Чубайс и чукча

25 октября 2000 в 00:00, просмотров: 526

      Вообще-то мне всегда нравилась эта рыжая бестия. Или — этот бестия? Пол-то у него явно мужеский. У Чубайса Анатолия Борисовича. Не какие-нибудь там женские козни и дамская переменчивость в настроениях. Этот лупит правду-матку в глаза, что называется, невзирая. Даже на королевское достоинство кладет с прибором. Вы, говорит, Ваше Величество, гений. Светило.

     Вот так прямо и лупит.

     На днях Анатолий Борисович большим интервью разразился. Все про себя рассказал. Какой он честный и, ежели по большому счету, бескомпромиссный. И убеждений своих по два раза на дню г-н Чубайс не меняет. Самое частое — один раз в день.

     В последней книге мемуаров Борис Ельцин достаточно подробно описал, как г-н Чубайс противился выдвижению Путина на пост Президента России. Тем самым Борис Николаевич — вольно или невольно — сильно Анатолию Борисовичу подкузьмил. Теперь из-под этого Кузи надо выбираться. А как? Да чтобы еще и лица при этом не потерять?

     Впрочем, тут уж не до лица. Уцелеть бы. Ларчик-то с этим самым интервью открывается просто: дело в том, что как раз нынче Генеральная прокуратура “рассматривает вопрос о незаконности избрания Анатолия Чубайса на пост главы РАО “ЕЭС”.

     Вот Анатолий Борисович и пишет — вполне откровенно и прямо:

     “То, что сделано им (Путиным. — М.Д.) на посту премьера и президента, я оцениваю чрезвычайно высоко. Он забил такие гвозди, которые всю структуру нашей экономики и государства меняют”.

     Получилось несколько двусмысленно. Небось от чрезмерного усердия. Потому как с таким рвением гвозди только в гроб забивают. Или в руки-ноги тому, кого на кресте распинают. Неужто г-н Чубайс именно это имел в виду?

     Нет-нет, упаси Бог! Анатолий Борисович, по-видимому, и сам понял, что нагрубил и проштрафился, и потому решил быстро исправиться. По поводу пребывания президента Путина в Сочи как раз во время катастрофы с “Курском” г-н Чубайс заметил как бы между прочим, но совсем уж нелицеприятно:

     “Я выскажу, может быть, кощунственную мысль, но если все путинские ошибки и в дальнейшем будут только такого характера, можно вообще снять перед президентом шляпу”.

     Президент Путин, ясное дело, почти что Господь Бог, но за подобное кощунство, я полагаю, г-на Чубайса он не слишком накажет. Так, пожурит только. “Зачем же вы уж так-то”, — краснея и смущаясь, скажет небось Владимир Владимирович. “Что вы, Ваше Ве... то есть г-н президент, — пылко ответит Анатолий Борисович. — Это же я от искренности и полноты чувств-с!”. — “Ну-ну, — еще более зардевшись и опустив взор долу (чтобы не видеть, как г-н Чубайс мнет в руках свою элегантную шляпу), скажет президент. — Ну-ну”.

     И вся недолга. Шляпу можно надевать.

     Надену я белую шляпу,

     Поеду я в город Анапу...

     Или — в Сочи?

     Но перед той сладкой поездкой Анатолий Борисович непременно сдаст всех, кого еще не успел. Особенно олигархов. Впрочем, тут у г-на Чубайса некоторая выборочность наблюдается. Тех, которые чем-то нашему высокому начальству не угодили, Анатолий Борисович сдает охотно и без колебаний. По-видимому, из принципиальных соображений. А которые у президента в фаворитах — о тех совсем другой разговор. Скажем, мадам де Помпадур по прозвищу “Роман Абрамович”. Ее (или его? Пусть уж лучше будет “он”, а то совсем запутаюсь) — так вот: его решение баллотироваться в губернаторы Чукотки г-н Чубайс называет “очень мудрым”.

     “Он (Абрамович. — М.Д.) на Чукотке действительно порядок может навести. В состоянии это сделать реально. По своему личному потенциалу, и организационному, и финансовому”.

     Что да, то да: финансовый потенциал г-на Абрамовича сомнений не вызывает. И на Чукотку хватит, и на Аляску, и еще останется.

     Очень хорошо представляю себе такую картину. Где-нибудь посреди снежных просторов стоит чум. А в нем — чукча с Абрамовичем чай пьют. Олень к железной печурке жмется, собака хвостом вертит и — тишина. И разговор — неспешный такой — между будущим начальником Чукотки и, извиняюсь, электоратом.

     “Раньше-то вы плохо жили, — агитирует г-н Абрамович. — Что у вас было? Чувство холода да чувство голода. А со мной чувство глубокого удовлетворения наступит”.

     “Так-то оно так, — чукча отвечает. — Однако сомневаемся мы. Одна умная чукча, генерал Лебедь, сказала: еврей-оленевод, сказала генерал, то же самое, что генерал-демократ”.

     Но это когда еще будет. Когда еще г-н Абрамович губернатором станет. Однако станет, не сомневайтесь. Тогда и в конфликте с президентом поучаствует. На чьей стороне, спрашиваете? А вы как думаете?

     А пока что в сей конфликт внес свою лепту и Анатолий Борисович. Лепта такая:

     “Я знаю реальную ситуацию во многих регионах. Какое там разделение властей?! Какие там независимые СМИ?! Какой там независимый прокурор?! Какой там независимый бизнес?!”

     Какой, какой... Какой вы сделали, такой и есть, Анатолий Борисович. А вообще-то прав г-н Чубайс. Губернатор-демократ — это примерно то же самое, что Абрамович-оленевод. Хотя исключения, конечно, случаются. Но я тут не о них. Я о том, что же предлагает в связи со сложившейся ситуацией г-н Чубайс. А вот что:

     “Восстановить нормальные демократические принципы можно только через усиление государственной власти. Считаю, что Путин эту задачу решает правильно”.

     Стало быть, демократия через усиление. А еще лучше — через диктатуру. Проходили. И само собой понятно, что “Путин решает правильно”. Попробовал бы сказать — “неправильно”...

     А губернаторы — они и есть губернаторы. Они и при царе такими же были. Подавляющее большинство — бандиты и мздоимцы. Однако забавно, что откровения г-на Чубайса подоспели как раз к скандалу с курским губернатором. Другими словами, очень вовремя подоспели.

     О Руцком я писал не раз, причем весьма критично. Особенно после его сидения в Белом доме и призыва бомбить Кремль. Однако то, что происходит сейчас, представляется мне откровенным хамством.

     Вот выступает перед нами председатель Центризбиркома г-н Вешняков. О том, что решение курского суда — вычеркнуть Руцкого из списка кандидатов — появилось за несколько часов до выборов, когда что-либо опротестовывать уже поздно, — ни слова. Как бы случайно все получилось. Зато, с металлом в голосе, — об “административном ресурсе”. Нельзя, сказал г-н Вешняков, чтобы во время предвыборной кампании губернаторы использовали свой “административный ресурс”. Пусть, на голубом глазу заявил председатель ЦИК, губернатор уйдет на это время в отпуск. Тогда — будьте любезны...

     Это называется — лицемерие. Губернатор в отпуске, он что — уже не губернатор? Кто помешает ему использовать “административный ресурс” в отпускное время? Если г-н Вешняков этого не понимает, тогда и мне не понятно, что он в качестве председателя Центризбиркома делает.

     Истинные причины скандала с курским губернатором достаточно просты. Руцкой — человек неудобный. Резкий, с гонором. “Нести ответственность абсолютно за все, ходить всем кланяться, чтобы быть удобным, — я не могу”.

     Будто и не генерал. Совсем Александр Владимирович армейские законы позабыл. Не можешь — научим. Ну а не хочешь... А уж если и заставить нельзя, тогда извольте выйти вон.

     Мало того, что Руцкой требует утвержденного Законом положения об административных округах. Ну, требует и требует. Главное, чтобы центральную власть не трогал. А вот на нее-то курский губернатор как раз, извините, и посягнул. Вот несколько фраз из его недавнего интервью, которое нигде не опубликовано. Сейчас поймете, почему.

     “В Курской области 17 с половиной тысяч федеральных чиновников. Санэпиднадзор: две с половиной тысячи человек. Пять “хлебных инспекций” — по зерну, по муке, по хлебобулочным изделиям, еще какие-то. И все самостоятельные, отдельно друг от друга. И еще, отдельно же — продовольственная инспекция. Все они при Госстандарте, мне не подчиняются. И бог бы с ними, что не подчиняются. Но ведь денег на них уходит из областного бюджета — прорва!

     Или вот есть у нас “Инспекция маломерных судов”. Реки, по которой ходили бы суда, нет. И судов нет. А инспекция — есть. 90 человек. Чем они занимаются, никто не знает. И я не знаю. Потому что они — федералы”.

     Ну как же такого губернатором оставлять? Можно сказать, на святая святых покусился.

     Словом, история с Руцким вышла некрасивая. Конечно, поправить ее еще можно. Но признаваться в своих ошибках и что-либо исправлять наша власть страсть как не любит.

     Тут, понятное дело, “демократические принципы через усиление” очень подойдут. Методом забивания гвоздей. Г-н Чубайс очень сокрушается, что сам этого не сделал. Хотя и “мечтал обо всем этом, работая в Кремле”.

     Кремлевский мечтатель, однако.

     Зато теперь все будет правильно. Мечты близки к осуществлению. А раз так, нужно благодарственную песнь пропеть . Кому? Ну, сами знаете. Президенту. А если не знаете, Анатолий Борисович подскажет: “Он (Путин) словно создан для этого поста”.

     Комментарии тут неуместны. Я, во всяком случае, не осмелюсь.



    Партнеры