И СВАЛКИ РАССКАЖУТ...

16 октября 2000 в 00:00, просмотров: 466

ЗЕМЛЯ — ПУХОМ Перед смертью все равны. И каждый уверен (хотя и без особой радости), что два аршина земли на кладбище ему гарантированы. Ведь это такая малость... Впрочем, это только в песне поется, что "на кладбище — все спокойненько". На самом деле погосты живут (если можно так выразиться) по своим правилам. Там за место, которое теплым не назовешь, идет своя борьба. Ведь в них (в местах) нуждаются все смертные. В том числе — бомжи. Кто и где их хоронит? За ответом мы обратились к потенциальной жертве русской зимы — дмитровскому бомжу дяде Мите. Для "разогрева" презентовали ему чекушку водки. — Я бы хотел помереть, — героически изрек он, моментально выпив содержимое бутылки. — Эта скотская жизнь меня давно з.....а! Такие люди, как Митяй, уже ничего не боятся: смерть поджидает их на каждом шагу. На больших свалках сразу за МКАД он наблюдал, как из кузова самосвала вываливаются мертвые бродяги — его собутыльники, собранные по всему городу. Куда дальше деваются трупы — это вопрос не к дяде Мите, а скорее к руководству мусороперерабатывающих предприятий. Впрочем, речь сейчас о цивилизованном способе захоронения несчастных — если таковой (способ) имеется. — Неизвестных и безродных хороним на кладбищах — а где же еще?.. — успокоил нас Алексей Рыжов, заведующий отделом коммунального хозяйства и благоустройства Министерства жилищно-коммунального хозяйства Московской области. — На каждого покойника выделяется 834 рубля из бюджета. Этих денег хватает на дощатый гроб, табличку с номером и датой смерти... В Подмосковье — 1500 кладбищ: 50 из них областного подчинения, остальные — муниципальные. Но хоронят бедолаг далеко не на всех погостах. Алексей Рыжов не смог сказать, сколько всего в Подмосковье кладбищ, где обретают вечный покой бродяги, но: — В каждом районе Подмосковья должно быть хотя бы одно кладбище, на котором отведен участок для захоронения безродных и неизвестных, — уверил он. — И есть службы при управлениях коммунального хозяйства, которые занимаются похоронными делами. После долгих и весьма безуспешных попыток нам удалось найти такое кладбище в Одинцовском районе. Оно расположено близ деревни Лайково. На его территории действительно хоронят бомжей и неизвестных. Идем по рыхлой земле, из которой торчат черные таблички с номерами и датами смерти. На глаза попадаются аббревиатуры НМ и НЖ (неизвестный мужчина и неизвестная женщина — догадываемся мы). — Родственников ищете? — интересуются работающие неподалеку могильщики. — Бесполезно. Здесь все таблички перепутаны. А если будете экспертизу проводить — только время потеряете. Сюда привозят гробы уже заколоченные: кто в них лежит — одному Богу известно. — Откуда привозят? — спрашиваем. — Да отовсюду, — говорят. — Что — со всего Подмосковья? — Со всего не со всего, а в окрестностях нигде больше не хоронят. Все к нам везут — будто земля здесь резиновая. Уже и так около 50 свободных мест осталось... — А давно их здесь хоронят? — не отстаем мы. — Лет семь уже. Странно: хоронят уже семь лет, а таблички новые, и даты смерти на них указаны за последние полгода. А старые куда девались? Никак здесь братская могила?.. С этим вопросом мы обратились в организацию, занимающуюся регистрацией и захоронением неизвестных и безродных, — Одинцовское муниципальное унитарное предприятие коммунального хозяйства и благоустройства. — Что вы! Повторные захоронения исключены! — сказали там. — И таблички не могут быть перепутаны, так как регистрацию покойных мы проводим строго в журнале. Если кто-то захочет найти своих родственников — пожалуйста. Только пусть сначала обратятся в милицию: там хранятся результаты судебно-медицинских экспертиз. А свидетельства о смерти можно получить в нашем предприятии... Далее последовал подробный рассказ о суровых буднях коммунального хозяйства. Лишь за 8 дней октября захоронили 26 трупов, за сентябрь — 119. Интересно — где? Ведь кладбищенские работники сказали, что места катастрофически не хватает... Информацию о том, что покойников везут не только из Одинцова, в коммунальном хозяйстве, правда, подтвердили: — При нашем предприятии с 1996 года работает служба по перевозке трупов. Везем со МКАД, Минского, Можайского, Рублево-Успенского шоссе погибших в результате ДТП. Также забираем неопознанных и неизвестных из морга по звонку милиции. — Много ли среди них бомжей? — спрашиваем. — Встречаются... Иногда нам удается определить личность покойного. В последнее время 60—70 процентов хороним по фамилиям. Радужная картина, которую нам нарисовали работники коммунального хозяйства, как-то не соответствует действительности. На одинцовском погосте и впрямь есть таблички с именами, но безымянных — куда больше. К тому же вряд ли могильщики врут, говоря о том, что покойников хоронят семь лет на одном и том же месте. А при таких темпах захоронения (100 с лишним человек в месяц) за семь лет участок кладбища для неопознанных должен был бы разрастись до немереных пределов. Единственный вопрос: почему трупы не сжигают? Оказывается, законом не предусмотрено. Вдруг родственники найдутся, захотят экспертизу провести! А кроме того — нет в Одинцовском районе крематория. Еще нам сказали, что скоро повышаются цены на захоронение неизвестных: вместо 834 рублей будет 1200. Только вот вопрос — будут ли эти деньги уходить по назначению. Ведь далеко не все тела страдальцев предаются земле, а не находят вечный покой на свалках... Одинцовский р-н.



Партнеры