КЛИНТОН ОСТАВИЛ СВОЕГО ПРЕЕМНИКА С “НОС”ОМ

4 сентября 2000 в 00:00, просмотров: 394

В пятницу, 1 сентября, Клинтон выступил в Джорджтаунском университете и вновь — по важнейшему вопросу о судьбе Договора по противоракетной обороне (ПРО). Суть выступления Клинтона свелась к следующему: поскольку на сегодня еще не существует надежной технологии для создания эффективной национальной оборонительной системы (НОС), решение о ее создании должно быть принято его преемником на посту президента, то есть Гором или Бушем. "Мы достигли прогресса, — сказал Клинтон, — но мы не должны двигаться вперед, пока не будем абсолютно уверены в том, что система будет действовать". Затем Клинтон объяснил, почему он не ринулся в предприятие, стоящее 60 миллиардов долларов и грозящее подорвать краеугольный камень всей системы международного контроля над ракетно-ядерными вооружениями. Время, которое Клинтон выбрал для объявления своего решения, было далеко не делом случая. Он выступил в канун праздника Дня труда, когда Конгресс все еще находится в летнем отпуске, и в канун начала сессии Генеральной Ассамблеи ООН на высшем уровне. Тем самым Клинтон попытался убить одним выстрелом двух зайцев: свести к минимуму критику своего решения на Капитолии, а также "убрать с дороги камень", который помешал бы результативности его встреч с мировыми лидерами, включая Президента России Владимира Путина. (Их встреча планируется на среду, 6 сентября.) Как известно, создание НОС оправдывается Вашингтоном необходимостью защитить Соединенные Штаты от так называемых "государств-изгоев" и в первую очередь от Северной Кореи, которая якобы получит к 2005 году реальную техническую возможность достигать территории США своими межконтинентальными ракетами. Для того чтобы к этому же 2005 году создать противоракетную оборону против этой "угрозы", США должны были бы начать ее строительство уже в декабре этого года. Речь идет о контракте Пентагона по созданию нового мощного радара на Аляске. Шеф Пентагона Вильям Коэн, единственный республиканец в клинтоновском кабинете, рекомендовал на днях президенту приступить к строительству этого радара, что нарушает дух и букву Договора ПРО. Но помимо рекомендации Коэна Клинтон располагал еще и рекомендациями независимых экспертов, которых возглавлял отставной генерал ВВС Лэрри Велч. Согласно этим рекомендациям, огромные технические трудности по созданию системы НОС, подтвержденные неудачными опытными запусками ракет-перехватчиков, отодвигают реалистические сроки на 2006—2007 годы. Клинтон решил прислушаться к рекомендациям генерала Велча, а не министра обороны Коэна, против которого, кстати, выступали и его помощник по национальной безопасности Берджер, и госсекретарь Олбрайт, и заместитель госсекретаря Тэлботт, непосредственно ведущий переговоры по этой проблеме с Москвой. Такой выбор объяснялся как внешнеполитическими причинами, о которых мы упомянули выше, так и внутриполитическими. (Предвыборная президентская кампания.) Но была еще одна причина — личная. Дело в том, что Клинтон — единственный президент Соединенных Штатов новейшего времени, который не поставил своей подписи ни под одним важнейшим соглашением по разоружению и контролю над вооружениями. Тем более ему не хочется войти в историю в качестве президента США, который впервые нарушил одно из таких соглашений, да к тому же еще фундаментальное — Договор ПРО. Немедленно после выступления президента Клинтона в Гэстон-холле Берджер и Олбрайт засели за телефоны. Берджер стал обзванивать лидеров Конгресса, Олбрайт — лидеров иностранных государств. (В понедельник эта новая ситуация будет обсуждаться между Тэлботом и заместителем министра иностранных дел России Мамедовым, во вторник — между Олбрайт и главой российского МИДа Ивановым, а в среду, как уже говорилось, между президентами Клинтоном и Путиным. Все эти встречи состоятся в Нью-Йорке.) В отличие от противоречивой внутриполитической реакции, внешнеполитическая реакция на решение Клинтона была однозначно позитивной. В западных столицах облегченно вздохнули. Призрак возобновления опасной и дорогостоящей гонки вооружений хотя и не исчез, но несколько отодвинулся. В многочисленных откликах на решение Клинтона явно прослушиваются два мотива. Первый: что оно значительно улучшило международную атмосферу вообще и перед сессией Генеральной Ассамблеи ООН — в частности. Второй: оно рассматривается как несомненная дипломатическая победа Президента России Путина, который возглавил движение за сохранение в неприкосновенности Договора ПРО. Так, например, газета "Нью-Йорк таймс" пишет, что решение Клинтона в значительной степени было принято под влиянием таких акций Путина, как его позиция на американо-российском саммите в Москве (июнь 2000 года) и на встрече большой "восьмерки" на Окинаве (июль 2000 года), в результате его поездок по столицам некоторых стран НАТО и в особенности в результате его сенсационного визита в Северную Корею, а также — в Пекин... А каковы позиции главных номинантов на пост президента США? Кандидат демократов Альберт Гор в основном поддерживает планы нынешней администрации Клинтона, предусматривающие строительство ограниченной системы НОС без разрыва Договора ПРО. Кандидат республиканцев Джордж Буш требует создания более всеобъемлющей системы, которая включала бы не только наземные, но и морские, и космические средства перехвата, и распространялась бы не только на территорию США, но и на их союзников по НАТО и на все территории, где расположены американские войска. При этом Буш считает Договор ПРО устаревшим. Миннеаполис, США.



Партнеры