ПОКА КОПТИТ СВЕЧА

13 октября 2000 в 00:00, просмотров: 1811

Соперник Кисы Воробьянинова из "Двенадцати стульев" православный священник отец Федор был весьма практичным человеком. Он искал сокровища не просто из любви к деньгам. Он хотел построить небольшой свечной заводик. Отец Федор знал, что свечи в России приносят до 500% дохода! Со свечным бизнесом по доходности не могут сравниться ни торговля водкой, ни сигаретами. Поэтому сегодня производством свечей занялись крутые люди в рясах. Ни одно богослужение не может совершаться без свечей. Древние правила, восходящие к апостольским временам, угрожают священнику отлучением, если он дерзнет совершать литургию или всенощную без зажженных свечей. То же самое и при совершении церковных таинств — крещение или отпевание, соборование или венчание — обязательно необходимы свечи. Для жениха и невесты изготавливаются особые, празднично украшенные свечи. Пасхальные свечи должны быть обязательно красного цвета. Для епископского служения изготавливаются толстые свечи из воска. Эти церковные нужды с лихвой исполняются отечественными мастерами. В этой области мы несомненные лидеры. Монополистом в производстве свечей остается Художественно-производственное предприятие Русской православной церкви "Софрино". Во время недавнего Архиерейского Собора Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II в отчетном докладе отметил успешную деятельность Художественно-производственного предприятия "Софрино". Основной объем свечей изготавливается здесь, в ближнем Подмосковье. Пачка свечей весом в 2 кг продается за 55 рублей. Обычных свечей восемь разновидностей. Самых маленьких в пачке 705 штук. Следуя древним технологиям, свечи выпускают и восковые. Но основная масса делается из парафина с добавлением церезина — это особенно важно, чтобы свечи не коптили, а горели ровно. Парафин закупается на отечественных нефтеперерабатывающих заводах, а церезин приходится приобретать за рубежом. Производство поставлено таким образом, что храмы, закупая свечи в "Софрино" за минимальную цену, продают их гораздо дороже. Самая маленькая свеча при покупке обходится храму в 5—6 копеек. Но продают ее же за рубль. Нетрудно подсчитать, что при продаже храмы зарабатывают на каждой крошечной свече около рубля. Стало быть, каждая пачка свечей, за которую уплачено 55 рублей, приносит доход в 650 рублей! И на это смотрят снисходительно потому, что большинство храмов сегодня нуждается в восстановлении и реставрации. Но в московских храмах горят не только софринские свечи. Ходовой товар выпускают Свято-Даниловский монастырь под эгидой фонда "Святыни России", который возглавляют архиепископ Арсений и его доверенное лицо, Елена Шульгина, фирма "Былина" и ИКД "Сказ". Недавно в свечной бизнес включился и храмовый комплекс в Отрадном. Конкуренты "Софрино" приобретают отечественный парафин, порой пренебрегая церезином или используя некачественный. Их свечи гнутся во время горения и неимоверно коптят. Храм на Ваганьковском кладбище еще недавно был буквально черным от копоти. Пришлось срочно отмывать стены и реставрировать иконы и росписи. Зато свечи у конкурентов гораздо дешевле. Но дело не только в дешевизне. Софринские магазины отпускают свечи только храмам и фиксируют все продажи. Так что если храм не реставрируется, а настоятель жалуется на безденежье, его всегда можно проверить. Но когда он берет левые свечи, его проверить невозможно. Та же самая двухкилограммовая пачка свечей в Отрадном стоит от 35 до 38 рублей (каждую свечку храм продает за тот же рубль, имея при этом еще большую прибыль). За месяц мастерская в Отрадном выпускает и продает 30 тонн свечей. Чистый ежемесячный доход — от 250 до 300 тысяч рублей. Эти деньги текут мимо церковной кассы. Еще учтите, если мастерская существует при храме, она освобождается от налогов. Вот такие фокусы нашей экономики. Простейший механизм ставит все с ног на голову: отцы Федоры атакуют все инстанции и мирян — подайте в это безденежное время на восстановление храма. И помалкивают при этом о своей реализованной мечте — свечном заводике. А свечным бизнесом сейчас не занимается только ленивый. В Московской области выпускают свечи три подпольные мастерские. Делают свои свечи в Туле, Ярославле, Петербурге, Астрахани, Екатеринбурге, Новосибирске, Алма-Ате, Одессе. Наиболее мощные производства — в Туле, Ярославле, Петербурге и Одессе. И практически все мастерские, исключая "Софрино", освобождены от налогов. Беседуя с настоятелями и старостами московских храмов, удалось выяснить, что они более охотно приобретают свечи не в "Софрино", а на стороне. В столичных храмах не существует единых расценок на свечи. Венчальные свечи, к примеру, в Елоховском соборе стоят 20—25 рублей, в Хамовниках — 60—70. Мы решили выяснить у викария патриарха, архиепископа Истринского Арсения, чем объясняется такая ценовая политика. Ведь как ни считай, дороже брать "левые" свечи, а потом отмывать от их копоти стены и иконы. Нам удалось дозвониться до заведующего патриаршей канцелярией, протоиерея Владимира Дивакова. Он популярно разъяснил нам, что не дело светских журналистов совать нос в церковную кассу и что владыка Арсений гораздо лучше нас знает, что выгодно московским храмам, а что нет. Казалось бы, если патриарх утверждает, что "Софрино" является "надежным средством пополнения общецерковного бюджета", каждый священник должен почитать делом чести покупать свечи у церковного предприятия. На самом деле все наоборот. Духовенство стремится приобретать "левые" свечи, потому что сверхдоходы идут в их карман и в карманы их высоких покровителей среди епископата.



    Партнеры