МИЛЛИОНЫ ИЗ ТАБАЧНОГО ЛАРЬКА

13 октября 2000 в 00:00, просмотров: 1781

Раньше "цивилизованный мир" боялся советской угрозы и подлодок у норвежских берегов. Теперь — "русской мафии". Термин этот на Западе знаком даже ребенку. "Мафия" облагает оброком своих соплеменников и разбавляет бензин ослиной мочой. "Мафия" подделывает кредитные карты и ворует бизнесменов. С недавних пор, однако, на смену этим бесхитростным и отчасти наивным преступлениям пришла новая напасть: финансовые аферы. Самая популярная из которых — "отмывание" денег. Не "Бэнк оф Нью-Йорк" единым жив человек... В Европе сейчас разгорается новый скандал — на этот раз в Дании и Латвии. Правда, расследование этих афер идет с большим скрипом — латвийские власти, например, откровенно саботируют работу. Не потому ли, что в скандале оказался замешанным крупнейший российский банк — "МДМ", а соответственно и августейшая семья: ведь председателя наблюдательного совета "МДМ" Александра Мамута давно уже окрестили "казначеем "семьи"? К большим людям и большим деньгам — отношение особое... /Из беседы с директором Института проблем глобализации, доктором экономических наук Михаилом Делягиным: — Существуют два типа преступных денег. Первый: когда я совершил уголовное преступление и заработал криминальные деньги. В таком случае я маскирую их под какой-то официальный вид деятельности, плачу налоги и чувствую себя замечательно. Классический пример — выигрыш в казино. Второй: я просто не плачу налоги в России, а вывожу их куда-нибудь на Кипр или в Латвию, где налоги поменьше. Причем вывожу незаконно./ Электрошок как аргумент Для начала позвольте вам представить одного из главных героев, человека, сыгравшего роковую роль в нашей истории. Михаил Траструп, здоровяк тридцати с чем-то лет, "видный" датский бизнесмен. На самом деле зовут его Михаилом Шалахиным — по крайней мере в СССР он носил именно эту фамилию. Но, уехав на ПМЖ в Данию, взял фамилию более благозвучную, не режущую косное скандинавское ухо. Как и многие наши соотечественники, свой бизнес на Западе Траструп-Шалахин начинал неоригинально: в пригороде Копенгагена открыл дискотеку с символичным названием "Сибирь". Правда, просуществовала она недолго: во время рейда полиция обнаружила в "Сибири" целый склад оружия, включая пистолеты и автоматы, и у дискотеки отобрали лицензию. Но на этом неприятности с властями не кончились. В 1997 году полиция столкнулась с невиданным для Дании преступлением: пятеро выходцев из СССР похитили своего соотечественника. Вроде он был должен им деньги, но не отдавал, и тогда, в привычной для России манере, его украли и принялись уговаривать с помощью электрошока. Главарь банды Игорь Майзельс получил огромный по местным меркам приговор — два с половиной года. Траструп отделался сравнительно легко — шестью месяцами тюрьмы. Надо думать, выйдя на свободу, он коренным образом пересмотрел свои взгляды на жизнь и понял, что следует искать иные способы заработка. Траструп занялся организацией так называемой бизнес-эмиграции. В российских газетах он помещал объявления: датская компания "ЛТ-групп" поможет всем желающим получить разрешение на работу в Дании и окажет содействие при регистрации фирм. Только вот незадача — дотошные журналисты выяснили, что компании "ЛТ-групп" не существует. Нет, она, конечно, была, но зарегистрированной оказалась почему-то в Майами. После публикаций в газете "Экстра Бладет" — самого популярного издания страны — канал приглашений был властями закрыт. Впрочем, все вышеперечисленное — сущая чепуховина по сравнению с другими комбинациями. О них и пойдет сейчас речь. Датский транзит В начале нынешнего года датские спецслужбы обратили внимание на странные денежные переводы, которые начали поступать на счет одной из местных компаний — некой фирмы "Сканд Инвест" ("Skand Invest") в Сюдбанке. Деньги по датским меркам довольно крупные — от 100 до 400 тысяч долларов — приходили чуть ли не ежедневно. При этом оформлялись они как "оплата транспортных расходов". Датчане удивились. Их подозрения усилились еще сильнее, когда выяснилось, что деньги идут через Скандинавию транзитом. Лишь поступив на счета "Сканд Инвест", они молниеносно перебрасывались в оффшорные зоны — в Лихтенштейн, на Кипр etc. В принципе подобные схемы были спецслужбам уже знакомы. Называются они просто — "отмыв"... — За последние несколько лет мы зафиксировали несколько случаев, когда довольно крупные суммы денег проходили через наши финансовые учреждения, — рассказывает государственный прокурор, руководитель прокуратуры по борьбе с экономическими преступлениями Дании Флемминг Кьер. (Правоохранительная система Дании отличается от нашей. Здесь существует шесть территориальных прокуратур и еще одна, которую и возглавляет мой собеседник, "экономическая". Все они подчиняются министру юстиции.) — Эти деньги затем переводились, как правило, в оффшорные зоны. — Зачем такой сложный механизм? — Нам это тоже до конца не понятно. Возможно, те, кто переводит деньги, думают, что если они пройдут сначала через Данию, то подозрений в "отмывании" не возникнет. Подозрения тем не менее возникли... Только по тем "платежкам", которыми располагает редакция, с декабря по январь на счета "Сканд Инвест" поступило более шести миллионов долларов. Почти половину этих денег переводила оффшорная компания "Ликфилд Импорт/Экспорт". При этом в платежных документах был указан один и тот же адрес: Латвия, Рига, улица Малиенас, дом 2. Держу пари — вы никогда не догадаетесь, какое заведение расположено по этому адресу. Табачный ларек! Его дневная выручка не превышает и 50 долларов. (Максимум — пятидесяти одного, ибо автор этих строк не смог отказать себе в удовольствии совершить здесь покупку пачки сигарет.) В чем разгадка этого удивительного явления? Очень просто. Вероятно, организаторы "отмывки" выбирали подставной адрес по карте города. Им и в голову не могло прийти, что на окраине Риги, в микрорайоне "Межциемс" ("Лесной городок"), сплошь застроенном блочными "небоскребами" советской эпохи, под номером два окажется табачная палатка. Подставной адрес — это такой же важный элемент механизма "отмывания" денег, как и подставные лица а-ля зиц-председатель Фунт. Между тем мой датский коллега, журналист газеты "Экстра Бладет" Владимир Пимонов, убежден: Михаил Траструп-Шалахин стоял у истоков создания "Сканд Инвест". "Мне рассказали об этом в московской компании "Монолит", — заявляет Пимонов. — Именно через структуры Траструпа по созданию фирм в Дании и появился "Сканд Инвест". Сомневаюсь, однако, чтобы Траструп играл в этой афере какую-то существенную роль. Максимум его участие ограничивалось решением "оргвопросов". Но тогда чьи же миллионы "отмывались" через рижский ларек? Не берусь ничего утверждать, хотя кое-какие мысли у меня присутствуют... Как вы помните, основную часть денег (если быть точным — два с половиной миллиона долларов) на счета "Сканд Инвеста" перевела оффшорная компания "Ликфилд". Честно говоря, я не очень рассчитывал отыскать ее следы — оффшорные структуры для того и существуют, чтобы нельзя было вычислить их истинных хозяев. Но мне повезло. Как следует из балансовых документов МДМ-банка, фирма эта — "Ликфилд Импорт/Экспорт" — в 1999 году была одним из крупнейших заемщиков банка. Она взяла в долг 197 миллионов 700 тысяч рублей — порядка 7,3 миллиона долларов. Иными словами, эта подозрительная оффшорная структура самым тесным образом оказалась связана с "МДМ" (в противном случае она вряд ли получила бы кредит). Вполне возможно, миллионы, "отмывавшиеся" через табачный ларек, и были как раз деньгами "МДМ". "Один из классических примеров "увода" капитала, — говорит доктор экономических наук Михаил Делягин, — выглядит как раз таким образом. Вы берете деньги в кредит у банка на десять лет, спокойненько уезжаете куда-нибудь в Латвию и живете в свое удовольствие. Через десять лет либо умрет шах, либо ишак, либо банк спишет эти деньги". ...Я очень хотел бы написать следующую строчку так: "в ходе расследования выяснилось", но, увы, не могу. Никакого расследования не ведется. Датчане свою часть работы выполнили, все материалы передали латышам. Дальше — дело за ними. Поскольку преступление произошло в Прибалтике, они, а не датчане, должны заказывать музыку. Правда, все, что от них требуется, — подготовить один-единственный запрос. Которого в Дании ждут уже почти полгода. "Как вы думаете — почему?" — спросил я у одного из сотрудников датских правоохранительных органов. "Может, они не знают нашего адреса", — усмехнулся датчанин... Гермафродит из Копенгагена Вообще-то это уже другая история. А может, и не другая. Может, это еще одно щупальце гигантского спрута, которое удалось — нет, не отрубить, но хотя бы обнаружить. Да и герои все те же — Траструп-Шалахин, МДМ-банк, подставные фирмы... Компания с типично датским названием "Латвиан Инвестмент Групп" ("Latvian Investment Group") появилась в Копенгагене сравнительно недавно — в нынешнем году. Директором ее, согласно регистрационным документам, значился наш старый знакомый — бывший заключенный, а ныне преуспевающий бизнесмен Михаил Траструп. Правда, и компанией-то "LIG" особо назвать нельзя — так, обычная "бумажная" фирмешка, кои в великом множестве незаметно плодятся и угасают по всему миру. На доме, где она расположена (Копенгаген, ул. Хавнегаде, 53-Б), нет даже таблички. (Кстати, по этому же адресу зарегистрирована и фирма "Сканд Инвест" — получатель ларечных миллионов.) Под стать и уставный капитал — 200 тысяч датских крон (что-то вроде 25 тысяч долларов). Должен отметить, что г-н Траструп вновь остался верен себе. Первое время директором фирмы он был оформлен под фамилией... Лисицина. Да-да, Михаил Лисицина — мужское имя с женской фамилией. Этакий гермафродит. Удивительного тут ничего нет: жену Михаила Траструпа зовут Ириной Лисициной, а для датчан все русские фамилии звучат одинаково чудовищно... Полагаю, этих немногочисленных штрихов достаточно для того, чтобы составить впечатление о компании "Латвиан Инвестмент Групп". Но вдруг происходит чудо; на землю падает манна небесная. 25 мая 2000 года активы "Латвиан Инвестмент Групп" резко возрастают. С 25 тысяч долларов они увеличиваются до 65,7 миллиона крон (восемь с лишним миллионов "зеленых"). В это же самое время происходят изменения и в составе учредителей. Членами правления фирмы становятся граждане России Юрий Крюков и Алексей Власов. Первый — вице-президент МДМ-банка. Второй — также сотрудник "МДМ". Для чего это было нужно, стало понятно уже летом, когда "Латвиан Инвестмент Групп" изъявила желание приобрести один из рижских банков — Латвийский торговый банк ("ЛТБ"). Сумма сделки оценивается как раз в восемь с лишним миллионов долларов. Сказано — сделано. "Бумажная" структура, учрежденная бывшим арестантом с женской фамилией, не вызвала никаких нареканий у строгих латвийских чиновников, кичащихся своей принципиальностью (как и подобает чиновникам страны, пытающейся стать полноправным членом цивилизованного сообщества). Более того, вскоре после покупки банка руководитель надзорного управления Центробанка Латвии г-н Штейнберг — а именно он готовил разрешение на покупку — оказывается в кресле президента "ЛТБ". Естественно, латвийские журналисты поднимают шум. В двух русскоязычных газетах появляются разоблачительные статьи. Правда, в одной из них — в газете "Час" — очередной материал о превратностях латвийско-датских отношений снимают прямо из номера. Как говорят журналисты, кто-то из высокопоставленных особ сумел привести редактору "Часа" соответствующие аргументы... — Я спрашивал в Центробанке: не удивила ли их странная схема, когда почему-то через Данию российские бизнесмены покупают латвийские банки, — рассказывает журналист газеты "Бизнес Балтия" Андрей Шведов. — В ответах была путаница, хотя зачастую Центробанк ведет себя достаточно откровенно. В итоге мне было заявлено, что им все известно о происхождении денег, что действительно за всей сделкой стоят сотрудники "МДМ", но их это не настораживает. Конечно, будь моя воля, я бы не пересказывал слова коллеги, а сам попросил объяснений у Центробанка Латвии. К сожалению, ни в одной из властных структур республики — ни в Центробанке, ни в прокуратуре, ни в службе по борьбе с отмыванием денег — объясниться со мной не пожелали. Отказался от интервью и Михаил Траструп, сказав лишь, что все о нем написанное действительности не соответствует. Похоже, наши герои очень боятся огласки. Окончательно я понял это, вернувшись в Москву, когда обратился за комментариями в МДМ-банк, ибо подобному давлению не подвергался уже давно. Диапазон был большой — от предложений "дружить" до уверений, что сейчас руководство банка позвонит "наверх", и вот тогда... Но, судя по тому, что вы сейчас читаете этот материал, "тогда" не случилось. Да и вряд ли могло случиться... Деньги не пахнут Зачем лететь из Москвы в Петербург через Хабаровск? Какой смысл был сотрудникам "МДМ" (или самому "МДМ"?) вкладывать деньги в подставную датскую структуру, учрежденную уголовником, чтобы потом купить латвийский банк? Не легче ли все сделать напрямую? Да и зачем этот банк, собственно, нужен? Примерно те же вопросы латвийские журналисты задали Юрию Крюкову, вице-президенту МДМ-банка, члену правления фирмы "Латвиан Инвестмент Групп", фактическому (или формальному?) владельцу Латвийского торгового банка. Так кто владеет "Латвиан Инвестмент Групп"? (Читай: так кто купил Латвийский торговый банк?) "Существует еще один уважаемый российский бизнесмен, — признался Юрий Крюков. — Я не хочу называть его имя". Похвальная застенчивость. Кто он, этот таинственный незнакомец? Уж не Мамут ли, именуемый не иначе, как "казначей "семьи"? Однако г-н Крюков продолжает настаивать: это он, а не кто иной, приобрел акции банка. "МДМ" не имеет к этому никакого отношения. Деньги — его собственные (восемь с лишним миллионов долларов). "А как вы прокомментируете информацию о том, что Михаил Траструп находится под подозрением по делу об "отмывании денег"? "Я лично его ни разу в жизни не видел", — разводит руками Крюков. Как? То, что Траструп был директором фирмы-гермафродита, от имени которой Крюков купил "ЛТБ", — факт непреложный. Если они действительно не знакомы, это означает только одно: "Латвиан Инвестмент Групп" — самая натуральная подставная структура, где Траструп выполняет роль фиктивной жены, нужной исключительно для того, чтоб прописаться в столице. И вице-президент "МДМ" это, выходит, подтверждает. В интервью Крюкова вообще множество оговорок, свидетельствующих о том, что компания "Латвиан Инвестмент Групп" знакома ему не более, чем письмена острова Пасхи. "Сколько акций ("ЛИГ") вам принадлежит?" — спрашивают у него. "Меньше контрольного пакета", — отвечает Крюков. Между тем в "ЛИГ" вообще нет акций — это инвестиционный фонд. "Переговоры велись больше года", — продолжает Крюков, имея в виду переговоры о покупке Латвийского торгового банка. Однако "ЛИГ" появилась всего за полгода до сделки. И тэ дэ, и тэ пэ. А ведь "МДМ" считается одним из крупнейших банков страны. Зачем ему дурная слава? Зачем уголовники-директора? Ответить на эти вопросы можно, если копнуть чуть вглубь. Дело в том, что Латвийский торговый банк давно и плотно взаимодействует с Вентспилсским торговым портом. Как и большинство прибалтийских портов, вентспилсский занят на 90% потоками российского происхождения. Специализируется же он на перевалке металлов и сплавов — в том числе ферросилиция, незаменимого при изготовлении качественной стали и чугуна. Не случайно между портом и крупнейшим российским производителем ферросилиция — завода "Кузнецкие ферросплавы" — установились давние партнерские отношения. Часть акций Вентспилса принадлежит заводу. В свою очередь, летом нынешнего года контрольный пакет ОАО "Кузнецкие ферросплавы" перешел в руки "МДМ". В то самое время, когда вице-президент "МДМ" Юрий Крюков приобрел Латвийский торговый банк. Круг замкнулся... Ферросилиций — товар выгодный. Спрос на мировом рынке растет на него каждый год. По некоторым оценкам, только за прошлый год доходы от российских ферросплавов превысили 200 миллионов долларов. Есть за что побороться. Что же касается сложного, многоходового пути, избранного Юрием Крюковым (или "МДМ"?), то этому тоже есть свои объяснения. В российских финансовых учреждениях давно уже сложилось очень настороженное отношение к Латвии. В Минфине и Центробанке республику считают оффшорной зоной. Соответственно все, кто желает вкладывать в Латвию деньги, облагаются повышенным налогом. Латыши же, наоборот, делают вид, что не доверяют русским инвесторам. Обходной маневр, предпринятый Крюковым (или "МДМ"?), одним разом убивает двух зайцев. Россиянам не надо платить дополнительные налоги. Латышам не надо напускать на себя излишнюю строгость — деньги-то датские. Все довольны и счастливы... Крюков сам сознается в этом: "Не секрет, что существуют натянутые отношения между Россией и Латвией. И не секрет, что фактически все крупные инвесторы не ходят напрямую". Так-то оно, может, и так. Только это ничего не меняет: уход от уплаты налогов по-прежнему остается уголовно наказуемым деянием. Закон сообщающихся сосудов: если в одном сосуде — больше, то в другом — меньше. Больше, понятно, у Крюкова (или "МДМ"?). Меньше — у казны. А деньги — что ж, они не пахнут... ...Во всем мире борьба с "отмыванием" денег приобретает глобальный характер. У России — свои законы. Недаром наша страна попала в "черный список" авторитетной международной организации "GAFI" — тех, кто бороться с этими преступлениями не хочет. Или не может. Наряду с Каймановыми и Бермудскими островами. Правда, в Бермудском треугольнике бесследно растворяется все, что туда попадает. У нас наоборот — все исчезает. А это значит, самое время ввести новый термин — "российская гипотенуза". По-моему, он все объясняет... Москва—Копенгаген—Рига—Москва. Р.S. Кстати. Сейчас датская "экономическая" прокуратура расследует несколько других аналогичных дел. Речь идет о сумме свыше 15 миллионов долларов, которые ушли из России. Такое чувство, что датчанам это нужнее, чем нам...




Партнеры