СМЕРТОНОСНЫЙ МИККИ-МАУС

22 августа 2000 в 00:00, просмотров: 274

Выборы депутата ГД от Чечни состоялись. Но вчера их результаты еще не были известны. Как заявил Сергей Ястржембский, "в разных районах республики обозначились разные лидеры". К полудню понедельника еще не были получены данные из отдаленных областей — итоговые документы будут вывозиться только после того, как саперы проверят маршруты движения машин с документацией... В 8 вечера в воскресенье избирательные участки в Чечне закрылись. В помещениях остались только члены комиссии, наблюдатели и охрана. Автоматчики сели у окон, направив оружие в темнеющие дворы. Такая картина была и на участке, расположенном в двухэтажном кирпичном здании школы в Гудермесе. Из картонной коробки, служившей избирательной урной, бланки высыпали на стол. Подсчет бюллетеней для чеченцев, не голосовавших с марта этого года, стал азартным занятием. Наблюдатели до хрипоты спорили за каждый бланк, стараясь оправдать испорченный своего кандидата и признать недействительным бюллетень другого. Призывы председателя комиссии, уговаривавшей по-русски и по-чеченски разгоряченных коллег отойти от стола, успеха не имели. На полминуты затихнув, наблюдатели снова начинали горланить. Но работа была недолгой. Проголосовавших оказалось не так много. Гораздо более толстую пачку неиспользованных бланков держал под охраной чеченский милиционер... Ближе к 9 вечера в домах начали звенеть стекла. Военная комендатура из орудий дала несколько предупредительных залпов по горам. Ни члены избиркома, ни жители города не знали, что через 10 минут после окончания голосования в 100 метрах от участка саперами была обезврежена минная закладка с часовым механизмом. Дешевый китайский будильник, ценой в двадцатку, был установлен на 21.20. В синенький детский рюкзачок с Микки-Маусом на кармане было упаковано 10 килограммов пластита. Мощности взрыва хватило бы, чтобы серьезно разрушить окрестные дома, избирательный участок и здание городской администрации. Время взрыва было установлено специально. В эти минуты по проходящей рядом дороге должна была проехать машина с одним из кандидатов в депутаты. Впрочем, если бы теракт и не удался, эффект для боевиков все равно бы был. Мина оказалась заложена под носом у городского ОВД (местные милиционеры и заметили подозрительную машину) и менее чем в километре от здания, в котором располагаются исполнительные органы власти РФ в Чеченской Республике. Ночь после выборов, однако, прошла спокойно. Утром, щуря покрасневшие от недосыпа глаза, майор-омоновец пошутил: "Боевики решили действовать мирными методами и пришли на участки, чтобы проголосовать против всех". В понедельник из территориальных комиссий бюллетени начали свозить в окружную. Для "сбора голосов" из горных труднодоступных районов выделили вертолеты, а с равнинных, достаточно хорошо контролируемых федеральными войсками территорий поехали машины. Но очень медленно. Впереди, на случай возможного минирования, двигались саперы. На большом гудермесском рынке с утра обсуждали выборы. Основной аргумент тех, кто не голосовал: "Мы уже все равно никому не верим, и, кого бы ни избрали, ничего он для нас не сделает, а выберут все равно того, за кого Москва скажет". Пожилой чеченец, продававший ковры и мебель (кстати, наторговавший за несколько часов больше чем на 20 тысяч), голосовал. Его аргумент: "Если идут выборы, значит, все возвращается к тому, как жили раньше, потому что раньше, до всей этой войны, мы жили хорошо. Я в Москву каждый месяц ездил. В Сочи отдыхал. А теперь?" Хотя на рынке в Гудермесе продается практически все, один из основных товаров, которым сегодня живет Чечня, можно купить только на дорогах. Это местный "самогон". Так здесь называют самопальный бензин. Продают его либо в молочных 40-литровых бидонах, либо в стеклянных банках. Стоит он на рубль-два дешевле, чем российский. До прикрытия нелегального бензинового бизнеса еще далеко. Как и до восстановления мира в Чечне...




Партнеры