О чем болит душа у россиян?

5 сентября 2000 в 00:00, просмотров: 258

Даже во время отпусков читатели "МК" не устают отправлять нам письма. Слишком уж много вопросов накопилось у них за лето. Для того чтобы "подковать" публику к началу нового политического — а где политика, там и экономика — сезона, мы обратились за ответами к экспертам — политикам, политологам и чиновникам. "Трагедия "Курска" в очередной раз подтвердила, что техническое состояние нашей армии плачевно. Сколько денег государство намерено вкладывать в армию, было ли увеличено ее финансирование с момента отставки Ельцина?" Виктор ИЛЮХИН, депутат ГД, лидер движения "В поддержку армии": — Сказать, что техническое состояние армии плачевно, этого мало. За десять лет правления Ельцина фактически уничтожены Вооруженные Силы страны... Я являюсь председателем думской комиссии по закрытой части бюджета, где обсуждается финансирование МВД, армии и спецслужб, и с полным основанием могу заявить, что военные бюджеты на 1999 и 2000 годы были достаточно солидными, но только исполнялись они не более чем наполовину. Мы, депутаты Государственной Думы, установили минимум, который должен идти на финансирование военных ведомств, — 3,5% от ВВП в год. Это, конечно, не выполняется, но в прошлом году, например, расходы на оборону составляли 20% от всего бюджета страны, и если бы финансирование было полным, то уже можно было бы наблюдать подвижки в усилении военной мощи. Причем каждый год правительство клятвенно обещает исполнить бюджет полностью и ни разу еще не выполнило своего обещания. Я не верю в то, что нет денег, просто они неправильно распределяются. Сколько раз Путин делал заявления о поддержке ВПК, а даже частичное финансирование началось лишь со второго квартала этого года. Катастрофа с "Курском" обойдется тоже в немалую сумму. Стоимость только самой лодки составляет 1 миллиард долларов. Плюс обучение команды и вооружение на борту. Ущерб превысит 1,5 миллиарда долларов... Реально увеличить финансирование армии можно, только полностью изменив экономическую политику государства. Во-первых, необходимо вернуть государственную монополию на нефть и газ и то, на чем сейчас наживается небольшая кучка людей, отдать тем, кому это принадлежит. Во-вторых, необходимо жестоко наказывать за воровство в высших армейских кругах. Абсурдная ситуация, когда на строительство коттеджей генералам деньги есть, а на зарплаты морякам и военным — нет. "Может ли в конце года быть еще раз повышена плата за проезд на городском транспорте столицы?" Зоя БАРАБАШ, начальник отдела экономики транспорта и связи комплекса по экономической политике правительства Москвы: — Не могу сказать точно — повысятся или нет транспортные тарифы. Пока никаких разработок у нас нет. Вопрос — к Управлению транспорта и связи: оно выходит к нам с подобным предложением, когда таковое имеется. Леонид ЛИПСИЦ, замначальника Управления транспорта и связи Москвы: — Надо следить за общеэкономической ситуацией в стране, которая от города не зависит. Но, насколько я знаю, пока повышение тарифов не предусматривается. Михаил ВЫШЕГОРОДЦЕВ, председатель бюджетно-финансовой комиссии Мосгордумы: — Все будет зависеть от повышения цен на энергоносители. Если Газпром и "Мосэнерго" увеличат свои тарифы, то повышение платы за проезд к концу года вполне вероятно. Тем более что законом города Москвы предусмотрена возможность повышать тарифы на транспорт два раза в год, а в этом году было только одно повышение. К тому же, если энергоносители подорожают, мы не сможем дотировать убытки транспортников за счет бюджета (денег на это не заложено), следовательно, придется повышать плату за проезд... "Как повлияет на состояние столицы тот факт, что ее дорожный фонд передан в федеральное ведомство? К чему готовиться москвичам?" Михаил ВЫШЕГОРОДЦЕВ, председатель бюджетно-финансовой комиссии Мосгордумы: — Не весь дорожный фонд передан в федеральное ведомство, а только его половина. Если раньше мы пользовались двумя процентами собранных с автовладельцев города налогов, то теперь придется рассчитывать на 1%. В общей сложности город потеряет порядка 14 миллиардов рублей — весьма ощутимая сумма при общем объеме столичного бюджета в 200 миллиардов. Например, в этом году в нашем распоряжении есть около 19 миллиардов средств дорожного фонда, а в следующем году мы рассчитывали на 28 миллиардов (с учетом инфляции реальная сумма осталась бы почти такой же). А будет — в два раза меньше. Значит, мы сможем построить и отремонтировать лишь половину того, что запланировали. Конечно, за счет оставшихся средств мы все-таки построим Третье транспортное кольцо. Но в назначенные сроки не успеем — денег не хватит. Одновременно Москве предстоит договариваться с Россией об использовании тех денег, которые уходят в федеральный дорожный фонд. Возможно, часть из них нам вернут на финансирование разного рода федеральных программ. Ну, типа строительства метро. К слову, последние два года федералы вообще не выделяли денег на строительство метрополитена, и даже единственную пущенную в этом году станцию "Улица Академика Янгеля" оплатила московская казна. Надеемся, что Россия возьмет на себя и содержание московских дорог федерального значения (Ленинский проспект, Ленинградское шоссе) — пока их финансирует только столица. А остальные нам придется финансировать любой ценой — надеяться получить хоть что-то от российского правительства на ремонт дороги в районе, например, Нагатинской улицы, глупо. Может быть, московскому правительству удастся договориться с российским — шансы, конечно, есть, но вот надежда... К чему готовиться москвичам? Наблюдайте за диалогом России и Москвы и надейтесь на то, что власти придут к консенсусу. Должны прийти. Ведь если московские дороги захиреют, убытки прежде всего понесет федеральный бюджет. "РАО "ЕЭС" практикует веерные отключения электричества по России, в том числе и в Московской области. Насколько неизбежны эти отключения? Могут ли они затронуть и Москву?" Сергей ПИНЧУК, руководитель пресс-службы РАО "ЕЭС России": — Выражение "веерное отключение" неверно по сути. Процесс отключения неплательщика занимает от двух недель до месяца. Этому предшествуют предупреждения, уведомления, и только в случае, если неплательщик не реагирует, мы вынуждены идти на крайние меры. И то не сразу. Сначала отключаем частично, стараясь не затрагивать жизненно важные объекты. Так было, например, с железной дорогой. Вначале отключили электроэнергию в офисах железнодорожников. И только в ситуации, когда очевидно, что ни платить, ни реструктурировать долги неплательщики не намерены, мы отключаем электроэнергию. В обществе сложился менталитет, что электроэнергия — это эдакий божий дар из розетки. На самом же деле это сложный вторичный продукт. На выработку одного киловатта уходит 250 граммов условного топлива (газ, уголь, мазут, гидроресурсы). Немаловажно и то, что сегодня в стране идет рост производства. Без погашения долгов по электроэнергии мы не сможем обеспечить этот рост в полной мере и поддержать российского производителя. Меры, которые принимает руководство РАО "ЕЭС", вполне адекватные. Настало время платить по долгам всем, в том числе и тем, кто наживался на бартерных сделках с электроэнергией. Нельзя просто прийти в магазин, взять с витрины хлеб или молоко и уйти, не заплатив. Электричество и тепло — такой же товар. Владимир КУЗНЕЦОВ,замруководителя пресс-службы "Мосэнерго": — Разовые отключения, предпринятые "Мосэнерго", по сути, были профилактическими мерами, призванными воздействовать на злостных неплательщиков и имели целью как раз предотвратить "веерные" отключения, подобные тем, что были на Дальнем Востоке. Хочу подчеркнуть, что это именно разовые меры, которые затронули меньше 5% потребителей. Подавляющее же большинство потребителей в Москве и области платит исправно. И эти вынужденные меры, безусловно, привели к желаемому результату — на сегодняшний день текущие платежи исполняются на 90% . В ближайшее время отключения в Москве не планируются. "Когда начнет воплощаться в жизнь экономическая реформа Грефа и правительства?" Мартин ШАККУМ, зампред комитета Госдумы по кредитным организациям и финансовым рынкам: — Любая экономическая программа — это сложная система мер, реализуемых на протяжении достаточно длительного периода времени. Поэтому назвать четкую дату "начала реализации" просто невозможно. Часть положений программы Грефа уже реализуется, принимаются или уже приняты соответствующие законодательные акты, например, вторая часть Налогового кодекса. Другие положения программы, на мой взгляд, вряд ли будут реализованы в плановые сроки. Так, например, я не уверен в том, что правительству удастся решить социальные проблемы, потому что сама программа в этом вопросе внутренне противоречива. Невозможно помочь малоимущим, одновременно фактически осуществляя полную коммерциализацию систем здравоохранения, образования, проводя рискованную жилищную реформу. Многие положения программы, весьма привлекательные с точки зрения теории, вступают в жесточайшее противоречие с реальностью. Приятно, конечно, провозглашать курс на сокращение бюджетных расходов. Но невозможно сделать это в стране, где бедствуют военнослужащие и учителя, где отключают от электроснабжения роддома и больницы, где, наконец, гибнут от нашей общей нищеты подводные лодки и наши дети. Жизнь уже нарушила планы "программистов" — принятые президентом решения о поддержке Вооруженных Сил привели к необходимости корректировки проекта бюджета. Вообще реформа системы федеративного управления, проводимая президентом, привела к смещению центра тяжести в сторону Федерального центра и президента. Это означает, что государственные расходы объективно имеют тенденцию не к сокращению, а к росту. И бездумное "следование параграфу программы" может нанести только вред. Надеюсь, что у власти хватит здравого смысла сверять свои действия не с той или иной бумажкой, а с жизненными потребностями России и россиян. "После того как власть нынешних сенаторов урезана, какого поведения губернаторов по отношению к Кремлю следует ожидать?" Вячеслав ВОЛОДИН, первый замруководителя фракции ОВР в ГД, член согласительной комиссии по Закону о порядке формирования СФ: — Если говорить о том Совете Федерации, который работает сегодня, то я думаю, что больших изменений в отношении с Кремлем не будет. Это наглядно показало прохождение в СФ Налогового кодекса. Этот закон очень сильно затрагивал интересы субъектов Федерации. Если раньше доход распределялся 50 на 50, то теперь регионам остается лишь 30%, что очень болезненно отразится на всех регионах, и в первую очередь на регионах-донорах. Но только 18 губернаторов проголосовали против. Остальные предпочли не вникать в суть закона, доверившись правительству, которое его внесло. Это ли не показатель их лояльности к Кремлю? До завершения нынешними губернаторами своих депутатских обязанностей такие явления будут нормой... В этом году пройдут выборы в 57 субъектах Федерации, и, таким образом, качественный состав СФ изменится. Новый состав, на мой взгляд, будет иначе подходить к инициативам Кремля. У работающих на постоянной основе сенаторов будет время как следует ознакомиться с законопроектами, и линия их поведения не всегда может быть одинаковой с линией Кремля. Через некоторое время они почувствуют себя политиками федерального уровня, и личная репутация станет выше команд, которые будут до них доводиться. Что же касается губернаторов, то по мере освобождения кресел в Совете Федерации у них появится большая маневренность в отношениях с Кремлем. Ведь когда губернатор принимал какое-то законодательное решение как сенатор, это сразу отражалось на его регионе. А теперь такой опасности не будет. "Говорят, что отмена Думой "рокового" пункта об амнистии имеющих госнаграды может быть, в свою очередь, отменена — то есть пункт снова вступит в действие. Насколько оправдан этот слух?" Павел КРАШЕНИННИКОВ, председатель Комитета Государственной Думы по законодательству: — Этот слух не имеет под собой ровным счетом никаких оснований. По процедуре такой проект должен, если он есть, поступить в наш комитет, но пока ничего не было, и я первый раз об этом слышу. Напомню историю вопроса. Те пункты, которые были отменены Думой, касались не только лиц, имеющих государственные награды, но также и инвалидов I и II группы. В первоначальном варианте постановления об амнистии, которое Госдума проголосовала в первом чтении, эти пункты отсутствовали. В ходе дальнейших обсуждений Комитет по безопасности за подписью Илюхина внес предложение включить в список амнистированных инвалидов, а еще несколько депутатов предложили и орденоносцев. После принятия амнистии пришло письмо из Генеральной прокуратуры с просьбой отменить пункты амнистии, названные выше. Тогда появилась еще одна поправка Илюхина, теперь уже ограничивающая амнистию инвалидов и имеющих госнаграды, и Госдума приняла ее, отменив тем самым предыдущее решение. И хотя я лично голосовал против — на мой взгляд, не очень конституционно сначала предоставлять права, а потом их отнимать, — последнее решение Думы мне кажется окончательным. Кстати, слухи о пересмотре отмененного Думой пункта амнистии некоторые связывают с последними арестами — в частности, Александра Тихонова, обвиняющегося в участии в покушении на Амана Тулеева. Но для Тихонова такой пересмотр не имел бы никакого значения — ведь человек, против которого выдвинуто обвинение после вступления амнистии в действие, под нее не подпадает. Должен сказать, что сейчас существует еще один вариант амнистии, подготовленный Владимиром Жириновским. Он сейчас прорабатывается в нашем комитете. Там речь идет об освобождении порядка 300 тысяч человек. Но вряд ли этот документ мог породить слухи об отмене "отмененного пункта" уже действующей амнистии. "Насколько реален вариант, что в России появится двухпартийная система — например, из КПРФ и "Единства"?" Георгий САТАРОВ, политолог, руководитель фонда ИНДЕМ: — Это почти нереально. Искусственно это сделать невозможно. Поверьте моему опыту — человека, пытавшегося это сделать на выборах 1995 года, когда пробовали из НДР создать правый фланг, а из социалистического блока Ивана Рыбкина — левый. Где теперь НДР и кто помнит Рыбкина? Та же ситуация складывается и сегодня. "Единство" — абсолютно искусственная конструкция. С КПРФ все ясно: у них есть свой электорат, своя идеология, свои социальные группы. У "Единства" всего этого нет, если не считать когорты чиновников, но это очень зыбкая почва, так как чиновник пойдет за любым руководителем, а руководители имеют тенденцию меняться. Вячеслав НИКОНОВ, руководитель фонда "Политика": — Подобные разговоры могут возникать по двум причинам. Либо от наивности и незнания политической системы, либо от ожидания, что "двухпартийность" можно будет назначить. Ведь в сегодняшних российских условиях двухпартийная система может появиться, только если ее назначить сверху. Характер партийных систем зависит напрямую от избирательного законодательства. Двухпартийность возможна только в странах, где выборы проходят исключительно по мажоритарной системе — например, в США, Великобритании. Причем на формирование двухпартийной системы уходят десятилетия. Если же в России, как и прежде, будет применяться схема, когда половина Думы избирается по мажоритарным округам, а вторая половина по партийным спискам, то двухпартийная система в нашей стране не сложится никогда. По крайней мере, в мировой практике такого опыта нет.



    Партнеры