БРАЧНЫЕ СКАЗКИ ШАХЕРЕЗАДЫ

31 августа 2000 в 00:00, просмотров: 615

Самый популярный сезон брачных игрищ в разгаре: как и в старину, он длится с Успения (15 августа по старому стилю) до начала Рождественского поста (14 ноября все по тому же старому стилю). Как же выглядит сегодня среднестатистическая пара новобрачных? Если когда-то люди предпочитали свою противоположность, то теперь привлекает подобие. Зачастую жених и невеста схожи не только по темпераменту или социальному статусу, но даже внешне. Да и разница в возрасте у молодых чаще небольшая: в 60% случаев — год-два. По-прежнему первые свадьбы играются рано: в 20—22. Мы выясняли у подобных пар, долго ли они были знакомы перед тем, как подать заявление: практически 90% — от 3 дней до 1 года. Правда, по сравнению с прошлыми годами заметно уменьшилось число беременных невест — сейчас таких около 3—5%. В последнее время снизилось количество межнациональных браков. "Выйти замуж за москвича" становится все труднее: по приблизительным подсчетам свадебных профессионалов, в Москве каждый 8-й жених — иногородний, а среди невест — лишь каждая 20-я. Столпотворений у стен загсов в этом году не наблюдается, но шикарные лимузины были расписаны на начало сентября еще в июле. После кризиса 1998 года свадебный средний класс практически перестал существовать. Спрос есть или на самые дорогие сопутствующие товары (авто, эксклюзивные наряды, шикарные рестораны и фантастические фейерверки) или на самые дешевые. В целом преобладают "умеренность и скромность". Платья предпочитают брать напрокат, от праздничной мишуры типа лент для свидетелей и пупса на капоте вообще воздерживаются. Как же проходит современная "средняя" свадьба в Москве? Парикмахерская, облачение, загс, 3 часа катания на машинах: Красная площадь, Воробьевы горы, Поклонная. Потом в лучшем случае зал кафе или ресторан. Венчается приблизительно 15% молодых семей. Выбор чаще падает на церковь, отмеченную мишурой официоза или расположенную недалеко от дома. В конце же прошлого века у москвичей были излюбленные храмы, в которых предпочитали венчаться. Один — Вознесения Господня, где женился Пушкин. В наши дни эта церковь приобрела "божеский вид" лишь в связи с 200-летним юбилеем поэта. И сразу же потянулись желающие сочетаться браком. Правда, кого-то интересует лишь то, что перед храмом разбит красивый скверик с фонтанчиком. Второй "исторический" храм — церковь Симеона Столпника на Поварской. В ней венчались граф Шереметев с Парашей Жемчуговой, а также совинокрылый Победоносцев с Ольгой Заплатиной. Сейчас в этой церквушке почти не совершается обрядов: вид не тот, да и парковаться плоховато. Пожалуй, венчание остается самым красивым и торжественным событием в свадебный день. Оно мало изменилось за века своего существования и внешне "имеет подобие с возведением старинных князей в достоинство их власти". Еще в 1839 году Астольф де Кюстин (чьи воспоминания о России никак нельзя назвать доброжелательными) потрясенно писал, что православное венчание похоже на ожившие иллюстрации к "Тысяче и одной ночи". Между прочим, во многих районах страны даже в начале XX века бракосочетание считалось недействительным, если не было праздничной попойки: "Народ повсеместно не допускает к сожительству молодых, которые, обвенчавшись, не справляют "весилля", — пишет этнограф прошлого века П.Чубинский. Сейчас, к счастью, с этим проще: были ли регистрация и отмечание или не были, — не важно, лишь бы семья была. Тут, особенно у старшего поколения, продолжает действовать патриархальная установка — никто не должен остаться вне брака. К безбрачным (особенно женщинам) у нас продолжают относиться как к каким-то изгоям, подсознательно выискивая дефекты: "А что у них не в порядке, что до сих пор без семьи?" И чем сильнее влияние окружающих, тем точнее молодыми соблюдаются обряды. Так, довольно много московских пар начинает свою совместную жизнь с мечети. Например, в Московской соборной мечети заключается около 300 браков в год. Тут торжество выглядит достаточно обыденно по сравнению с православным: женщины сидят с одной стороны, мужчины — с другой, мулла читает молитвы. Корреспондент "МК" побывал на подобной свадьбе: в обряде участвовало человек семь. Невеста в скромном костюмчике, у женщин обязательный платок на голове. Свидетельницами были русские девушки. Не знаю, специально ли для "неверных", или так принято всегда, мулла долго проповедовал, полемизируя с христианством. А потом заставил присутствующих произнести, что нет Бога, кроме Аллаха, и Мухаммед — раб и пророк его. Одна из свидетельниц отказалась, чуть не повернув вспять процесс бракосочетания. Но, видимо, мулле часто приходится сталкиваться с подобным, потому что достаточно быстро был найден экуменический компромисс. В конце служитель Аллаха прочитал небольшую лекцию о семейной жизни: муж должен предоставить супруге кров, обязан кормить и одевать ее. Жене полагается никогда не выходить из дома без разрешения мужа (даже к матери в гости) и не работать в местах, где могут быть чужие мужчины (например, в офисе или магазине). Интересно, как это реализовать в условиях московской жизни? Сейчас, если продумывается сценарий свадьбы, то в нем чаще присутствуют мотивы, уходящие корнями в деревенскую жизнь. Так, "продажа" невесты, осыпание молодых зерном, конфетами и мелочью, различные обереги (чеснок, иголка, колокольчик) еще 100 лет назад считались в городской среде пережитками языческого прошлого. В конце прошлого века свадьбы "средней руки" отмечались так: родители дожидались молодых в доме жениха с благословением и хлебом-солью (они не должны были присутствовать на венчании, теперь эта традиция странным образом отнесена и к загсам). После встречи молодоженов гостей угощали огромным печатным пряником — одним на всех. Раздавалась музыка, и начинался пир, где мед-пиво употребляли до такого состояния, что по усам текло, а в рот уже не попадало. Естественно, ведь руководствовались классическим принципом: "по бутылке водки и вина на каждого гостя, а шампанское — без счета". Из-за стола нельзя было вставать до тех пор, пока не отведаешь последнее блюдо — тот же свадебный пряник или буржуазную новинку — торт. Сегодня торжества куда короче: начинаются они в 3 или в 6, а расходятся благовоспитанные приглашенные в 11 вечера. В обязательную свадебную программу наряду с возложением цветов к какому-либо памятнику входит и "кража" невесты. Надо сказать, аттракцион весьма небезопасный для новорожденной семьи: бывает, разгоряченный жених, устав от поисков и ожидания (более 20 минут), закатывает невесте сцену или пропадает на весь вечер — "пусть теперь меня ищет". Один тамада рассказывал, что после подобного "развлечения" молодые тут же решили подавать на развод. В подарок новобрачным, по словам свадебных конферансье, чаще всего преподносятся конвертики с денежными купюрами (так поступает приблизительно половина гостей). На каждой 3—4-й свадьбе молодым вручаются разнообразные туры. Правда, дарят их в основном родители. Так же, как и квартиры. Это более редкий вариант, примерно один на 30 свадеб. В основном речь идет о каких-то внутрисемейных переездах, в результате которых освобождается жилплощадь для молодоженов. Несколько чаще преподносятся машины — тоже от родичей, хотя бывает и от любящей фирмы. Господствовавшая последние несколько лет мода на разные электроподарки типа пылесосов, телевизоров и кухонных комбайнов пошла на спад — в этом сезоне предпочитают презентовать сервизы. Видимо, с намеком на будущие отмечания — свадеб-то в советские годы напридумывали множество — деревянных, оловянных, стеклянных и тому подобное. Правда, современные семьи почему-то до них редко доживают.



    Партнеры