ТЮРЬМА НА ПЕСКЕ

29 августа 2000 в 00:00, просмотров: 229

У всех на слуху громкие заявления высоких чинов МВД об уголовных делах, возбужденных против московских чиновников. В прессе мелькают то сенсационные сообщения о 30 казнокрадах, якобы пойманных за руку доблестными следователями УБЭП, то слухи о суммах в сотни тысяч долларов, уворованных при попустительстве правительства столицы... Однако пока никаких конкретных результатов расследования нет. Более того: в действиях правоохранительных органов просматривается четкий политический подтекст. Точно такой же, как и в "деле Гусинского". (Ведь уже сейчас очевидно, что главной его целью было давление на олигарха с тем, чтобы он передал пакет акций нелюбимого Кремлем НТВ "Газпрому"...) Известное присловье "Закон — что дышло" очень ярко воплотилось и в находящемся на личном контроле министра внутренних Рушайло деле о воровстве 700000 долларов при реконструкции МКАД... Утром 8 декабря 1999-го генеральный директор Строительного управления-802 Олег Хоменко должен был посетить своего лечащего врача. За два месяца до этого Хоменко, перенесшему два инфаркта, сделали операцию аортокоронарного шунтирования, и он находился на больничном. Но по дороге в поликлинику ему на мобильный позвонил его заместитель Кузнецов и попросил заскочить на объект. (СУ-802 строило тогда развязку Третьего транспортного кольца с Ленинским проспектом.) Ничего не подозревающий Олег Тимофеевич заехал на стройку. И тут развернулось настоящее детективное действо. Не успели Хоменко с Кузнецовым, обсудив какие-то технические вопросы, выйти из прорабской, как рядом затормозили машины с сотрудниками ГУБЭП МВД. Захват был обставлен по всем правилам: оперативники рассредоточились по краю котлована, один из них снимал все происходящее на видеокамеру, а старший — подполковник милиции Захаров помахал перед носом Хоменко каким-то листочком. Не давая прочесть бумагу, он заявил, что это повестка, по которой Олегу Тимофеевичу надлежит немедленно явиться в Следственный комитет при МВД РФ. Хоменко возразил, что он должен ехать к врачу, и показал больничный лист: ему отвечали, что дело более 10 минут не займет. Тогда задерживаемый попытался позвонить зятю, чтобы сообщить о происходящем. Но Захаров разговор прервал и вперемешку с нецензурной бранью пообещал избить Хоменко и засунуть в багажник машины. И добавил, что видеосъемка ведется, чтобы все видели, что Олег Тимофеевич — не больной, а симулянт. Так, по словам адвоката Хоменко Олега Демидова, произошло задержание генерального директора СУ-802. Однако это была не первая встреча Захарова и Хоменко: они успели познакомиться двумя годами раньше — при первой проверке СУ-802... В 96-м Строительное управление, которым руководил Хоменко, получило у правительства Москвы подряд на реконструкцию одного из участков МКАД. СУ в свою очередь заключило договора субподряда еще с 50 организациями: они должны были производить различные работы, в том числе и поставлять стройматериалы. В частности, "стройке века" требовалось огромное количество песка. И вот выяснилось, что несколько фирм-поставщиков песка зарегистрированы на утерянные паспорта: таким образом кто-то, видимо, собирался уходить от налогов. А под договорами, естественно, стояли подписи Хоменко. Следственное управление ГУВД провело по данному факту проверку, но в возбуждении уголовного дела против гендиректора СУ-802 отказали "за отсутствием состава преступления". И вдруг это дело волшебным образом ожило аккурат накануне президентских выборов, как раз во время пресловутого противостояния Рушайло—Лужков... Следователь СК при МВД РФ г-н Андреев, к которому доставили Хоменко, начал допрос, не поясняя, в каком качестве тот задержан. Сказал лишь, что как только Олег Тимофеевич ответит на вопросы, он тут же будет отпущен домой. Допрос вместо обещанных 10 минут продолжался до позднего вечера... Из протокола Хоменко наконец узнал, что допрошен он как свидетель. А потом оперативники Захаров и Джабиров, по словам адвоката Демидова, сообщили Хоменко, что и рады бы отпустить его, да высокое начальство не велит. И пожилого, перенесшего тяжелейшую операцию человека препроводили в изолятор временного содержания. О том, в каких условиях содержатся обитатели отечественных ИВС, думается, напоминать не надо... На следующий день продолжалось то же самое, причем адвокат Хоменко весь день сидел в коридоре: свидетелям ведь адвокаты по закону не положены! И, наконец, 11 декабря — как раз истек положенный законом срок задержания — Олега Тимофеевича арестовали уже как подозреваемого, причем в постановлении об аресте, подписанном самим заместителем генпрокурора Колмогоровым, не было указано, в чем именно подозреваемого. Там написано дословно — внимание! — "Подозревается в совершении тяжкого преступления". Это все равно что арестовать человека, к примеру, "за плохой характер". А затем произошло и вовсе из ряда вон выходящее: заслуженного строителя России Хоменко обвинили в... нарушении ветеринарных правил! И за это — по крайней мере формально — он и просидел в "Матросской Тишине" уже 8 месяцев... В России сейчас действуют одновременно два Уголовных кодекса — старый УК РСФСР и новый УК РФ. Применяются они в зависимости от времени совершения преступления. 15 декабря 1999 года Олегу Хоменко предъявили обвинение по статье 160 УК РСФСР ("Нарушение ветеринарных правил"). Видимо, хотели написать "ст. 160 УК РФ", что означало бы обвинение в присвоении чужого имущества, да ошиблись немножко. Ошибку, кстати, вновь не глядя подмахнул заместитель генпрокурора Колмогоров. Такая путаница допустима на базаре при торговле семечками, но никак не в юриспруденции, где решаются человеческие судьбы... Следствие обвиняет Хоменко в том, что он, выиграв тендер на реконструкцию МКАД и получив от правительства Москвы деньги, завысил на объектах объемы работ на сумму 103 миллиарда неденоминированных рублей, перечислил эти средства на подставные фирмы и присвоил их. Чтобы узнать, так это или нет, теоретически нужно прийти на эти самые объекты и проверить, что сколько стоит и чего сколько затрачено, то есть провести строительно-техническую экспертизу. Она даже не была назначена, зато некоторые СМИ, получающие информацию из правоохранительных органов, поспешно заявили, что Хоменко уворовал 700000 долларов (на практике это означало бы, что пятая часть участка, строившегося СУ-802, просто исчезла бы!). Кроме допросов, следователи практически никаких действий не предпринимают. Правда, еще проводится ревизия, но и она была назначена лишь спустя полтора месяца после возбуждения дела — юристы поймут, что это нонсенс для "хозяйственного" процесса... А на допросах, как утверждает адвокат Демидов, Хоменко уговаривают... дать показания против членов правительства Москвы: мол, расскажи, сколько и кому давал взяток, и мы тебе изменим меру пресечения на подписку о невыезде. Логика такая: если СУ-802 выиграло тендер на реконструкцию МКАД, значит, Хоменко подкупил чиновников, отвечающих за московские стройки. Ну а способов давления на инвалида, понятное дело, превеликое множество. Можно намекнуть на перевод в камеру, где сидят восемьдесят человек вместо десяти, — как сердечко-то, выдержит?.. А можно помахать перед носом телефонной трубкой и сказать: подпиши нужные показания — и прямо сейчас вызывай машину, езжай домой. И так далее. Каждый такой допрос можно смело квалифицировать как пытку. Что практически подтвердило и независимое бюро экспертиз "Версия", куда обратился адвокат Хоменко. Эксперт высшей категории, кандидат медицинских наук Баринов, пришел к выводам, что человек с таким диагнозом должен постоянно наблюдаться кардиологом и кардиохирургом, что медпомощь ему можно оказать только с использованием аппаратуры, которой ни один следственный изолятор не располагает. И что, поскольку в штате СИЗО нет специалистов-кардиологов, жизнь Хоменко находится под постоянной угрозой. Подытожим. Какова бы ни была подоплека "дела Хоменко", оно просто соткано из процессуальных нарушений. А доказательства, добытые с такими нарушениями, по закону не могут быть положены в основу обвинения. Но это не останавливает ретивых следователей и оперативников: ведь перед ними, очевидно, поставлена "политическая сверхзадача"...



Партнеры