БАНКИРЫ СТАРЫХ УНИТАЗОВ

20 сентября 2000 в 00:00, просмотров: 2466

Когда пару месяцев назад "МК" напомнил читателям подробности одного когда-то громкого, а сегодня почти забытого убийства, мы и не думали, что эта история вызовет такой интерес. Казалось: кому и какое сегодня дело до того, что творилось в стране в начале и середине девяностых годов? Когда дележка бывшей собственности то и дело сопровождалась выстрелами и взрывами. А слово "предприниматель" было почти синонимом слова "покойник". Однако оказалось, что многие помнят и то убийство, и ореол тайны, которым оно было окутано. Поэтому мы возвращаемся к этой теме. Напомним краткое содержание "первой серии". ...20 июля 1995 года на своей даче в тщательно охраняемом и закрытом для посторонних поселке Снегири при весьма загадочных обстоятельствах был зарезан (!) президент очень известного в ту пору банка "Югорский" Олег Кантор. Вместе с ним погиб охранник Неправда, который, по странному стечению обстоятельств, именно в этот день оказался без оружия. Неправде досталось две пули киллера. Убийство стало сенсацией того времени. "Югорский" шел на подъем — Олег Кантор, талантливый финансист, сумел сделать из мелкого нижневартовского заведения один из лучших банков страны. И сразу после убийства о нем говорили много и пышно. Как обычно, клялись найти преступников, отомстить за погибшего, обещали какие-то премии... Как говорится, воз и ныне там. Сразу после смерти своего президента начал рушиться и "Югорский". Сегодня в России давно нет банка с таким названием. Однако дележка его полусгнивших остатков продолжается... Когда обычные люди произносят слово "банкир", в мыслях они обычно представляют себе лощеного господина в навернутом "Мерседесе" и с большим количеством телохранителей. И уж точно никто даже не думает, что банкиры — те же самые люди, что и все. Разве что немного побогаче других. А так — такие же точно, со своими слабостями, страстями, бытовым хамством. ...3 августа 2000 года следователь милиции города Королева возбудил уголовное дело по факту избиения гражданки Елены Силуяновой ее гражданским мужем. В результате которого Силуянова попала в больницу с сотрясением мозга. В принципе не такое уж редкое событие — если б не одно "но". Мужем Елены Силуяновой был не кто иной, как Юрий Кантор. Родной брат Олега. Последний президент "Югорского". Именно при нем некогда цветущий банк пошел ко дну... На самом деле братья Кантор — люди крайне любопытные даже без "Югорского". Олег, по отзывам хорошо знавших его людей, был типичным "селфмейдменом" — то есть человеком, который превратился из провинциального нижневартовского подростка в столичного бизнесмена без чьей-либо помощи. Кстати, в 15 лет родная мать выставила его из дома, заявив: "Корми себя сам, у меня есть еще два сына". Другой бы спился, попал в приют или сел. Олег Кантор вырвался. Вверх. Прошел через кооператорскую торговлю пирожками и к началу 90-х создал банк, среди клиентов которого числились такие монстры, как "Лукойл", "Кондпетролеум", "Мегионнефтегаз" и который занимал 55-е место в банковском рейтинге России. При этом, вырвавшись, он вытащил за собой и отказавшуюся от него семью. Одному из братьев Олега — Юрию — "светил" тюремный срок в Калининграде за пьяный наезд на пешехода. Олег "отмазал" Юрия. И даже сделал его своим помощником в "Югорском"... Другой брат — офицер ВС России Игорь — тихо загибался в Читинской области, где "заносил хвосты" у артиллерийских ракет и даже не мечтал о столичной жизни. Благодарность родственников не замедлила себя ждать. Мне, например, доводилось слышать о том, как Юрий, получив утром 20 июля 1995 года известие о гибели Олега, примчался на дачу. Где он первым делом... снял с тела брата золотую цепочку. Позже он объяснил свой поступок так — чтоб ментам не досталась. К этому "очаровательному" эпизоду можно добавить истории о том, как рьяно Юрий судился с женой покойного брата Ириной и ее детьми, любыми способами пытаясь лишить их наследства. Действительно любыми — вплоть до "липовых" бумаг в суде. Многие из этих фактов уже появлялись в прессе. Каждый раз Юрий очень нервничал, присылал в редакции газет какие-то невнятные факсы (кстати, на бланках давно несуществующего банка) — но, что интересно, ни разу ничего не опроверг. Возможно, свой гнев он выплескивал не только на вдову Олега Кантора, но и на собственную жену. Кстати, Игорь оказался куда практичнее Юрия. Пока тот судился с одной женщиной и размахивал кулаками перед второй, Игорь тихо подчищал остатки "Югорского". Его сотрудники до сих пор с истерическим смехом вспоминают, как серьезный, казалось, человек, один из руководителей "тонущего" банка, вдруг бросился снимать... старые унитазы. Считая, видимо, что с "паршивой овцы хоть шерсти клок"... Уже не знаю, получилось ли у Игоря "наварить" на унитазах или нет, но, когда позже речь зашла о памятнике Олегу Кантору, родные братья не дали ни копейки. Какой еще брат? Нам самим на жизнь не хватает!.. Насколько не хватает братьям (после Олега им осталось колоссальное наследство в виде банка, особняков, квартир, машин и т.п.), можно судить хотя бы по такой истории. Однажды Игорь Кантор приехал навестить мать. Ну что может подарить женщине, давшей ему жизнь, любящий сын? Игорь расщедрился на... мешок картошки. При этом деньги на мешок (целых 10 рублей) он занял у соседей матери, а ей перед обратной дорогой строго-настрого наказал — верни этим людям одолженную десятку!.. Когда Олег Кантор погиб, газеты писали: у следствия (его вела Мособлпрокуратура) есть ряд перспективных направлений. Однако ни одно из них, видимо, так и не получило своего продолжения. Банкиров продолжали убивать — почти сразу за Кантором погиб глава "Круглого стола бизнеса России", член Совета по предпринимательству и президент Росбизнесбанка Иван Кивелиди, за ним — другие. Имя Олега Кантора отошло на второй план и постепенно забылось. Потом забылись имена тех, кто "ушел" вслед за Кантором. На руинах былых империй пируют чужие люди.



    Партнеры