Слово не воробей...

28 октября 2000 в 00:00, просмотров: 547

      Подводную лодку “Курск”, взрыв на борту которой прозвучал 12 августа, обнаружили спустя почти сутки — 13 августа в 4.35 московского времени. В 7.00 министр обороны Игорь Сергеев доложил президенту, что лодка найдена и будет предпринята попытка спасти экипаж. Он же якобы рекомендовал президенту не ехать в Североморск. Все последующие дни ситуация вокруг катастрофы в Баренцевом море была насыщена ложью. И когда нам говорили, что моряки живы и их спасают, и когда заявили, что все подводники погибли в первые секунды трагедии...

     13 августа утром спасательные корабли прибыли на место аварии, и в 18.00 прошел первый спуск спасательного аппарата, который оказался неудачным. Через 30 минут попытка была повторена.

     Признаки жизни экипаж “Курска” подавал до 14 августа. Это был сигнал “SOS — вода”. По оценке военных специалистов, основная часть экипажа погибла сразу при мощном взрыве и последовавшем затоплении лодки.

     14 августа создана правительственная комиссия по расследованию причин аварии АПЛ “Курск”, которую возглавил вице-премьер Илья Клебанов.

     15 августа Главком ВМФ адмирал Владимир Куроедов сообщил, что идет обследование корпуса подлодки, с подводниками поддерживается акустический контакт, ядерная установка АПЛ заглушена и радиационная обстановка внутри лодки и на поверхности моря — нормальная.

     16 августа к операции по спасению подводной лодки “Курск” приступили новейшие спасательные аппараты “Бестер”, способные взять на борт до 20 человек, — из-за сильного подводного течения пришвартоваться к субмарине не удалось. Президент России оценил ситуацию с подводной лодкой как тяжелую и критическую. Вечером Владимир Путин после телефонного разговора с Биллом Клинтоном дал указание главкому ВМФ Владимиру Куроедову “принять любую помощь, откуда бы она ни исходила, в спасении людей”.

     17 августа спасательные работы продолжались силами Северного морского флота. Установлено повреждение люка всплывающей камеры — основного спасательного средства. Ни один из спускаемых аппаратов не мог пристыковаться к субмарине.

     18 августа попытки спасательных аппаратов пристыковаться к лодке оказались вновь безрезультатными.

     19 августа спасательная операция становится международной: в район катастрофы прибыло судно Normand Pioneer с британскими спасателями и мини-подлодкой LR-5 на борту.

     20 августа с норвежского судна Seaway Eagle спущен глубоководный робот-манипулятор. Норвежские водолазы простучали корпус атомохода — результаты обследования показали, что фактически вся подлодка затоплена, спасательный люк сильно поврежден.

     21 августа норвежские водолазы открыли внешний люк и внутренний люк шлюзовой камеры и обнаружили, что девятый отсек затоплен, людей внутри нет.

     Командующий вооруженными силами Северной Норвегии вице-адмирал Эйнар Скорген и командующий Северным флотом России Вячеслав Попов пришли к выводу о целесообразности прекращения спасательных работ в связи с гибелью экипажа.

     В субботу, 19 августа, начальник штаба Северного флота адмирал Михаил Моцак делает сенсационное сообщение: “По существу уже пересечена та критическая грань обеспечения жизнедеятельности, которая отводится по всем руководящим документам для спасения личного состава “Курска”. Это означает, что живых на атомной лодке не осталось”. По странному стечению обстоятельств, официальное признание властями гибели экипажа подводной лодки прозвучало в тот день, когда на место трагедии прибыли иностранные спасатели. Им дали понять: вам соваться в лодку нечего.

     Следом высказался перед журналистами заместитель председателя Правительства России Илья Клебанов: “Все протекало примерно две с небольшим минуты — от начала катастрофы до того, как лодка легла на грунт. Очень серьезные повреждения носовой части. Очень серьезно в районе первого, второго отсека вскрыты оба корпуса. Таким образом, мы пришли к выводу, что первый и второй отсек, а возможно, и еще несколько последующих, были затоплены почти моментально. Незатопленными какое-то время оставались два, может быть, три кормовых отсека. По экспертным оценкам правительственной комиссии, большая часть экипажа погибла в первые две минуты. В кормовой части, в девятом и, может быть, восьмом отсеке шансы, что кто-то выжил, еще сохраняются, но, в общем, теоретические...”

     На этом — 19-го — “Курск” похоронили окончательно и бесповоротно. Экипаж погиб сразу — значит, не мучился, и, следовательно, спасательная операция была и не нужна. Власти таким образом как бы оправдались за свое преступное промедление и переключились на подъем тел погибших. В это время капитан-лейтенант Дмитрий Колесников и как минимум 22 других моряка могли еще быть живыми...

     Первые четыре тела подводников, извлеченные из “Курска”, приоткрыли занавес страшной тайны трагедии в водах Баренцева моря. То, что моряки еще какое-то время оставались живы, — это только малая толика той огромной неправды, которой нас кормили в последнее время. Что-то еще впереди?..

    



Партнеры