"День сурка" по-президентски

3 ноября 2000 в 00:00, просмотров: 390

Новый год в Кремле начинается раньше, чем во всей стране. Дед Мороз в Лапландии даже еще не думает прицеплять ватную бороду, а очень многие ответственные чиновники Кремля уже начинают готовить большой новогодний прием с участием президента. День милиции для всей страны наступит 10 ноября. А все те же чиновники уже несколько недель живут в этом дне, который все никак не кончится.

Любое мероприятие, в котором принимает участие глава государства, готовится в несколько этапов. Но, пожалуй, самое сложное — какой-либо большой прием, где присутствует президент. Ведь зачастую на таких раутах бывает под тысячу человек. И случайных лиц среди них быть не должно.

Все президентские приемы делятся на две части. Те, которые устраивает сама администрация, и те, которые устраивает какое-либо ведомство — ВДВ, прокуратура, МВД... — и куда должен приехать Путин со свитой. Во втором случае голова в основном болит у хозяев. Кремлевские чиновники внимательно следят только за тем, чтобы соблюдались правила протокола — чтобы за столом “П” не оказались “случайные” люди, чтобы все “важняки свиты” были расставлены согласно рангам и должностям, чтобы кто-нибудь на радостях не сказал: “Слово предоставляется Президенту Российской Федерации...” (президенту слово не предоставляют — нет такого человека в России, который мог бы ему что-нибудь предоставить — а просто объявляют о том, что он выступает). Если уместно, то на входе первого лица в зал дают специальные президентские фанфары, если мероприятие более камерное — обходятся одним объявлением.

Мероприятия, которые же устраивает администрация, в свою очередь, тоже делятся на две группы. Массовые — приемы по случаю 9 мая, Дня Конституции, Нового года, инаугурации. И приемы, связанные со специальным случаем, — когда приезжает, например, какой-нибудь иностранный президент. И если приглашенных немного, то список составляет президентский протокол и МИД. Он утверждается в администрации и у президента. Если же мероприятие предстоит “массовое”, то работа начинает кипеть больше чем за месяц до его проведения.

Сначала чиновники выбирают помещение, где может проходить прием. Ведь от этого зависит количество приглашенных гостей. Например, в Большой Кремлевский дворец, где непосредственно происходила инаугурация, помещается чуть ли не на треть меньше гостей, чем в Государственный Кремлевский дворец, где проходил прием по случаю этой самой инаугурации. Например, в КДС могут принимать пищу, не мешая друг другу, порядка тысячи человек. И больше тысячи разместить невозможно. Когда определяется количественный состав, протокол и оргуправление начинают писать сценарий мероприятия. Также существует список обязательных гостей — это чиновники, занимающие высокое положение: заместители главы администрации, вице-премьеры, силовики, председатели судов... Оставшиеся места делятся по категориям — столько-то правительству, столько-то общественным организациям, столько-то бизнесменам, столько-то журналистам. Это первая прикидка. Количество мест, на которые может претендовать та или иная группа, зависит от того, что это за прием. Естественно, что на 9 мая больше всего мест получают ветераны. Они же располагаются за столами, стоящими вокруг президентского. На приеме после инаугурации значительную квоту имел выборный штаб президента. Эта первая раскладка доводится до руководителей всех управлений Администрации Президента. В течение одних суток они должны сообщить в оргуправление, согласны ли они с предоставленными квотами. Кому-то нужно больше, кому-то меньше, кто-то доволен. Проистекает короткий, но энергичный торг за места. Далее эти управления присылают списки своих кандидатов в участники торжественного события, которые сводит воедино оргуправление. Этот единый список поступает руководителю администрации. Он пересылает его своим замам. Те вносят последние правки и возвращают список Волошину. Александр Волошин и Дмитрий Медведев (его зам, ответственный за график президента) просматривают его в последний раз, и Медведев отправляет итоговый вариант на визу главе государства, который может кого-то из гостей вычеркнуть, а кого-то, наоборот, пригласить. Так, на последних приемах появился Александр Розенбаум, которого президент знает еще по Ленинграду. А, например, на инаугурацию была специально доставлена его старая учительница.

При этом принципиально не делается никогда резерва для приглашений. Потому что, если такой резерв был бы, неизбежно возникал бы соблазн для руководителей устроить раздачу этого резерва. Если получилось, что гостей в итоге оказывается больше, чем предполагалось, просто увеличивается заявка на количество столов. Практически случайных людей на такого рода мероприятиях быть не может. Сама процедура организации подразумевает трехкратный перекрестный контроль, который все равно всегда замыкается на заключительную подпись главы администрации и самого президента. Также список должен быть отослан в Федеральную службу охраны, которая просвечивает его по своим особым критериям.

После того как список почти утвержден, начинается обзвон возможных приглашенных. Это довольно дипломатичная работа. Оргуправлению надо убедиться, что человек находится здесь, а не в Америке, и придет в день “Х” по указанному адресу. Были случаи, когда находящиеся за границей люди готовы были бы прийти на прием, если бы им оплатили билеты туда и обратно. Естественно, такие траты в сметах не предусмотрены. После того как уже есть список людей, которые готовы прийти, он в самый последний раз утверждается Волошиным (к нему могут быть добавлены какие-то люди или, наоборот, вычеркнуты), после чего начинается рассылка приглашений. На каждое типографским способом наносится фамилия, имя, отчество гостя. В некоторых случаях, например на презентации книги Ельцина, из-за того что времени оставалось совсем мало, все приглашения вовремя разослать не сумели и журналистов обзванивали и запускали по списку.

Как только приглашения разошлись, начинается более плотная работа для ФСО, которая обязательно проводится в самом тесном взаимодействии с сотрудниками все того же оргуправления, которые, по сути, тянут на себе всю подготовку к приему. Обычно на всех входах сотрудники ФСО стоят вместе с бойцами из оргуправления. Такая практика была введена после того, как в 93-м году на одно чрезвычайно важное политическое мероприятие офицеры службы охраны строго по инструкции остановили у Боровицких ворот одного известного лидера. Дело в том, что он решил въехать в Кремль вместе с вооруженной охраной. Охрану, естественно, не пустили. Тогда известный миротворец решил обидеться и вообще не идти на мероприятие. А он должен был его открывать. Началась паника. Когда ситуация разъяснилась, все пришлось менять на ходу. При этом никаких претензий к ФСОшникам быть не могло. Они выполнили все требования, а все остальное — не их работа. После этого было решено, что на входе должен находиться и сотрудник администрации, который будет разбираться в таких инцидентах.

За все время президентских приемов на них был только один скандал (на самом деле — отличный результат) с появлением незваного гостя, и то когда ФСО еще была “молодой”. Теледеятельница Наталья Д. взяла приглашение у артиста У., который решил не ходить на прием. И при входе в Кремлевский дворец она буквально приникла к одному из приглашенных мужчин, махнув перед офицером охраны приглашением на другое имя. Конечно, ее появления в тысячном зале никто бы не заметил, если бы она не решила сфотографироваться с президентом Ельциным. Тут-то все и засекли, что вовсе не приглашенная девушка ловко пробралась к столу “П”. С тех пор офицеры должны четко сверять документы с фамилиями, впечатанными в приглашения.

Во время приема вполне естественно, что гости ходят по залу, общаются друг с другом. Но если банкет происходит в Большом Кремлевском дворце — в трех сравнительно узких залах: Александровском, Андреевском и Георгиевском, — то с появлением президента проходы между залами перекрываются. Будь у тебя приглашение за самый почетный стол, если ты вышел из “своего зала” и в это время вошел президент, тебя уже обратно никто не пустит. Если президент хочет кого-то видеть из другого зала, то этого человека моментально находят сотрудники администрации, имеющие всю схему рассадки, и офицер ФСО, без которого провести гостя к президенту просто невозможно. Как только президент уходит, проходы между залами снова открываются. В КДС все находятся в одном зале, и в принципе к президенту можно подойти. Но, как правило, случайных людей нет, и давки у стола “П” не происходит. На приеме после инаугурации одна женщина попросила подписать Путина приветствие очередному съезду одной из общественных организаций, но получила вежливый отказ. За столом Путин ничего не подписывает. Если же во время банкета существует несколько зон, то список всех приглашенных в президентскую зону обязательно предварительно показывается самому Путину. Он должен иметь представление, с кем может оказаться в одной комнате, где будет не так много народа.

Тонкостей, связанных с проведением подобного рода мероприятий, довольно много. Все-таки русский двор — наследник двора византийского. Десятки нюансов и нюансиков, которые надо учитывать, даже трудно представить. Пригласили одних — обиделись другие. Пригласили третьих — обвинят в коррупции. Все время надо учитывать и политическую составляющую, и личные отношения разных гостей. Кого-то надо сразу рассадить по разным углам, кого-то спрятать от каких-то “вождей”, которые решили в последний момент принять участие в процессе подготовки. И надо сказать, что-что, а это достаточно непростое дело доведено в Кремле до автоматизма.



Партнеры