РОЛЬ ДУЭНЬИ В СТРОИТЕЛЬСТВЕ КОММУНИЗМА

3 ноября 2000 в 00:00, просмотров: 152

  Празднично-веселый спектакль появился в репертуаре Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко — опера Прокофьева “Обручение в монастыре”, в постановке режиссеров Александра Тителя и Людмилы Налетовой, дирижеров Вольфа Горелика и Ара Карапетяна, а также художника Владимира Арефьева. Авторы придумали для своего спектакля замысловатый эстетический коктейль, превративший оперу советского классика в яркий комический карнавал.

     Прокофьев написал свою оперу на сюжет “Дуэньи” Шеридана в 1940 году. Население страны пело хором: “Если завтра война, если враг нападетѕ”, восхищалось героями-полярниками из фильма “Семеро смелых”, со страхом ожидало ночных визитов молодцов из НКВД и безоглядно строило коммунизм. А тут — комедия плаща и шпаги из жизни севильских дворян... Титель и Налетова вдохновенно прочувствовали данный парадокс и вывели на сцену целую толпу карнавальных масок. Причем не только традиционных — Арлекина, Коломбину и Пьеро, — но и “благоприобретенных” в советский период. А потому идиотически-радостные Полярники, Водолазы, Авиаторы, Доктора и прочие строители коммунизма весьма активно участвуют в истории любви и надувательства испанских сеньор и сеньоров. Атмосфера довоенного энтузиазма замешана с духом комедии дель арте. В этот микст, уже сам по себе нетривиальный, добавлены всякие специи. Колоритный рыботорговец Мендоза (Дмитрий Степанович) в очках и кипе чуть было не пускается в характерный еврейский пляс. Уморительный толстяк Дон Хером (Вячеслав Войнаровский) в вязаном ажурном кардигане видит во сне аллегорическую пантомиму, которую можно было бы назвать: “Подводный мир готовится к встрече с врагом”. И уж совсем “отпадным” оказался второстепенный персонаж — Дон Карлос (Анатолий Лошак). Прокофьев написал для него странную лейттему, выпадающую из общей стилистики оперы: нечто очень пафосное, в миноре и в маршевом ритме. Постановщики превратили бедного Карлоса в монумент — нечто среднее между Командором и Железным Феликсом (на рыцарские латы надета “знаковая” шинель Дзержинского). Зрительские симпатии вызывает Дуэнья (Елена Манистина), которой, несмотря на крупные формы, очень идут спортивные трусы-шаровары. Занятия “аэробикой” не мешают ей прекрасно справляться с вокальной партией. Исполнителям лирических ролей — Хибле Гирзмаве (Луиза), Ирине Гелаховой (Клара), Роману Муравицкому (Антонио) и Сергею Аксенову (Фердинанд) — тоже удается совмещать актерские и певческие задачи.

     Оркестр под управлением Ара Карапетяна не просто аккомпанирует певцам, а полноценно участвует в веселом представлении. Высокопрофессиональна работа музыкальных руководителей постановки в певческих ансамблях. Но самое главное — гармоничность спектакля, в котором при всей карнавальной пестроте нет ни эклектики, ни “капусты”, ни пародийности. Тон, заданный в увертюре, сопровождающейся показательным выступлением гимнастки с лентой (Ирина Лебедева), выдержан до конца: оказывается, ирония, доходящая до стеба, и хороший вкус абсолютно совместимы.

    



Партнеры