КОВРОВАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

20 сентября 2000 в 00:00, просмотров: 567

ОТ РЕДАКЦИИ: Летом депутаты согласились с предложением президента укрепить "властную вертикаль". То есть его президентскую власть. Проект бюджета как раз и предполагает централизовать все финансовые поступления в федеральный бюджет, потому что власть — это деньги. К примеру, сейчас регионы могут оставлять у себя часть доходов от НДС (в размере 15%), теперь все придется перечислять в Центр. Взамен этого федеральное правительство пообещало взять на себя обязательства по социальным выплатам в регионах. Впрочем, не факт, что оно сдержит свое слово. -Недавно меня спросили, считаю ли я проект бюджета на будущий год революционным. Так вот: бюджет 2001 года действительно революционный. Потому что революция предполагает экспроприацию. А в будущем году правительство собирается провести экспроприацию во всех регионах. — Вы имеете в виду централизацию ресурсов? — Централизация — это страшно негативное и политически ошибочное решение. Это убивает интересы регионов и перераспределяет ответственность. Но дело даже не в этом. Как вы думаете, москвичам понравится, что Кремль и Белый дом заберет у них деньги из московского бюджета, а потом их не отдаст? Нет, конечно. А уже сегодня идет разговор, что по этому бюджету Москва потеряет порядка 50 миллиардов рублей своей доходной части. Поэтому Юрий Михайлович Лужков бьется за то, чтобы эту ситуацию поправить. И любой нормальный губернатор сделал бы точно так же. — Каковы, по-вашему, перспективы прохождения в Думе правительственного варианта бюджета? — Если правительство не пойдет навстречу Думе, думаю, что бюджет в первом чтении будет отклонен. За бюджет в его нынешнем виде проголосуют 150—170 депутатов, и то при условии, что Кремль поработает. Если на этот бюджет будут брошены все силы, розданы все обещания — 190—200 (кворум — 226 голосов. — "МК"). Кстати, я не знаю, что будет дешевле: сделать честный и прозрачный бюджет или ходить покупать голоса. Покупать, конечно, в переносном смысле: кому-то строя школу в округе, кому-то — еще что-то... — И кого правительство, на ваш взгляд, сможет уговорить? — Разумеется, "Единство". А также "СПС", часть "Народного депутата", часть "Яблока" и Жириновского, если с ним смогут договориться... Кстати, я очень удивляюсь позиции "СПС", который всегда выступал за прозрачный, честный и чистый бюджет. Но как можно говорить о прозрачном и честном бюджете, если в нем прячут доходы? Он уже не прозрачный, уже не честный. По нашим расчетам, ВВП в этом году составит 6,600 трлн. рублей, а в следующем — 8,180 трлн. рублей (из расчета инфляции — 15% в год). Напомню, что правительственный вариант основан на предположении, что в предстоящем году объем ВВП достигнет 7,750 трлн. руб., а инфляция не превысит 12% годовых. — Подобные арифметические разногласия приводят к появлению "лишних" денег в казне? — В том-то и дело. Доходная часть бюджета увеличится по сравнению с проектом правительства как минимум на 150 млрд. руб.! Может быть, те, кто готовил этот бюджет, действительно не умеют считать. Или это означает другое: бюджет 2001 года изначально нечестный. — Нечестный потому, что заниженные бюджетные показатели создают режим наибольшего благоприятствования тем, кто делал расчеты, а всем остальным сильно осложняют жизнь? — Конечно. Кто будет решать, как тратить дополнительные доходы? Какой-то чиновник? А по закону это должна решать Государственная Дума. По разным оценкам, в этом году правительство получит порядка 250 миллиардов рублей дополнительных доходов. Допустим, 100—150 миллиардов рублей они успеют истратить. А куда денут оставшиеся, которые в бюджете следующего года не учтены? Возможно, втихаря направят "излишки" на погашение внешнего долга. А возможно, будут действовать по привычной для себя схеме — пытаясь сдержать инфляцию, накапливать рубли и консервировать их. Такое изъятие денег из обращения называется "стерилизацией" денежной массы. Это чрезвычайно вредное для экономики явление, поскольку из обращения изымаются сотни миллиардов рублей. — И все же рано или поздно правительству с этими деньгами придется расстаться. — Одномоментный впрыск в экономику таких денег несомненно подстегнет инфляцию, если, конечно, все эти средства не будут пущены на целевые инвестиции... — То есть рост цен будет выше заложенного в проекте бюджета? — Конечно, да. Прогнозы правительства и не могли быть правильными, потому что элементарно не был рассчитан баланс расходов и доходов. То есть в расчетах Минфина и Минэкономики просто-напросто не совпадают цифры: объемы добычи нефти и газа, поставок нефти на экспорт, добычи нефти по соглашению о разделе продукции и т.д. А раз у двух ответственных за проект бюджета ведомств не совпадают расчеты по "доходам" (ТЭК — основной кормилец бюджета. — "МК"), то плывут и показатели по "расходам". Кроме того, правительство не учитывает и реальный рост цен на бензин. Который пока правительство пытается объяснить мировой конъюнктурой... — ...Герман Греф посетовал на сезонный фактор и пообещал, что к октябрю цены на топливо либо стабилизируются, либо упадут. — Вряд ли. К октябрю цены поднимутся еще выше. Я живу под Москвой и каждый день по дороге на работу проезжаю около двух десятков бензоколонок. Езжу по одному и тому же маршруту и наблюдаю, как ведут себя цены на АЗС в Москве и Московской области. Низкооктановый бензин стоил около 5 рублей, сейчас 6,5. Высокооктановый стоил 6 рублей, сейчас — 8,5. Аналогичная ситуация и с дизтопливом. — Хотя акцизы, между прочим, будут повышены только с 1 января. — А цены и будут расти упреждающе. Но честно говоря, я думал, что рост цен будет происходить медленнее, и на эти два рубля цены плавно вырастут только к январю. Но я ошибся: цены выросли значительнее быстрее. Мы проголосовали в июле (за главу "Акцизы" второй части Налогового кодекса, который втрое увеличит акцизы на бензин. — "МК"), а к сентябрю цены уже выросли на 1,5 рубля. До конца года еще один рубль набежит железно. — Подорожание дизтоплива — товара ценообразующего — еще больше подстегнет инфляцию. — Конечно. Уже сейчас началась политика роста тарифов на электроэнергию, железнодорожные перевозки, пересматриваются тарифы по газу — в годовом исчислении инфляция может подобраться к 40%. Так что заложенный в проект бюджета на будущий год рост цен в 15% — это очередной обман. Даже 17,5%, которые рекомендовал принять Комитет по бюджету, излишне оптимистичны. Я думаю, реально инфляция будет больше. А если цены на нефть упадут, цены вырастут еще сильнее. Сейчас сдерживающим фактором является положительное сальдо торгового баланса. Превышение экспортной выручки над импортными расходами дает возможность Центральному банку пополнять золото-валютный запас. Не случайно курс рубля достаточно устойчив, хотя рублевые цены внутри страны растут. Но одновременно идет процесс уничтожения нашей экономики. Растет импорт, сокращается импортозамещение, которое наметилось после кризиса 1998 года, и курс рубля становится "перегретым". — Попытки Центрального банка удерживать курс губительны для экономики. Это банальное проедание золото-валютных резервов, выручки ТЭКа и опасность скатывания к той же дефолтной ситуации. Ведь когда-нибудь наступит такой момент, что ресурсов на поддержку этого искусственного курса не хватит. Тогда все произойдет точно по сценарию августа 1998 года. Только еще хуже... — Сегодня есть такая опасность? — Если правительство будет удерживать курс рубля на неоправданно высокой отметке, начнут таять золото-валютные запасы ЦБ. А от этого еще больше увеличится давление на курс. — Придется снова девальвировать рубль? — Либо идти на изъятие денежной массы из оборота. К примеру, увеличив фонд обязательного резервирования. Все банки при выдаче кредитов должны создавать резерв, который лежит в ЦБ. Таким образом с рынка, как пылесосом, отсасываются свободные остатки средств с корсчетов банков, чтобы они не оказывали дополнительное давление на рубль. Второй инструмент — ставка рефинансирования ЦБ. Выдавая межбанковские кредиты под более высокие проценты, Центробанк забирает "лишние" деньги из оборота. Правда, одновременно делает кредиты не только более дорогими, но и более краткосрочными... Представленный правительством бюджет, к сожалению, не решает главной задачи — всеми способами подогреть свою экономику, чтобы не остановить наметившийся экономический подъем, которому способствовали девальвация и выгодная экономическая конъюнктура на мировом рынке. Появились робкие ростки надежды, и сейчас нужно сделать все, чтобы укрепить этот рост, а не останавливать его. — Каким образом бюджет может решить эту проблему? — Для того, чтобы экономика производила, нужно, чтобы эту продукцию покупали. Причем покупали россияне — мировые рынки для нас сейчас закрыты. Но сегодня из потенциальных 100 миллионов участников российского потребительского рынка активными являются только 15. У остальных просто нет денег. Значит, нужно решать вопрос с ростом денежных доходов населения. — Из-за запредельно высоких цен на нефть растут не доходы граждан, а золото-валютные запасы государства и его расходы на оплату внешних долгов. — А рост доходов граждан у нас прекратился в конце прошлого года. Но, если в проекте бюджета правительство даже не пытается поднимать эту проблему, значит, его все устраивает. Скажу вам больше, устраивает настолько, что правительство готово пойти на сокращение доходов граждан. Как только вы пытаетесь не расходовать деньги и делать загашники или отдавать на погашение долгов, рост реальных доходов (если он есть) сокращается. А если его нет — уменьшается. — И какой выход вы предлагаете? — Все честно объективно посчитать, и если образовались излишки, отдать деньги людям. Нужно вынуть все загашники из бюджета и тратить, тратить и еще раз тратить. Разумеется, разумно. P.S. Несмотря на депутатскую критику, правительство решило твердо стоять на своем и не идти ни на какие серьезные уступки. Первый замминистра финансов РФ Алексей Улюкаев заявил, что Белый дом категорически не устраивает вариант "лучше плохой бюджет, чем никакого". И фактически выдвинул депутатам ультиматум, напомнив, что в случае неутверждения бюджета наступает практика исполнения помесячного бюджета в размере 1/12 от бюджета прошлого года. То есть от бюджета-2000. А бюджет нынешнего года, по мнению Улюкаева, не самый плохой из всех возможных. Итак, правительство ответный ход сделало. Очередь за депутатами... ОТ РЕДАКЦИИ: Мы уже были свидетелями того, как полки наших магазинов оккупировали импортные товары, а отечественное производство перестало развиваться. По прогнозам самого правительства, цены в этом году вырастут на 35—40%. Если в прошлом году холодильник отечественного производства стоил порядка 6000 рублей (или 200 долларов), а недорогой импортный — 400 долларов, то в конце года из-за рублевой инфляции и роста издержек отечественный агрегат подорожает до 8400 рублей. А поскольку доллар искусственно сдерживали, цены на импортные товары останутся на том же уровне. То есть цена российского холодильника приблизится к 300 долларам, а импортный будет стоить по-прежнему — около 400. В итоге настанет тот момент, когда потребитель выберет импорт.



    Партнеры