ДЖИНН КИТАЙСКОГО ПРОИЗВОДСТВА

11 сентября 2000 в 00:00, просмотров: 590

Представители китайских правоохранительных органов увезли на Родину двух своих соотечественников, воевавших в банде полевого командира Гелаева. Передача боевиков состоялась в пятницу в аэропорту "Шереметьево-2". "МК" писал уже о деле "китайских ваххабитов". 37-летний Сайиди Айшань и 24-летний Аймайэрцзян Амути были задержаны весной этого года при разгроме банды Гелаева в селении Комсомольское. На допросе они попытались выдать себя за беженцев, пробирающихся в Ингушетию, однако эта "легенда" не выдержала никакой критики. Военные контрразведчики сразу же обратили внимание на указательный палец старшего из задержанных — Айшаня; он был украшен мозолью. Подобные мозоли появляются лишь от частого нажатия на спусковой крючок. Вскоре подозрения подкрепились и свидетельскими показаниями — оказалось, что "хунвейбины" находились в составе банды с февраля 2000-го. В итоге оба китайских боевика были арестованы и отправлены в следственный изолятор. Через несколько месяцев им было предъявлено обвинение сразу по двум статьям Уголовного кодекса — участие в незаконном вооруженном формировании и незаконный переход госграницы. Как установило следствие, Айшань и Амути покинули родину еще в 97-м году. До лета 98-го они жили в Казахстане, где были причастны к деятельности подпольной международной террористической организации "Освобождение Восточного Туркестана". Затем отправились в Чечню. О том, что в руки правосудия попали не простые "наемники", говорит и их биография. Так, 37-летний Сайиди Айшань (в мусульманском миру — Саид Асан), выпускник геологического института, работавший в китайской провинциальной газете, произвел на сотрудников правоохранительных органов впечатление высокообразованного человека. Он в совершенстве говорит по-русски, свободно читает. По его собственному признанию, в Китае имел приличную квартиру, служебную машину, неплохо зарабатывал. Что заставило китайского журналиста отправиться за кордон? Ответ прост: и Айшань и Амути — по национальности уйгуры. Уйгуры для Китая — примерно то же самое, что чеченцы для России: постоянная головная боль. Этот небольшой тюркоязычный мусульманский народ не первый год борется за свою независимость. В том числе — террористическими методами. Кстати, на это обстоятельство особенно упирали представители китайской стороны, когда просили российских коллег отдать им задержанных. Дескать, борьба с терроризмом — это общее дело, тем более что уйгурские террористы держатся заодно со своими единоверцами из разных стран мира. Речь об уйгуро-чеченских боевиках шла даже на встрече в Пекине на высшем уровне. Именно тогда и была достигнута договоренность о передаче Айшаня и Амути по месту прописки. Между тем нелишне было бы напомнить, что фактор уйгурского терроризма возник не сам по себе. Точно так же, как Усама бен Ладен — плоть от плоти США и ЦРУ, уйгурские террористы — дело рук Пекина. Во время афганской войны китайцы специально натаскивали уйгурских мусульман, посылая потом в помощь моджахедам. Для того чтобы помешать Советскому Союзу укрепиться в Центральной Азии, хороши были все средства. Кто же знал, что джинн вырвется из бутылки и доставит массу неприятностей вчерашним хозяевам? (Впрочем, так ли этот джинн самостоятелен, как хочет продемонстрировать Пекин? Никто не может дать гарантию, что арестованные боевики не были связаны с китайской разведкой.) Тем не менее Генеральная прокуратура и ФСБ пошли навстречу просьбам азиатских коллег. Как уверяют представители китайских спецслужб, дома Айшань и Амути будут наказаны со всей строгостью закона. Закон, кстати, в Китае намного суровее, чем в России. У нас "хунвейбины" могли рассчитывать максимум на пять лет заключения. На родине же их ждет срок куда больший...



    Партнеры