“КРЕПКИЙ ОРЕШЕК” ЕЩЕ НЕ РАСКОЛОЛСЯ

9 октября 2000 в 00:00, просмотров: 192

Инаугурация Коштуницы. На обломках самовластья отчеканят лейблы западных инвесторов. Именно потребителей. Не гипотетические пока базы для НАТО — еще неизвестно, как будущее правительство Сербии отнесется к идее присутствия чужих войск на своей территории. Руками Коштуницы, взлетевшего на волне стихийной революции в президентское кресло, Запад заполучил в первую очередь превосходный рынок сбыта и доступ к большому участку крупнейшей водной магистрали, реке Дунай, по которой идут товаропотоки из Западной Европы в Грецию и Турцию и обратно. "В Сербии 11 миллионов потребителей, — удовлетворенно потирают руки экономисты с берегов Потомака и Темзы. — Это вдвое больше, чем в соседней Венгрии!" Зашевелили плавниками такие мировые киты, как "Дженерал электрик", "Проктер энд Гэмбл", имевшие в довоенной Югославии "серьезные наработки", — теперь они готовы вновь инвестироваться во всю ширь. В Сербию планирует вернуться шведская "Эрикссон" — один из крупнейших в Европе поставщиков сотовых телефонных станций, свернувшая свои операции из-за военного конфликта. Еще в канун инаугурации Коштуницы президент Клинтон объявил, что с уходом Милошевича "пришло время для Соединенных Штатов и наших союзников отступить с Балкан с чувством исполненного долга". Это значит, что уже нет нужды держать многотысячные силы "Кей-фор", которые постепенно будут сокращаться, пора зачехлять пушки и развязывать кошельки. Запад снимает основные эмбарго и санкции против бывшей Югославии, в первую очередь — на поставки энергоносителей и ограничение воздушного сообщения с Европой. Администрация Клинтона представила конгрессу новый проект, предусматривающий для "обретших демократию балканских государств" режим льготной торговли. Для разрушенной натовскими бомбежками инфраструктуры Европа и США готовы выделить 4 миллиарда долларов, а кроме того, сербам обещан "мультимиллиардный план Маршалла в миниатюре", который поможет поднять экономику страны, где инфляция составляет 50 процентов, а треть населения — безработные. Но эти вложения обернутся сторицей, когда сербский рынок заработает по европейскому образцу и 11 миллионов потребителей будут приносить инвесторам полноценный процент с вложений. Что касается натовского присутствия в Сербии, то этот балканский полигон, несомненно, желанный для Североатлантического блока как недостающий кусочек мозаики в построении единого восточного кордона, можно будет компенсировать вовлечением самой Сербии в структуру НАТО. И тогда реформированная должным образом, идеологически переориентированная новая сербская армия сама возьмет на себя охрану и контроль жизненно важного для Европейского сообщества стратегического узла. Правда, это пока теория, так сказать, желанная схема, которую единодушно рисуют западные эксперты, а пресса западных демократий доводит ее до сознания общественности. На пути ее реализации еще остается несколько подводных камней. Страна 10 лет пребывала в состоянии стагнации, и ее развитие, несмотря на западные инвестиции, может повторить криминализированный и коррумпированный "российский вариант". Об этом предупреждают экономисты из Вашингтона. Наконец, есть другая проблема — Милошевич. "Пока Милошевич сохраняется на политической сцене Сербии, он представляет угрозу!" — так заявляет Александр Тиджанич, бывший пресс-атташе Милошевича, позднее переметнувшийся в стан оппозиции. Милошевич и впрямь предпринял ход конем: не бежал, как предполагалось, в "союзную Белоруссию" или "дружественную Россию", а, продолжая оставаться в своем тайном, никому не известном убежище, ведет работу по консолидации под своим началом понесшей политическое поражение, но не разгромленной соцпартии, также оставаясь главнокомандующим многочисленных полувоенных отрядов, которые были сформированы во время войны в Косове. Только однажды Милошевич "явился народу", чтобы формально поздравить Коштуницу с победой на президентских выборах и заявить о своей отставке. После чего вновь исчез из поля зрения, оставив Коштуницу один на один со своим наследием: разрухой, ненадежной армией и лоскутной "победившей коалицией" из 18 разношерстных партий, ни одна из которых не имеет опыта экономического строительства более чем на уровне провинциального города. Кроме того, вчерашний главный союзник Коштуницы, Зоран Джинджич, чья Демократическая партия сыграла ключевую роль в оппозиционном движении, вряд ли удовлетворится ролью второстепенной фигуры. Имея опыт политика и бизнесмена, Джинджич скорее может стать конкурентом, нежели соратником Коштуницы, а это только на руку Милошевичу, который, как предполагают, будет строить собственные теневые властные структуры. Но, возможно, Слобо имеет совсем другие планы, и вся его "подпольная деятельность" сейчас не что иное, как попытка подготовить более надежный путь отхода. Возможно, отправив своего сына Марко в Россию, Милошевич произвел отвлекающий маневр, убив сразу двух зайцев. Во-первых, в Югославии против Марко Милошевича выдвигаются обвинения в рэкете и прочих сметных грехах, которыми он занимался, будучи фактически полновластным владельцем родного городка Милошевичей — Пожареваца, где ему принадлежала обширная недвижимость, торговые и увеселительные заведения. Сейчас в Пожареваце на Марко точат зуб многие бывшие собственники, которые утверждают, что Милошевич-младший "с пистолетом в руке" отнимал их заведения, называя владельцев "агентами и спекулянтами НАТО", а присвоенное угрозами имущество отчуждалось в пользу политической партии, которой руководила жена Слободана — Мира Маркович. Подробности одной такой акции рассказал репортерам The New York Times бывший предприниматель Велкович, ставший одной из жертв "экспроприации". Он и другие жители городка утверждают, что весь легальный бизнес Марко Милошевича был лишь прикрытием для подпольной торговли бензином, наркотикам, сигаретами и прочей контрабандой. Поэтому, отправив сына в Москву, Слободан Милошевич по крайней мере на время обезопасил его от криминального преследования на родине и дал повод предположить, что и сам вскоре последует за ним. Гарантии безопасности для родственников бывшего югославского лидера были, вероятно, получены от российского министра иностранных дел Игоря Иванова в обмен на обещание "мирно сдать власть". Обе стороны в итоге получили выгоду от сделки: Россия реально способствовала устранению угрозы гражданской войны в Югославии, Слободан Милошевич выиграл время для маневра. На самом же деле у него есть, пожелай он того, иной путь отступления — страна куда более надежная и дружественная, чем слабая Белоруссия и ветреная Россия с ее собственной нестабильностью. Это — Китай! Именно Китай твердо поддерживал Югославию в период натовской агрессии, когда натовской же ракетой было разрушено китайское посольство. Когда в июне прошлого года глава китайского парламента Ли Пен посетил Югославию с трехдневным визитом, Милошевич одарил его высшей наградой — орденом Большой Звезды. Обозреватели напоминают об обширных и давних связях Китая и Югославии еще на уровне компартий, а в последнее время — на уровне личных отношений, связывающих как самого Милошевича, так и его жену, "убежденную марксистку" Миру Маркович, с "многочисленными товарищами по идеологии" в высших политических кругах Китая. Не случайно по Белграду курсирует устойчивый слух, что недавняя странная авария центрального компьютера Югославского центрального банка была следствием махинаций эмиссаров Милошевича с целью перевести государственные средства на счета в Китае. Также распространилось известие, что Милошевич смог погрузить на борт спецрейса следующего в Китай DC-10 часть золотого запаса, чтобы обеспечить себе прочный тыл на "новой великой родине", которая лежит намного восточнее Москвы. Но это могут быть всего лишь слухи, так же, как история с тремя "антоновыми", груженными скарбом экс-президента Югославии, которые так никуда и не полетели, — в Москву сын Слободана, "крестный отец Пожареваца" Марко Милошевич, с семьей прилетели обычным рейсом югославских авиалиний, как простые пассажиры. Какой вариант выберет Слобо, которого даже его западные противники называют не иначе как "strong man" (в политическом смысле — "крепкий орешек", "сильная фигура"), предугадать трудно. Борьба или отступление — решать будет сам Милошевич, который, несмотря на то что президентское кресло уже занято другим человеком, продолжает сохранять на руках еще много козырей и оставаться вполне самостоятельным в принятии решений. по материалам зарубежной прессы.



    Партнеры