ТЕНЬ НАД ПРИНЦЕССОЙ

29 сентября 2000 в 00:00, просмотров: 305

Принцессу Диану, как мы помним, похоронили на острове посреди озера в поместье брата. Сейчас там, говорят, жутковато: по ночам ветерок будто бы доносит со стороны могилы скрипы и вздохи. Диане есть от чего перевернуться в гробу, и не раз. На прилавки книжных магазинов Британии только что легла новая книга "Тени принцессы", написанная ее бывшим личным секретарем Патриком Джефсоном. В прошлом офицер ВМС, он состоял при принцессе с 1988-го по 1995-й. Диана развелась в эти годы с мужем — принцем Чарльзом, потеряла титул "ваше королевское высочество", страстно влюбилась в подвернувшегося под руку гвардейца Джеймса Хьюитта, на весь мир призналась в этом по телевизору, пропустила через свою постель череду любовников, пыталась примерить на себя роль международного посла Британии, а Джефсон стоял все это время вплотную сзади, как он стоит на этом снимке, и нашептывал на ушко, советовал и... слушал. По 18 часов в день внимал исповедям самой знаменитой женщины мира. А сейчас сложил свои записки стопочкой и напечатал. Получилась не книга — динамит! Вместо иконы, на которую Британия привыкла молиться, принцесса предстает там немножко ведьмой. Диана была неуравновешенной личностью. Она лгала напропалую, днем плела интриги, ночью вынашивала заговоры. Она увольняла прислугу просто из-за своего плохого настроения. Да, в ее отношениях с людьми главным было привлечь к себе внимание, а потом — хоть трава не расти. Но через все это горькое повествование Джефсон, надо отдать ему должное, неутомимо тянет одну нить. Диана не стала бы такой мятежницей-интриганкой, не относись к ней королевская семья с пренебрежением, а порой и с жестокостью. "То, что выглядело с ее стороны недовольством, было на самом деле попыткой компенсировать хроническое ощущение, что она отвергнута", — пишет автор. Диана отвечала мучителям неприкрытой враждебностью. В разговорах со своим личным секретарем она именовала королевскую семью не иначе как немцами. Причем это было не только напоминание о германском происхождении династии Виндзоров. В ее восприятии это были отчасти и те немцы, которые бомбили Лондон. Она жадно коллекционировала драгоценности, что дарили ей обитатели дворцов, в том числе сама королева Елизавета Вторая. В сиянии диадем и ожерелий Диана видела убогое, но все-таки вознаграждение за свои страдания. — Это за годы пыток, которые я натерпелась от этой е...ной семейки, — говаривала она. Да, принцесса любила, оказывается, запустить матерком. Ее хлебом не корми, а дай, бывало, рассказать один сальный анекдотец, другой, третий... "Когда гостям впервые приходилось слышать ее грубый юмор, они ушам своим не верили, — пишет Джефсон. — И это та самая принцесса, которая час назад обходила с визитом госпиталь, будто святая?.." Когда они летели вместе в 1992-м в Египет, Диана выложила Патрику Джефсону, как она пыталась уговорить Ротвейлера разжать пасть и выпустить на волю своего мужа, принца Чарльза. Ротвейлером она звала Камиллу Паркер-Боулз, любовницу принца. Подошла к ней на каком-то приеме и говорит: отстань от него, будь добра. Та молчит как стенка, Чарльз тоже молчит. Диана сбежала с приема вся в слезах. Потом умельцы перехватили интимный разговорчик принца по мобилу с Камиллой, где тот в угаре страсти выражает желание "залечь тампаксом в ее трусиках". — Боже, Патрик, тампаксом! Да он больной!.. — услышал личный секретарь от Дианы в тот вечер. Одно время принцесса усиленно хаживала по гадалкам и носилась с их предсказаниями, будто Чарльзу грозит скорая смерть. — Послушайте, Патрик! — теребила она секретаря. — Одна предсказательница говорит, что муж мой погибнет! Ей привиделись горы и вертолет. О чем Диана не откровенничала, так это о своей семейной жизни с принцем Чарльзом. Хотя что уж тут откровенничать — все и так было как на ладони. Но и в этой запретной теме, вспоминает Джефсон, вдруг проскальзывала отчаянная, беспросветная нотка: — Секс — это о'кей, — как-то задумчиво сказала Диана. — Но секс, когда с любовью, — это лучше всего, правда?.. Вечерами в Кенсингтонский дворец проскальзывал, стараясь не бросаться в глаза, Джеймс Хьюитт, тот самый гвардеец, в ком принцесса нашла временную замену мужу. "Принцесса защищала себя от проявляемого к ней мужчинами интереса единственным способом, каким она это умела, — вспоминает личный секретарь. — Поглощала то, что ей предлагали, и отбрасывала скорлупу с бессердечной холодностью". И в то же время она была готова воссоединиться с принцем Чарльзом даже в самые последние дни перед разводом. Нелюбимая Чарльзом, отвергнутая королевской семьей, осаждаемая любовниками на час, Диана начала пичкать себя таблетками — транквилизаторами, стимуляторами. "Эффект этих комбинаций было невозможно предсказать, поскольку ни один врач не прописывал ей того, чем она себя дурманила", — пишет Джефсон. Вместе с подружкой Ферги, женой среднего сына королевы, они увлеклись клизмами. А что: очищает организм, восстанавливает прекрасный цвет лица! Называлось это научно "орошением прямой кишки". Ближе к страшной дате 31 августа 1997 года, когда ее "Мерседес" сплющился в лепешку в парижском туннеле, у Дианы разыгрался комплекс преследования. Она закатывала в Кенсингтонском дворце ковры и показывала Джефсону то, что ей казалось "жучками" для подслушивания. В нее стреляли в Гайд-парке, утверждала принцесса, да кто-то еще пытался устроить бяку с тормозами ее автомашины. Автор, видимо, чувствовал, что его правда горчит. И подсластил свое сочинение маленькой деталькой. Шофер принцессы постоянно держал в машине шоколад, который Диана поглощала килограммами...



Партнеры