ФИЗИК БУРОВ МОГ ПРЕДОТВРАТИТЬ ВЗРЫВЫ

13 сентября 2000 в 00:00, просмотров: 243

Мне открыл дверь человек немолодой и явно уставший от жизни. Все, что осталось Владимиру Бурову, в прошлом перспективному ученому-физику, от прежней кипучей деятельности на благо Родины, — обшарпанная квартирка да воспоминания. А еще чувство горечи. Прислушались бы к его словам — хотя бы три года назад, — сколько людей было бы сейчас живо... Владимир Александрович Буров закончил престижнейший МФТИ в 1971 году. В то время физики ценились куда дороже лириков, и молодой ученый сразу получил приличную зарплату. Его распределили в "почтовый ящик" под руководством академика Николая Эммануэля. Там Буров стал заниматься изучением катализа — ускорения химических реакций. Именно для этих целей он разработал прибор, способный определять наиболее активные молекулы. Если представить, что поверхность любого предмета слегка "шершавая" и на нее все время садятся разные молекулы, то станет понятно, что более активные из них непременно вытеснят менее активные — всем-то места не хватит! Так вот прибор, изобретенный Буровым, способен вычленять из общей массы эти самые активные молекулы. В том числе и молекулы взрывчатых веществ. Прибор очень прост в изготовлении. Это электронный чип, покрытый тончайшей графитовой пленкой. Чип снабжен вентилятором, который нужен для того, чтобы всасывать молекулы, а также устройством для подачи сигнала. Как только попалась "нехорошая" молекула, прибор сразу об этом просигнализирует. По утверждению изобретателя, себестоимость изделия копеечная, а его производство легко наладить хотя бы на Зеленоградском приборостроительном заводе. Чип Бурова в 1000 раз чувствительнее собачьего носа, и — что очень важно! — его можно использовать где угодно. В аэропортах, в метро, на минных полях... Простейшим устройством можно даже оснастить все дома и подъезды города. Владимир Буров изобрел свой прибор аж в 1979 году, когда ни о каком терроризме мы еще не слышали. Запатентовал его и... забыл. Ведь это был побочный продукт его деятельности, а впереди маячили такие вершины... Но с началом 90-х и наука, и "оборонка" начали хиреть, а "почтовые ящики" — закрываться. В 1992 году Буров стал безработным. Каково же было его удивление, когда три года назад он прочитал в популярном журнале, что и американцы, и немцы бьются не щадя животов своих над изобретением простого и доступного прибора, способного поставить надежный заслон террористам. А приборчик — вот он, готовенький, пылится где-то на заброшенном складе. Владимир Александрович избегает этой темы (все-таки столько лет на "секретной работе"), но, по некоторым данным, иностранцы пытались на него выйти с заманчивыми предложениями. Продавать Родину Буров отказался сразу и категорично. Он пошел другим путем. В префектуру Центрального округа. Помощник префекта выслушал его внимательно и обещал всяческую поддержку. Но не перезвонил. Тогда Буров сделал еще одно, последнее телодвижение. Сходил в мэрию к советнику Юрия Лужкова (понятно, что до первых лиц его нигде не допускали). "Гениально! — закричали в мэрии. — Завтра же начнем производить!" Через 2 года в Москве стали взрываться жилые дома. Я спросил у Бурова: "Если бы ваш прибор тогда поставили на поток, он помог бы предотвратить московские взрывы?" "Я уверен в этом на 100 процентов", — грустно усмехнулся ученый. Мы просим все заинтересованные организации откликнуться и высказать свои предложения по поводу внедрения этого изобретения. А Владимир Буров готов представить описания и чертежи.



    Партнеры