ИМЯ РУЗЫ

9 октября 2000 в 00:00, просмотров: 320

ГОРОДОК Старая истина о том, что имя дается раз и на всю жизнь, в наши времена явно стала попахивать нафталином. Вспомнить хоть ту же послевоенную Германию: вчерашние счастливчики — однофамильцы Геббельса или Бормана — после падения Рейхстага в спешке бросились менять документы. "Ветер перемен" вмиг сделал их имена "неудобными". А что уж говорить о городах и других населенных пунктах? История меняла их названия как перчатки. Один росчерк пера превратил в 1930 году несколько тысяч людей из богородцев в ногинчан. Прошло 70 лет, и жителей города вновь обратили в богородцев. И этот пример — капля в море. По части переименований Подмосковье давно пора вносить в Книгу рекордов Гиннесса. — Что же это получается! Испокон веков наши предки жили в Сергиеве, а мы будем в Загорске? — возмущались в 30-е годы коренные жители подмосковного городка. Товарищей по несчастью у возмущенных жителей Сергиева было больше чем достаточно. После Октябрьской революции волна переименований "с головой" накрыла сотни населенных пунктов Подмосковья. В первую очередь не повезло поселениям, чьи названия имели антиреволюционное "набожное" происхождение. Помимо Сергиева и Богородска в черный список с пометкой "религиозные" попал город Воскресенск (его Советская власть окрестила Истра). По той же "статье" проходили деревни Часовня в Одинцовском районе (ее обратили в Чапаевку) и Архангел в Шатурском, для которой придумали расплывчато-нейтральное имя Пышлицы. Впрочем, все познается в сравнении. Как выяснилось позже, Истра и Загорск были отнюдь не самыми худшими вариантами. В конце концов "истринцы" звучит не так напыщенно и прямолинейно, как "красноткачевцы" (так стали именоваться жители вчерашнего поселка Шувоя), "электровозцы" или, скажем, "шатурторфовцы". По свидетельству краеведов, "промышленные" имена по популярности уступали лишь "партийно-революционным". В те годы на карте области успели "отметиться" Каганович, Чкалов, Сталин, Дзержинский, Рыков. А уж вождь пролетариата "засветился" одновременно в нескольких десятках мест Московской области: чтобы не повторяться, приходилось даже изобретать различные комбинации — Ленинск, Вождь Пролетариата, Совхоз Ильича. Интересно, что сами аборигены о новом названии узнавали в последнюю очередь. Причем часто власти даже не утруждались объяснять местным старушкам, чье имя теперь носит их деревня: — Бывшие Подосинки, что по Казанской железной дороге, переименованы в Ухтомскую в честь героя-машиниста Ухтомского, сыгравшего значительную роль в Декабрьском восстании 1905 года, — лаконично сообщали первые полосы газет в 1918 году. Более подробную информацию для невежественных граждан, не интересовавшихся новейшей историей, можно было откопать в "Путеводителе по окрестностям Москвы": — Бесстрашный пролетарий Ухтомский был расстрелян в Люберцах карательной экспедицией, во главе которой находился царский сатрап, зверь в образе человека, полковник Риман. Правда, некоторым жителям Подмосковья мода на переименования "сыграла на руку". Дело в том, что в дореволюционной России было немало "неприличных" названий, которые никак не вписывались в высокоморальные принципы Советской власти. — Куда держим путь, блудинцы? — любили подшутить соседи над аборигенами деревни Блуди. Советская власть помогла несчастным восстановить доброе имя в глазах окружающих: в 30-е годы блудинцы обратились в почтенных жителей деревни Речка. Так же партийцы "стерли" с карты Подмосковья деревню Сосуниха, присвоив ей новое патриотическое название Красные Всходы. Местечко Моча превратилось в благозвучное Заречье, деревня Душегубово — в безобидную Пчеловодную, а легкомысленное Мухино — в солидное Тучково. Правда, справедливости ради стоит заметить, что манией переименования страдали не только красные бароны. Поупражняться в оригинальности любили и царственные особы, разъезжавшие по городам и весям. Направляясь как-то в погожий день из Петербурга в Москву, Екатерина Вторая неожиданно велела остановить кортеж возле богом забытой деревни. В лучах заходящего солнца покосившиеся избы так преобразились, что императрица в умилении воскликнула: "Какая солнечная гора!". Было бы в тот день пасмурно, еще неизвестно, какое название носил бы сегодняшний Солнечногорск. Так же, под воздействием погоды и собственных впечатлений, Екатерина переименовала село Рогожи в Богородск. Постреволюционные источники утверждали, что Екатерина успела "пометить" и село Тайнинское (по нынешней Ярославке), правда, на сей раз "авторство" принадлежало не ей, а местным жителям: — Говорят, что она скрывала здесь от людских глаз результаты своей разгульной жизни и произвела на свет не одного незаконнорожденного "наследника". Отсюда и название, связанное со словом "тайна", — писал в 26-м году "Путеводитель по окрестностям Москвы". Так ли было на самом деле — еще неизвестно. Зачастую историкам остается лишь догадываться, откуда взялось то или иное название. Додумался же один краевед до того, что Шатура происходит от названия планеты Сатурн...



    Партнеры