КАТАСТРОФА КАК НОРМА ЖИЗНИ

30 августа 2000 в 00:00, просмотров: 220

Пожар на Останкинской телебашне дал новую пищу для размышлений западным газетчикам. И выводы, которые они делают, увы, неутешительные. Вчерашняя Guardian опубликовала статью под "кричащим" заголовком: "Россию охватывает отчаяние — катастрофы становятся нормой жизни". Горящая башня в описаниях газеты превратилась в некий символ — символ превращения России из супердержавы в руины. Вот только одна цитата из Guardian: "Вплоть до воскресенья 540-метровая Останкинская телебашня служила знаком силы и технологической развитости страны, равно как и до трагедии с "Курском" эта подлодка служила знаком военной мощи". После аварии в Баренцевом море и пожара в Останкине некогда амбициозная Россия и ее президент Владимир Путин, обещавший возродить былое величие страны, были унижены. И дальше: "Крах империи, 10 лет неискоренимой коррупции и тотального обнищания превратили Россию в подобие пороховой бочки и сплошное стихийное бедствие"... Британская Independent озаглавила свою статью "Пожар на 540-метровой башне добавляет россиянам ощущения фатальности". Газета также не обошла вниманием тот факт, что главная российская телевышка загорелась всего через неделю после того, как рухнули последние надежды спасти экипаж "Курска". Комментируя последние заявления российского президента, газета отметила, что сам "Путин, похоже, разделяет мнение простых россиян о том, что Россия находится в упадке". "Теоретически тот факт, что большинство российских технологий устарели, должен был бы стимулировать Россию на ее пути в эру новых технологий. Однако из-за размера страны — Россия занимает шестую часть Земли и находится в 11 часовых поясах — масштаб российских проблем устрашает". По оценке Washington Post, в России нет современной техники, которая используется в спасательных операциях. "Оказалось, что у московских пожарных нет вертолетов для борьбы с огнем на большой высоте". И вообще, если в советскую эпоху Запад называл Останкинскую башню гигантским шприцем для идеологических инъекций, то теперь президент Путин предложил новую метафору — "жалкий беспомощный гигант". Думается, это определение сегодня вполне применимо для всей страны...



    Партнеры