ХУДОЖНИК, СМЕРТЬ И СЛАВА

10 октября 2000 в 00:00, просмотров: 299

Сколько уже раз было — художников топтали, искореняли, сжигали их произведения, но все равно: если это был действительно мощный и яркий талант, рано или поздно о нем узнавали все. Даже по малым крохам, оставшимся от его наследия. Такой яркой звездой, пронесшейся по художественному небосклону в 30-х годах, был замечательный художник Роман Семашкевич. Современники считали его гением. Теперь вновь открывать творчество Семашкевича суждено нам. Спустя многие десятилетия после его трагической гибели. Сразу в двух выставочных залах Москвы открылись выставки произведений Романа Семашкевича, которому на днях исполнилось бы 100 лет. Графика — в Центре искусств на Неглинной (по 16 октября), а живопись — в РОСИЗО на Петровке (по 14 октября). Всего 180 работ, из них около 30 живописных. Работы художника приковывают к себе взоры сразу, будь то пейзаж, портрет жены, которую Семашкевич рисовал неоднократно, или же просто набросок тушью. Большой, уверенный в себе художник — с оригинальным чувством цвета, композиции. Великолепные пейзажи Южного Урала и окрестностей Тифлиса, любопытные жизненные зарисовки, где сразу чувствуешь время — не зря на Семашкевича, еще студента, обращал внимание Маяковский. Семашкевичу было отмерено всего лишь неполных семь лет плодотворного творчества между двумя датами: в 1930-м — окончил Вхутеин, в 1937-м — расстрелян НКВД. Большинство работ исчезло вслед за автором. Остались лишь две работы в Третьяковке, две в Пушкинском, несколько у коллекционеров да случайные работы, которые во время ареста художника находились в квартире тещи. Вот и все. А между тем Семашкевич был весьма плодовитым. По воспоминаниям современников, уже через год после окончания Вхутеина он с грандиозным успехом показал более 100 работ маслом на своей первой персональной выставке. Таких выставок до рокового 1937-го Семашкевич устраивал несколько каждый год, каждый раз удивляя публику своим талантом и сотнями новых работ. Теперь от сотен произведений остались лишь списки НКВД. Судя по всему, они были уничтожены, если за несколько десятилетий так нигде и не "всплыли". Вдова художника Надежда Мироновна Васильева, которой сейчас 88 лет и которая открывала теперешние выставки своего мужа, все эти годы пыталась узнать их судьбу. Была надежда, что появятся хоть какие-то сведения в начале 90-х, когда в Третьяковке и Пушкинском были устроены первые посмертные персональные выставки. Никто не откликнулся. Но даже сейчас вдова не оставляет надежду. У Семашкевича есть две графические работы под одним и тем же названием: "Уводят арестованного". Первая датирована 1931 годом, вторая сделана годом позже. На обеих — мужская фигура в сопровождении конвоя. Лица не видно, но — неужели предвидел?



Партнеры