Пройдусь по Абрикосовой, сверну пол-Виноградной

1 ноября 2000 в 00:00, просмотров: 875

Храм Христа Спасителя освящен, Гостиный Двор достроен, в подземном центре на Манежной вовсю идет торговля... Впрочем, это вовсе не означает, что строительному буму в Москве пришел конец. “То ли еще будет”, — интригуют в Москомархитектуре.

Предсказать градостроительные планы московских властей не представляет большого труда. Юрий Лужков (а именно от него в конечном итоге зависит судьба любого архитектурного проекта) не скрывает, что ему нравятся подземные комплексы, башни из стекла и бетона, многоуровневые развязки. Для души — фонтаны и зимние сады. Для тела — аквапарки и искусственные горнолыжные склоны. Новый генеральный план полностью соответствует вкусам мэра. До 2020 года в Москве реконструируют Боровицкую, Киевскую и Кудринскую площади, под Тверской и Новым Арбатом построят “подземный город”, Евровокзал заменит все восемь столичных вокзалов, а в Центральном округе начнет бить фонтан “Источник московского остроумия”...

Лужков уже выйдет на пенсию, а дело его будет жить. “МК” расскажет только о некоторых, наиболее реальных проектах архитекторов.

Кесарю — “Кремлевский”

Самая престижная “стройплощадка” Москвы — Красная площадь. Вот только рисовать проекты ее переустройства — занятие бесполезное. За последние сто лет на Красной площади появилось только одно новое здание — Мавзолей В.И.Ленина. В 1994—1996 годах московские власти восстановили снесенные в 30-е годы Казанский собор и Воскресенские ворота, но дальше пойти не осмелились. Не захотели скандала. Новое строительство на Красной площади грозило не только очередной ссорой с интеллигенцией и потерей значительного числа сторонников среди простых москвичей, но и серьезным судебным разбирательством. Статус охранной зоны №1 надежно оберегал сердце Москвы от посягательств со стороны городских “хирургов”.

Но, как говорится, что не позволено быку, то позволено Юпитеру. Слухи о том, что при Путине на Красной площади обязательно начнется “стройка века”, появились еще до президентских выборов. “А куда ему свои амбиции девать? В Кремле-то все, что можно было, еще при Ельцине перестроили”, — пояснил “МК” один из ведущих специалистов Моспроекта. Наконец пару недель назад набивший оскомину слух приобрел реальные очертания. Новый управдом Путина Владимир Кожин, находясь с визитом в США, заявил, что Администрация Президента планирует построить на Красной площади комплекс “Кремлевский”. Точное место и проект пока держатся в секрете. Однако, как стало известно “МК”, помимо административных зданий в комплекс войдут первоклассный отель с видом на Спасскую башню, музей и торгово-коммерческий центр.

Московские власти подобная затея, понятное дело, совсем не обрадовала. Столько лет ходили кругами и облизывались. Столько лет, затевая то одну (Торговый центр на Манежной), то другую (Гостиный двор) стройку, старались подобраться поближе, и вдруг такой облом. Теперь уже Лужкову пришлось указывать Администрации Президента на статус охранной зоны №1, закрепленный за Красной площадью, и требовать от кремлевских чиновников соблюдения законности. В качестве альтернативы мэр предложил реконструировать здание, находящееся по адресу: Красная площадь, дом 5, или так называемые средние торговые ряды. Президент пока молчит.

Недавно московские власти были отстранены от реконструкции Большого театра. Как пояснили “МК” в Госстрое РФ, поскольку ГАБТ является объектом федерального значения, то и заказчиком должны выступать федеральные органы. А Лужков пускай занимается стройками “местного значения”. Если подобная практика станет нормой, то столичных строителей к Красной площади (будь то средние торговые ряды, ГУМ, здание гостиницы “Россия” или Китайгородская стена) и близко не подпустят.

“Цареву саду” цвесть

Что же в таком случае остается амбициозному мэру? Путь один — на другую сторону Москвы-реки, в купеческое Замоскворечье. Там, у Москворецкого моста, на месте бывших кремлевских садов и купеческих лабазов, уже началось строительство наземно-подземного комплекса “Царев сад”. Верно говорят, что аппетит приходит во время еды. После Манежной площади Лужков вошел во вкус: в течение ближайших пяти лет в центре Москвы должно появиться как минимум пять аналогичных торговых центров. По одному в каждом году.

“Царев сад” — один из самых смелых проектов. Кроме магазинов и ресторанов комплекс будет включать в себя бизнес-центр, выставочные залы, картинную галерею, смотровую площадку и еще одно ноу-хау — рукотворный зимний сад. Говорят, что искусственные сады — это очередной “пунктик” московского мэра. Раньше он везде требовал проектировать фонтаны, теперь вот — сады. Минувшим летом четыре маленьких оазиса были разбиты в стилобатной части храма Христа Спасителя. Отбирать растения вызвался лично Зураб Церетели. “Господь Бог должен остаться доволен”, — смеялись столичные фитодизайнеры, узнав о цене закупленных в Голландии саженцев.

Метромосты

Сооружение мостов всегда считалось делом престижным. Один из титулов, который до сих пор носит Папа Римский, — понтифик максимус, или, говоря по-русски, великий строитель мостов. Стараниями московского мэра нелегкая обязанность превратилась в увлекательное шоу. Уже дважды москвичи становились свидетелями сплава мостов по Москве-реке. В 1999 году вниз по течению перенесли Андреевский мост, этой осенью на полтора километра подвинули Краснолужский. В ближайших планах столичных властей реконструкция столичных метромостов — в первую очередь Лужнецкого и Смоленского.

Самый большой в столице метромост “Лужники” (его длина — 1180 м) и единственная в мире надводная станция метро закрыты на ремонт уже больше десяти лет. Их планируют открыть, как это у нас принято, к ближайшему Дню города, в сентябре 2001 года. На станции (ее название еще не утверждено комиссией, но вариантов пока всего два — “Лужники” и “Воробьевы горы”) будет самый длинный в Москве эскалатор, соединяющий южный выход со смотровой площадкой на улице Косыгина. Прямо у вестибюля появятся аквапарк, кафе, ресторанчики, горнолыжная база — в общем, все, что нужно для полноценного отдыха. А вот внешний облик самого метромоста практически не изменится. Над платформой возведут привычные глазу москвичей стеклянные витражи и только перекрытия выполнят в современной манере — из стекла и алюминия. По словам главного инженера проекта “Метрогипротранса” Геннадия Петрова, реконструированный мост простоит как новенький по меньшей мере 100 лет.

Еще пару лет назад пятнадцатая мастерская Моспроекта-2 предложила метрополитену три варианта реконструкции Смоленского метромоста, того самого, что соединяет набережную Тараса Шевченко со Смоленкой. Первый вариант — наиболее консервативный. Мост остается горизонтальным, появляется четыре башенки с остроконечными шпилями. Для пешеходов предусмотрен движущийся тротуар, заключенный в стеклянную трубу. Из этой трубы москвичи смогут обозревать окрестности (отличная панорама на Воробьевы горы и Красную Пресню с Белым домом) даже в те часы, когда метро не работает. Авторы другого проекта предлагают устроить на метромосте видовой аттракцион. Тот, кто спешит, — едет на метро. Остальные смогут перебраться на другой берег Москвы-реки в специальных капсулах, двигающихся по высокой металлической арке (в три раза выше самого моста). В этом случае появляется эффект “колеса обозрения”: туристы смогут увидеть не только премьера, но и засевшего в Кремле президента. Третий вариант — самый дешевый. Никакой трубы, никаких капсул. Мост предлагается просто расширить и по обеим сторонам от метропутей устроить изолированные пешеходные тротуары. Поначалу этот довольно скучный на первый взгляд проект хотели усилить мухинской статуей “Рабочий и колхозница”, но потом передумали. Оказалось, что у Юрия Лужкова на нее, не на колхозницу, на статую, другие виды...

“Рабочий и колхозница”

Судьба “Рабочего и колхозницы” с самого начала складывалась непросто. Еще в Париже, а потом на обратном пути в Москву скульптура сильно пострадала, и в 1939 году ее пришлось отливать заново. Потом никто не знал, что с этой махиной делать. Были предложения разбить союз серпа и молота: рабочего поставить на одной из площадей столицы, а колхозницу отправить в подарок жителям какой-нибудь сельскохозяйственной республики. Но товарищам из парткома эта мысль показалась кощунственной. До принятия окончательного решения статую поставили перед северным входом на ВДНХ. Да так там и забыли. Вспомнили, когда в середине 90-х “наследие мрачных времен” за 400 тысяч долларов захотели приобрести американцы. Кстати, посредником в той несостоявшейся сделке выступал известный адвокат Анатолий Кучерена.

— “Рабочий и колхозница” — это такой же символ Москвы, как Спасская башня и Новодевичий монастырь. Ему нужно найти достойное место, — потребовал от столичных архитекторов Юрий Лужков. Поначалу статую хотели установить на стрелке Обводного канала. Но тут появился Церетели, и оказалось, что рабочий со своей колхозницей Петру не конкуренты. Не тянут. Площадка на Воробьевых горах (это место в свое время выбрала сама Мухина) и центральный вход в Парк культуры и отдыха им. Горького тоже были отвергнуты общественным советом при мэре. И вот наконец выход найден.

Скульптурную группу никуда от ВВЦ переносить не будут. По словам Юрия Лужкова, она станет центром нового уникального в своем роде цветомузыкального фонтана. Проект пока находится в стадии разработки, поэтому никакие детали не разглашаются. Известно только, что подножие “Рабочего и колхозницы” снова станет 34-метровым, на нем оборудуют смотровую площадку для “меломанов”. Те, кто бывал в Барселоне, могут хотя бы примерно представить себе, что именно имеет в виду Лужков.

Вообще, фонтанов в российской столице с каждым годом будет все больше и больше. Городские службы готовы пойти на эксперимент и продлить период их работы как минимум до первого снега. Уже в этом году фонтан на Поклонной горе не перекрывали вплоть до заморозков.

“МОСКВА-СИТИ”: котлеты вместе с мухами

Проект “Москва-Сити” совершенно справедливо называют долгостроем нашего времени. А еще свиньей, которую Юрий Лужков, сам того не желая, подложил своему преемнику. Ведь строить Сити будут еще как минимум лет 10—15. И это при условии, что найдутся инвесторы.

Пока с инвесторами дело обстоит туго. Строительство на 80% финансируется из городской казны. Поэтому ни о текущих затратах, ни о стоимости работ чиновники говорить не любят. На заседании правительства Москвы Юрий Лужков резко оборвал депутата МГД, пытавшегося спросить что-то про 20 миллионов долларов, зарезервированных на Сити в 2001 году. Да и общая стоимость проекта до сих пор неизвестна. Официально называют цифру 1 миллиард 200 миллионов долларов, но реальные затраты могут быть чуть ли не в два раза больше.

Пока в Сити построены пешеходный мост “Багратион”, “Башня-2000” и вырыт самый большой в Европе котлован. Основное строительство начнется только после того, как котлован заполнят инженерными коммуникациями. В планах на 2001—2005 годы аквапарк на 10 тысяч посещений в день, торговый пассаж и крупнейший в столице гостиничный комплекс, который, по замыслу московских властей, должен обслуживать гостей расположенного по соседству выставочного центра. Кстати, в 2010 году Москва будет принимать ЭКСПО-10 — знаменитую всемирную выставку достижений общемирового хозяйства.

Первоначально в Сити не планировали строить жилье: как говорится, котлеты отдельно, мухи отдельно. Но потом поняли, что без этого не обойтись. Жилые дома — единственная приманка, на которую может клюнуть потенциальный инвестор. В результате концепция Сити существенно изменилась — теперь на Краснопресненской набережной строят административно-жилой центр. Причем со временем, предполагают авторы проекта, доля жилого сектора будет только расти и может в конце концов составить 40—50%.

Гора для Вовы, Оли и Алены

Идея создания в Москве искусственных горнолыжных склонов пришлась как раз ко двору. Президентскому. Ведь Путин у нас “записной” горнолыжник. Да и Лужков свой зимний отпуск вот уже несколько лет подряд проводит в Альпах. Особых результатов, правда, не добился в отличие от дочек — Алены и Оли, которые прошлой зимой стали победительницами импровизированного детского первенства.

Строительство самой большой искусственной горы (высота — 100 м, длина — 500 м) уже идет полным ходом. Чтобы отгрохать эту махину, в Солнцево из городских котлованов уже привезли 1 млн. 600 тысяч кубометров земли. Задействованы все московские стройки — Сити, Третье транспортное кольцо, районы новостроек. Пришлось даже специальную программу принимать: “Грунт” называется. Впрочем, самое сложное еще впереди. Гору нужно не просто насыпать, но и приспособить к нуждам горнолыжников. Недавно мэр распорядился начать закупку подъемников и снеговых “пушек”. Сооружение искусственных склонов — удовольствие не из дешевых. Гора в Солнцеве обойдется городскому бюджету в 10 млн. рублей, те, что поменьше, — в 5—7 млн.

Всего в Москве должны насыпать 13 искусственных склонов. Число, конечно, стремное, но чиновники надеются, что на травматизме горожан это обстоятельство никак не скажется. Что ж: поживем — увидим. Зима уже не за горами.



    Партнеры