БУНТ СВЕТЛАНЫ РАЗИНОЙ

18 сентября 2000 в 00:00, просмотров: 446

В 1996 году в московском метро случилось ЧП. Машинист депо "Владыкино" уснул и очнулся только тогда, когда головной вагон пробил стену и выехал на улицу. На собрании что только не говорили — что он не выспался, что был пьян... Машинист рассказал, что у них в депо двое машинистов выполняют работу за шестерых... ...Московское метро лихорадит. Недовольство, давно зревшее среди работников подземки, вырвалось на поверхность в июне этого года. Благодаря пикету, который они организовали у здания мэрии, москвичи узнали о работе машинистов метро много нового. Оказывается, на их зарплату не всегда можно позволить себе купить мясо. Оказывается, ездить на метро небезопасно, потому что машинисты выходят на работу сонными, изможденными и нередко засыпают прямо в кабине... Нет, начальники подземных депо не садисты. Просто в метро катастрофически не хватает людей. Люди бегут из столичного сабвея, как крысы с корабля. В недрах подземки зреет восстание, а москвичи могут всерьез готовиться к передвижению исключительно наземным транспортом. В июне статья в "МК" о пикете наделала шороху в высших эшелонах подземной власти. Правда, реакция была странная. Прокуратура Московского метрополитена потребовала от начальника депо "Измайловское" Дмитриева провести собрание и... вынести решение, что все написанное — обман и клевета. На собрание приехал весь управленческий аппарат. Рядовых работников почти не было. Но когда пришел момент принимать "решение об опровержении", один машинист не вытерпел и сказал: "Там написана правда". Голосовать "за" не стали. После июньского пикета власти прибавили к зарплате работникам подземки 10%. Машинисты решили, что это издевательство. И в августе опять вышли к памятнику Долгорукому. В итоге — еще плюс 15%. Условия же работы в метро по-прежнему остаются ужасными. Предводителем борьбы машинистов за достойную жизнь стала женщина с фамилией известного бунтаря — Светлана Разина. Машинист депо "Измайловское", она уже 32 года наравне с мужиками водит поезд (кстати, сейчас в метро всего две женщины-"машинистки"). Положение работников метро начало ухудшаться еще в конце 80-х. Уже тогда начальство сплошь и рядом нарушало трудовое законодательство. И в 1989 году Разина с единомышленниками организовала стачком. "Бунтовщики" выступили с серьезными претензиями к администрации метро. — А наш профсоюз, вместо того чтобы поддержать, взял и осудил нас, — возмущается Светлана. — Тогда мы решили выйти из него и организовать свой. С тех пор имя Разиной вызывает у подземного начальства приступ бешенства. Сейчас зарплата машиниста метро — 4 тысячи рублей, помощника — около трех. Кто-то скажет — неплохие деньги. Возможно. Смотря каким образом их зарабатывать. Через 4—5 дней машинисту положен один выходной. На самом же деле они пашут по 11—12 дней без продыха. После чего им дают всего один выходной, хотя положено два. Почему? Все потому же: работать некому. — Все лето у нас отсутствовали так называемые физиологические подмены. Это означает, что люди даже не могли сходить в туалет! — говорит Разина. — Кроме того, увеличили продолжительность смен. Если раньше работали по 6 часов, то сейчас — по 8—9. Светлана достает "вещдоки" — свою записную книжку с отработанными сменами. Начало — 13 часов, конец — 21 час. Следующая смена: 10 часов — 17 часов. Далее: 18 часов — час ночи, а следующая (!) — с 5.30 и до 10.30. — Это вы что, спите иногда по 4 часа? — По три. До часу работаем, а еще пока состав сдашь... В 1998 году в столичном метро было шесть случаев, когда машинисты заснули "за рулем", в 1999 году — два. А уже в этом году дежурные по станции с Люблинской линии сообщили: за последнее время машинисты, заснув, трижды проезжали станцию. Поезд останавливается в тоннеле (автоматом срабатывает торможение), пассажиры постучат — машинист просыпается... Раньше каждое утро врачи проверяли самочувствие машинистов. Давление мерили, температуру. Не дай бог, больным кто "за баранку" сядет. Но однажды на Калужской линии не пошли поезда — у всех машинистов оказалось повышенное давление. Результат вечного недосыпа. Руководство метро поступило хитро: чтобы метро не встало, проверку делают выборочно. На профессиональные заболевания давно махнули рукой. Машинисты со временем становятся дальнозоркими и глохнут на одно ухо. Кондиционеров в кабинах нет. В жару приходится держать приоткрытой торцевую дверь, иначе задохнешься. Но тогда кабина наполняется страшным грохотом. Светлана показывает мне толстенную папку своей переписки с администрацией и прокуратурой метрополитена. В ней — бессчетные нарушения, которые "ставят под угрозу безопасность движения поездов и пассажиров". Терпение работников метро на пределе. В профсоюз к Разиной постоянно вступают новые метрополитеновцы. Даже несмотря на то что администрация тут же начинает их преследовать. "Перешедших на сторону врага" заваливают на профессиональных экзаменах, не дают двигаться по службе. Доходит до казусов: работник, два года подряд завоевывавший звание "лучший машинист", не может сдать элементарный тест. Чего сегодня хотят работники метро? Вот самые "свежие" требования, направленные начальнику подземки г-ну Гаеву 1 августа: "пересмотреть систему оплаты труда, разработать новое положение о премировании, привести должностные обязанности работников... в соответствие с трудовым законодательством, пересмотреть режим труда и отдыха..." Через три недели на них был получен ответ от замначальника метрополитена г-на Комиссарова: "Каждый работник метрополитена, как и любой гражданин страны, желал бы получать зарплату, отвечающую его насущным требованиям. Руководство метрополитена принимает все возможные меры для решения этой проблемы..." Но подобные ответы на хлеб не намажешь. 30 августа Юрий Лужков получил послание от президента Всероссийской конфедерации труда. Из него мэр узнал, что администрация Московского метрополитена оставила без рассмотрения требования профсоюза работников метро. Даже дважды проведенное пикетирование г-на Гаева не напугало. В любой момент может начаться забастовка. — Только тогда метровские власти заволновались, когда Лужков дал указание разрешить этот конфликт, — говорит Разина. Как? Члены подземного профсоюза уверены, что деньги у администрации метро есть. Это — подземная реклама. Но еще пару лет назад один из руководителей управления метрополитена так прямо и сказал Разиной: "Не лезь туда. Кирпич на голову упадет". Сегодня, несмотря на то что правительство города в спешном порядке формирует комиссию по урегулированию конфликта, машинисты под командованием Разиной готовятся к забастовке. Останавливаться нет смысла, считает Светлана. Другого способа заявить о своих правах, похоже, не осталось.



    Партнеры