ДЕВОЧКА ИЗ РИО-ДЕ-МОСКВА

6 октября 2000 в 00:00, просмотров: 545

СУПЕРСТАР Недавно в промозглой осенней Москве, на ВВЦ, прошел первый Московский карнавал. Вообще-то он был назначен на День города. Но из-за обрушившихся на страну трагедий действо "а-ля Рио" пришлось перенести... А знаете, чем жила Москва ровно 65 лет назад? Вот и не угадали. В метро, автобусах и на коммунальных кухнях народ обсуждал не успехи пятилетки, а... шитье карнавальных костюмов! В конце августа 1935 года Москва наряжалась на... карнавал. Софья Никаноровна Храпова, несмотря на свои 80 лет, эти дни помнит так, будто все происходило вчера. Еще бы! Она, 15-летняя девочка, на том карнавале завоевала почетное третье место в конкурсе на лучший костюм. Кстати, тот, советский, карнавал тоже пришлось перенести. Правда, причина была совершенно иная — плохая погода. В назначенный день хлынул проливной дождь, и намечавшееся в парке Горького гулянье пришлось отложить ровно на неделю. — О том, что в Москве в парке Горького будет карнавал, написали все газеты, — вспоминает Софья Никаноровна. — А уж по радио-то сколько раз объявляли! Мне было 15 лет, я заводная была, вот и загорелась. Дома юная семиклассница заявила: "Пойду на карнавал! Костюм придумаю такой, что все ахнут!" На что родители и соседи по коммуналке только у виска покрутили. Как и положено, свои приготовления девочка Соня держала в глубокой тайне. А решила она стать... новогодней елкой. — Из материала коричневого цвета сшила себе облегающий комбинезон. Разыскала коричневые чулки на ноги, а другую пару чулок покрасила в зеленый цвет — сделала перчатки до плеч, — вспоминает Софья Никаноровна. — А за еловыми ветками (их я пришила к комбинезону) пришлось ехать в лес в Кунцево. Кто-то из мальчиков помог мне соорудить провода с лампочками и подсоединить их к батарейке, которую положили в специально сшитый на спине комбинезона кармашек. Когда проводки присоединяли к батарейке, лампочки зажигались. Для храбрости Соня сагитировала еще двух подруг. Они разыскали старые мамины платья и нарядились Татьяной и Ольгой из "Евгения Онегина". В таком маскарадном виде все трое в сопровождении Сониной мамы и поехали на метро до парка Культуры. — Видели бы вы, какие толпы шли к парку в этот день! Кто в маске, кто в целом маскарадном костюме, а кто и просто в нарядном платье. Уже у самого центрального входа какой-то мужчина закричал: "Елочка! Подожди!" Оказалось — член жюри. Мама, когда это выяснила, тут же сказала: "А у нее еще и лампочки горят!" Соне вручили талон на участие в конкурсе маскарадных костюмов, и она с легким сердцем пошла в народ. Народ в долгу не остался. Представляете? Лето, и вдруг — новогодняя елка! Как тут не потрогать. Вот в толпе и не стеснялись, изо всех сил дергали за еловые ветки и проводки. Мама только успевала повторять: "Осторожно! Это же костюм!" О конкурсе "задерганная" народом "елочка" вспомнила только через три часа. — Было десять вечера, когда мы решили узнать, где проходит конкурс. Как раз успели к самому концу. Соня прошла за кулисы и с криком: "Товарищи! Еще один костюм пришел, подождите!" — вышла на ярко освещенную сцену. Из зала тут же закричали: "Елочка, зажгись!" Но, увы, общение с народом не прошло бесследно: проводки были оборваны, иллюминации не получилось. Итог — третья премия. — Мне вручили конверт с 30 рублями, одеколон "Голубой цветок" и три куска мыла "Прогресс". А еще к призам прилагался абонемент на бесплатное посещение массовых мероприятий в парке Горького. Кроме меня, призы за третье место получили две девочки-школьницы, нарядившиеся ромашками. А первое место на первом московском карнавале присудили "политическим" костюмам: "колхознику-единоличнику" (костюм был из двух половинок: левая — половина городского пиджака, штанина от нормальных брюк, ботинок. А свою правую сторону молодой человек обрядил в деревенские портки, рубаху и лапоть. Соответственно, в левой руке парень держал увесистый сноп, а в правой — три худосочных колоска); и девушке-колхознице на стоге сена (она обрядилась в деревенский платочек, кофточку и лапти, а юбку сделала в виде копны сена, на которую свисали приделанные к талии ноги). Фотографию девочек-ромашек позже опубликовала "Вечерняя Москва", а елочка-Соня в газету не попала... От карнавальных подарков у Софьи Никаноровны осталась лишь папка с вытесненным на ней портретом Сталина и вложенный в нее напечатанный на машинке на простой бумаге диплом. Правда, сейчас из-за ремонта семейная реликвия покоится где-то на дне старого чемодана. Девочка Соня готовилась победить на следующем карнавале, но — настали другие времена, и больше в Москве ничего подобного не было.



    Партнеры