать причины и обстоятельства гибели судна, но у нас есть сомнения, что о них будет доложено общественности. Скорее всего, результаты расследования прикроют за дежурными громкими фразами чинов из Минобороны — типа "интересы государственной безопасности" и "честь мундира". Петербург — Москва.



Партнеры