КАК МЕНТЫ ПРЕВРАТИЛИСЬ В УЧРЕДИТЕЛЕЙ

12 сентября 2000 в 00:00, просмотров: 221

Чтобы заиметь своего слушателя в переполненном FM'е, надо очень постараться. Большинство радиостанций почему-то ориентируется только на молодежь. На "Милицейской волне" сделали радио для взрослых людей, для той активной части, кому сейчас от 35 и выше. На "МВ" заморозили всю русскую музыку, оставили только такие бесспорные вещи типа "Машины времени" и "Аквариума". Вообще их принцип работы — исследования и осторожность. Здесь они похожи на учредителей. Кстати, слово "мент" на "Милицейской волне" не употребляется вообще. Здесь говорят, например: "Еду вчера домой, тормозит меня очередной учредитель ..." "Эти песни вы слушали месяц назад по радио "МВ". Пройдет время, и их будут слушать остальные. Не ждите остальных" — так звучит джингл радиостанции. Замысловатая фраза. Программный директор "МВ" (107,8 FM) Михаил Галич раскрывает источник происхождения этого афоризма: "Да просто зло берет. Еду в машине, слушаю "Максимум", их "впервые и только у нас" — а звучит то, что на "МВ" прошло горячую ротацию, спустилось до общей и что мы хотим убирать вообще. Мы внимательно следим за всеми новинками, даже сделали рубрику "Новинка этого дня". Переворачивать каждый день огромное количество музыкального материала — это ой как нелегко". Странное заявление для ментовской радиостанции. Ведь известно, что люди военные в своих музыкальных вкусах неприхотливы. Крутили бы себе "Любэ" целыми альбомами, саунд-трек к фильму "Следствие ведут Знатоки" да поп-репертуар "Русского радио". Но кто сказал, что "Милицейская волна" — это радио для милиционеров? — Мы — радио от милиционеров. МВД дает нам деньги на существование и хочет, чтобы их радио имело успех. Тут наши интересы совпадают, — говорит Михаил Галич. Офис радиостанции находится в помещении финансового управления МВД, и очень забавно видеть людей в ярких футболках, широких штанах, с пирсингом на ушах на общем серо-голубом фоне. На вид большинству из них нет даже тех 35, с которых, по словам программного директора, должна начинаться их аудитория. — Когда я веду эфир, — говорит ди-джей Ксюша Привалова, — то всегда представляю, что меня слушает мой папа, или его друзья, с которыми я с детства дружу и которых я очень уважаю. Чтобы поговорить с ними, мне не нужно искать какие-то специальные слова. Главное — уважение, и без панибратства. Так же и со слушателями. На работе эмвэшники между собой общаются только шутками. На все вопросы типа "расскажите о себе" звучало примерно следующее: "Я сотрудник милиции в чине майора. Моя фамилия Жеглов (Знаменский, Томин, Анискин). Мой папа, умирая, сказал мне: иди в органы, сынок". Или: "Я всего лишь младший сержант, и, чтобы больше не выходить на опасные задания, я попросился сюда". Дальше идет захватывающее повествование о нелегких милицейских буднях и демонстрация боевых ранений, похожих на расчесанные комариные укусы. Шутки шутками, а за правдой пришлось опять идти к серьезному человеку Михаилу Галичу. Он рассказал, что сотрудники "МВ" в органах не состоят и парадный мундир к выходу в эфир не надевают. Более того, никто из сегодняшних эмвэшников даже представить себе не мог, что судьба так близко сведет их с органами. Большинство из них кочевали от одного радио к другому, подолгу не задерживаясь. Но здесь, как им кажется, засели прочно — есть возможность делать новое радио. Служебным положением эмвэшники тоже не пользуются. Просто не могут — никаких специальных удостоверений, красных книжечек, подтверждающих близость к органам, им не выдают.



Партнеры