“РАСПУТИН” СКОРЕЕ ЖИВ

6 сентября 2000 в 00:00, просмотров: 306

Это дело следователи сразу окрестили "делом Распутина" — по аналогии с известной живучестью царского фаворита. Еще бы, простому человеку достаточно с лестницы навернуться, чтобы отдать концы, а заслуженному бандюгану и контрольного выстрела в висок мало... В общем, правы обыватели, когда говорят: "Мафия бессмертна". Расследование этой жуткой истории уже закончено, недавно дело передано для рассмотрения в Мосгорсуд. Еще несколько лет назад Сергей Купцов (до судебного решения все фамилии изменены. — В.С.) был известным ватерполистом, заслуженным мастером спорта, даже знаменитостью. Но активная жизнь человека в спорте коротка, и многим потом приходится строить судьбу заново. Вот и Купцов, завершив свою спортивную карьеру, решил податься в бизнес. Вариант для титулованного спортсмена не новый, однако получается не у всех. Впрочем, прежний авторитет продолжает работать на знаменитость: быстро находятся нужные связи, помощники, консультанты. И все вроде бы получается. К тому же высоко взлетать Купцов и не собирался. Он начал с обычной торговли стройматериалами. Но остановился в итоге на общепите — открыл свое кафе. Скромное, без наворотов, в котором народ, не обремененный барсетками размером с чемодан, мог выпить и закусить по-простому. Но уже к открытию кафе у ТОО Купцова появились долги, которые со временем лишь увеличивались. Ситуация была бы почти безвыходной, если бы Купцову не подвернулся Николай Собинов. Бывший боксер Собинов еще по малолетке был судим за изнасилование, потом — за хранение оружия. Вхож в криминальную среду, предприимчив, напорист — словом, личность неординарная. Именно Собинов предложил Купцову свою помощь в реанимировании кафе, реструктуризации долгов и т.п. Но поставил условие: Сергею придется выйти из состава учредителей, хотя он будет по-прежнему иметь долю от доходов заведения и бесплатно там питаться. Купцов согласился — а куда ему было деваться? Персонал кафе нового хозяина невзлюбил сразу. Все боялись его как огня. Вот показания одного из сотрудников: "Собинов вел себя в кафе нагло, как самый главный. Внешне — по поведению, по манерам — складывалось впечатление, что он бандит, поскольку при сотрудниках кафе мог избить кого-нибудь. О Собинове ходили слухи, что у него есть своя преступная группировка. Сам он неоднократно говорил, что знаком с преступными авторитетами: Япончиком, Пуделем, Ванским, Захаром, Воздухом (Владимир Крастошевский, он же Вова Воздух, был застрелен через несколько месяцев после описываемых событий. — В.С.) и др. Говорил, что он с ними на равных. Это не выглядело как простое хвастовство. Собинов не раз приезжал в кафе с авторитетами Воздухом, тушинским Антоном, с ними приезжали лица кавказской национальности, выглядевшие как члены преступных группировок". Самое интересное, что при всех своих бандитских наклонностях Собинов считался глубоко верующим, религиозным человеком. В церковных кругах у него были обширные знакомства, священники охотно привечали его как смиренного христианина и щедрого спонсора. Между тем время шло, а никаких денег Собинов Купцову, добровольно отказавшемуся от учредительства, не подбрасывал, ссылаясь на отсутствие доходов. Так это или не так — неизвестно. Во всяком случае, выволочки директору кафе Собинов, недовольный его работой, устраивал регулярно. Да такие, что тот, не вытерпев побоев, попросту сбежал от нового хозяина прямо с рабочего места. Купцов, правда, продолжал регулярно питаться в заведении, зачастую приводя с собой знакомых. И наедал на приличные суммы, что Собинову совсем не нравилось. Но Купцов злился на своего "спасителя" еще сильнее. Он наконец понял, что его аккуратно устранили от дел и что фактически он теперь в кафе — никто. ...В тот майский вечер Собинов приехал в кафе со своим знакомым. Как полагается, обслуга накрыла им стол, ужин начался. А через несколько минут обоим стало плохо: оба почувствовали головную боль, сонливость. Боксер сразу предположил, что в пищу подмешана какая-то дрянь типа клофелина. Что он и высказал без обиняков одному из сотрудников заведения. Тот развел руками и предложил выпить крепкого чаю — авось поможет. Но Собинов с приятелем от чая отказались. Они вышли в подсобку и плюхнулись там на стулья. Через несколько минут их веки сомкнулись. И в этот момент в подсобку вошел Купцов с сыном Артемом (кстати, тоже бывшим спортсменом). Сначала визитеры сильными ударами свалили обоих обессилевших мужиков. Затем Купцов-старший дважды выстрелил в голову каждому. Собинову пустил пулю еще и в рот — подстраховался. Трупы завернули в куски целлофана, отнесли в соседнюю комнату, где находилась большая холодильная камера, и засунули замораживаться. Купцов вышел через черный ход и уехал на "Мерседесе" Собинова. Артем и еще один сотрудник кафе начали замывать кровь. Предполагалось, что позже трупы вывезут и закопают, а иномарку бросят на другом конце города. Но получилось иначе. Купцов-младший уже сидел за столиком и ужинал, когда дверь морозильной камеры отворилась и оттуда вышел расстрелянный час назад и добитый контрольным выстрелом Собинов. И прошел прямиком в зал. Окладистая борода на сторону, весь в крови... Та еще картинка предстала взорам окружающих! Артема будто ветром сдуло — он побежал не разбирая дороги. Все бежал и бежал... А покойник Собинов заорал: "Что они со мной сделали?! Они в меня стреляли!.." Шок персонала мгновенно сменился суетой. Официантки умыли шефа, перевязали ему голову и вызвали такси. А у шефа сплошные дырки в голове... В отличие от Собинова его приятель из холодильника не вышел. Собинов же, родившись заново, поехал не в Склиф, как того требовал здравый смысл. Первым делом Николай ринулся в церковь. Отпеваться ли, благословляться — об этом история умалчивает. Только после этого врачи успешно извлекли из его черепа два кусочка свинца (пуля, пущенная киллером в рот, прошла навылет через ключицу) и через месяц выписали. Купцов около года был в бегах, скрывался в родной Молдавии. Поймали его в Москве случайно, когда он пытался наладить новый бизнес. Уже в СИЗО он сочетался законным браком со своей дамой сердца. Она надеется, что Сергей скоро вернется домой — ведь виновным он себя не признает. Говорит, что убивал "Распутина" сын Артем. А с 21-летнего Артема уже не спросишь — он умер от передозировки анаболиков.



Партнеры