МАЙОРОВ ЗАКРЫВАЕТ ПОЛИГОН

3 ноября 2000 в 00:00, просмотров: 170

  На протяжении полувека “Спартак” преследовала одна и та же проблема — постоянная смена тренеров. В советские времена команду строго курировал МГК КПСС. И многие наставники, утвержденные по команде сверху, получали отставку, как только обнаруживалась их профессиональная непригодность. А, скажем, период ренессанса “Спартака” под руководством Боброва (1964—1967 гг.) не смогли пережить в Министерстве обороны — как же, укрепляем извечного соперника. Подполковнику в запасе присвоили звание полковника и отозвали в распоряжение МО. Или вспоминаю, как один из высоких начальников ЦК КПСС буквально приказал тренеру поставить в состав хоккеиста-любимца, которого тот оставил в запасе. Тренер ослушался, и его судьба была решена. Другие не соответствовали высокому интеллектуальному уровню игроков. Представьте реакцию команды, когда тренер говорит (цитирую дословно): “Ребяты, на игру приехали менцинаты, они хочут, чтобы мы выиграли”. На что экспрессивный Майоров громогласно парирует: “Да не хочут, а хотят, не менцинаты, а меценаты”.

     Для большинства из 29 наставников “Спартак” стал полигоном для обучения. Это был именно тот случай, когда тренер учился у команды. Получалось не у всех. Но были и те, кто много дал команде — воспитывал хоккеистов спартаковского стиля игры, учил хоккею, умел руководить очень сложным коллективом. Игумнов, Сеглин, Бобров, Борис и Евгений Майоровы, Старшинов, Кулагин, Зимин...

     Откровенный провал сборной России на последнем чемпионате мира в Санкт-Петербурге автоматом повлек за собой уход Александра Якушева. А его отставка с должности главного тренера была предрешена непопаданием “Спартака” в суперлигу.

     Значит, новый тренер? Кто? Перетасовывать несколько засаленную колоду не имело смысла. К тому же некоторые из 29 заступали на должность по два-три раза. Ошибиться Борис Майоров не имел права. Досконально зная весь тренерский состав российского хоккея, он остановился на специалисте с периферии. Приглашение получил Николай Соловьев, уроженец Ижевска. Беседуя с Майоровым, нужно держать ухо востро: в каждом вопросе ему слышится подвох.

     — Скажи, почему выбор пал на Соловьева?

     — А почему нет?

     — Ты меня не понял. Я не против, я спрашиваю: почему?

     — Это другое дело. Многострадальный мой “Спартак” ты правильно назвал полигоном. Нужна была свежая кровь, свежие идеи. Человек как бы со стороны. За работой Соловьева слежу давно и пристально. Он закончил ВШТ, вывел в высшую лигу “Сокол” (Новочеркасск), затем “Нефтехимик” (Нижнекамск) в межнациональную хоккейную лигу, работал в ХК “Липецк”, “Северстали” и опять “Нефтехимике”. Человек он беззаветно преданный работе, профессионал. Команды, которыми руководил, именно играли в хоккей. А игровой хоккей — фамильная особенность “Спартака”. Сегодня “Спартак” — реальный претендент на выход в суперлигу. Чего достигли? Есть очки, но главное — есть игра. Сегодня “Спартак”-2000 — фактически иная команда. В ее составе 18 новых игроков. Сезон очень сложный, решаем две глобальные задачи — попасть в суперлигу и войти в нее так, чтобы занять достойное место.

     — Проблемы, конечно, есть.

     — Требуется стабильное финансирование. Нет, Москва, а конкретно мэр Лужков, “Спартак” не забывают, пожаловаться не могу. Но деньги приходится выбивать. Требуется спонсор и обязательно генеральный.

     — Не все клубы суперлиги имеют сильных спонсоров.

     — К сожалению, это так, и в этом постоянно убеждаешься, глядя на пустые трибуны. Мы даже не мечтаем об иностранных спонсорах, понимая, что им нужно телевидение, реклама. Но в Москве-то есть сильные богатые фирмы, которые могли бы “Спартаку” уделить внимание. Денежные люди есть. Неужели им не хочется оставить о себе добрую память?

     — Должен быть закон, который бы способствовал меценатству.

     — Пока страна бедная, законов в помощь спорту не будет. На вопрос, деньги в казну или на спорт, ответ однозначный.

     — Вернемся к хоккею. Скажи, разрыв в классе команд суперлиги и высшей лиги большой?

     — Нет, небольшой. При сегодняшнем раскладе “Спартак” явно попал в число двенадцати, которые войдут в плей-офф. Но в суперлиге совсем другая мотивация, а это очень многое определяет.

     — По календарю клубы высшей лиги играют два дня подряд спаренные матчи на одном поле. Экономия, что ли, заставляет?

     — Мы подсчитали, что расходы на игры с переездами очень уж много денег не отнимают. Но вот психологически спаренные игры тормозят рост хоккея: очень сложно настроить команду на игру через 18—20 часов после матча. Чуть легче проигравшим, здесь можно сыграть на самолюбии. Я с трудом уговорил наших руководителей хоккея развести спаренные матчи “Спартак” — “Химик”. Зачем два дня подряд играть в “Сокольниках”, а через месяц два дня в Воскресенске? Зрителю же неинтересно.

     — Теперь пройдемся по составу.

     — Выделять никого не хочу. Меня радует, что “Спартак” на пути к хорошей игре, своей игре. А выделить доверяю тебе.

     Хорошее впечатление оставляет игра вратаря Иванникова. От матча к матчу растут защитники Комиссаров, Князев, Решетников, Комаров. В атаке тон задают опытнейшие Евтюхин и Ткачук. Они с юношества вкусили спартаковскую игру и ее сохранили; впечатляет пара Гоголев—Волков, в числе лидеров Лучинкин и юный Ковальчук. Так что костяк для суперлиги играет достойно, и работа Николая Соловьева уже видна невооруженным глазом.

     — Скажи, Борис, а усиление желательно?

     — Желательно всегда. В “Реале” два состава классных футболистов. Так они еще Фигу прикупили.

    



Партнеры