ТРИ ПОЛОСЫ — ДВЕ ПОВЕСТИ

8 сентября 2000 в 00:00, просмотров: 270

Мы продолжаем серию публикаций о не слишком знаменитых людях, без которых современная история пошла бы совершенно по другому пути. Эти бойцы невидимого фронта — изобретатели простых, но совершенно незаменимых в нашем быту вещей. В прошлый раз героями "Сударя" были Генри Нестле и Юлиус Магги, сегодня очередь дошла до Ади Дасслера и Ларса Магнуса Эрикссона. Без кроссовок представить современное общество просто невозможно. Они давно и прочно вошли в нашу жизнь и заняли в ней далеко не последнее место. Они перестали быть лишь спортивным атрибутом и превратились в непременную часть гардероба. Лет 10—15 назад при абсолютном господстве стиля casual wear обойтись без кроссовок не мог ни один уважающий себя человек. Сегодня они принимают самые разнообразные и причудливые формы (тинейджеры вообще теперь больше похожи на инопланетян), но их важность от этого ничуть не уменьшилась. Кроссовки — это культурный феномен, и от этого никуда не деться. А началось все еще три четверти века назад в небольшой немецкой деревеньке в 15 километрах он Нюрнберга с непроизносимым названием Хэрцогэнаурах. В Германии закончился послереволюционный хаос, была подавлена инфляция, и экономика начала потихоньку выбираться из жуткой ямы. На этом подъеме и начал свое дело Адольф Дасслер. Тезка будущего канцлера увлекался футболом, но жутко страдал от полного отсутствия подходящей обуви для этого спорта. Обыкновенные ботинки после игры в мяч быстро приходили в негодность, а постоянно покупать новые среднестатистический немец позволить себе тогда не мог. А теннисные тапочки для этого дела были слишком мягкими. Тогда-то Адольф по прозвищу Ади и начал делать специальную обувь для футболистов. А, чтобы его продукцию ни с чем нельзя было спутать, назвал ее Adidas — три буквы из прозвища плюс три из фамилии. Постепенно фирма начала расти, и вторым ее продуктом стали туфли для бега, превратившиеся с годами в современные кроссовки. За 75 лет Adidas стал вторым по объему производителем спортивных товаров в мире, но до сих пор самая известная продукция фирмы — это все те же бутсы и кроссовки. Знаменитый трилистник появился позже, уже в 30-х годах. Цветок символизирует жизнь, а легендарные три полоски на нем — три сына Ади Даслера. Для России эти три полоски — это тоже своего рода легенда. Adidas стал первым западным производителем спортивной обуви, вышедшим на наш рынок. Очереди за кроссовками растягивались на сотни метров, а записываться нужно было еще с ночи. Популярность "адидасов" была настолько велика, что правительство приняло решение построить завод, который производил кроссовки по лицензии. Но что самое интересное, истерия по кроссовкам Adidas имела место не только в СССР. В США до сих пор существуют несколько клубов поклонников обуви этой фирмы, а про Европу и говорить нечего. Кроссовки были даже воспеты в песнях. Первыми это сделали пионеры рэпа из Run DMC в композиции "My Adidas", а недавно и экстремальная команда Korn записала песню "A.D.I.D.A.S.". Что касается самого Ади Дасслера, то с годами он привлек к производству спортивной обуви всех родственников, и это стало семейным бизнесом. Мало того, в 1948 году Ади в пух и прах разругался со своим братом Рудольфом, и тогда тот в пику родственнику основал собственную компанию того же профиля — Puma. А внук Адольфа, тоже Ади Дасслер, основал компанию A.D. One, специализирующуюся на футуристической обуви для подростков. В деревне же Хэрцогэнаурах теперь есть улица Ади Дасслер-штрассе, а сам изобретатель кроссовок давно стал на родине легендой. * * * Ларс Магнус Эрикссон родился в 1847 году на небольшой ферме Вермског в Вермланде, к западу от Стокгольма. Ферма сохранилась до нашего времени, но по назначению давно уже не используется — Эрикссон стал миллионером вовсе не из-за невероятных надоев и мифических центнеров с гектара. В 14 Ларс ушел из дома и работал разнорабочим, матросом, кузнецом и еще бог знает кем. Определенных планов на будущее не было, главная в то время задача была — прокормиться. Эпохальное событие произошло в 1867 году, когда 20-летнего Эрикссона приняли на работу в телеграфную мастерскую в Стокгольме. В течение шести лет он работал подмастерьем, причем заслужил на этом месте такое уважение хозяина мастерской, что тот за собственные деньги отправил учиться молодого человека за границу. Да еще и дал ему отменные рекомендации. Два с половиной года Ларс Магнус стажировался в Швейцарии и Германии. Причем в Берлине шведа учили секретам мастерства будущие конкуренты — мастера Хальске и Сименс. После такой практики Эрикссон уже готов был начать собственное дело — он не только набрался опыта, но и скопил небольшой капиталец (уровень жизни в кайзеровской Германии был тогда не в пример выше, чем в Швеции). В апреле 1876 года Ларс Магнус Эрикссон основал инженерную мастерскую собственного имени. Главный профиль — ремонт и наладка телеграфного оборудования. В том же году по другую сторону океана запатентовал свое изобретение Александр Белл. В скором времени телефоны стали продаваться и в Швеции. Появление подобных аппаратов, несомненно, произвело фурор, но большим спросом они не пользовались. Дело в том, что ни качеством, ни удобством они не отличались, к тому же в Швеции тогда еще не было телефонных сетей. Их-то развитием и занялся Эрикссон. Кроме того, в начале 1880-х он представил новую разработку — настольный проводной телефон. Его динамик имел подставку-треногу: при хорошей связи он мог стоять на столе, а при плохой его приходилось прижимать к уху, при этом микрофон нужно было другой рукой подносить ко рту. Новинка так понравилась покупателям, что мастерская была завалена заказами на несколько лет вперед. Дела пошли настолько хорошо, что к 1890 году на Эрикссона работало уже 500 человек. Его телефоны вытеснили с рынка всех конкурентов, и шведы начали очередное завоевание мира. Что интересно, первый зарубежный филиал Эрикссон открыл в Санкт-Петербурге. Соответственно, экипировались Зимний и Смольный именно этой аппаратурой. Дальнейшее развитие телекоммуникаций шло настолько быстро, что усилиями одной мастерской было не обойтись. Тем не менее до сих пор Ларс Магнус Эрикссон наравне с Александром Беллом считается одним из столпов в основании глобальной телефонизации планеты.



    Партнеры