Трое в Лондоне

3 ноября 2000 в 00:00, просмотров: 431

“Не надо играть с государством в азартные игры. У государства всегда дубина в рукаве”, — напомнил публике прокурор Колмогоров. Из его заявления стало понятно, что 13 ноября бывшему олигарху Гусинскому будет предъявлено обвинение в мошенничестве, а бывший олигарх Березовский может быть арестован за хищение средств компании “Аэрофлот”.

Что касается Березовского, то “МК” уже писал о том, что его процессуальное положение, по нашим данным, действительно несколько ухудшилось, и якобы это связано с тем, что новые данные на него получены не только из Швейцарии, но и от двух российских бизнесменов — Глушкова и Красненкера, которые были одно время топ-менеджерами “Аэрофлота”.

Совершенно очевидно, что помимо чисто правовой стороны дела все развитие событий имеет ярко выраженную политическую окраску. Все так называемое дело “Аэрофлота” явно подчинялось ритму борьбы за власть. Как только прокурор Скуратов решил сделать ставку на премьера Примакова и наехать на ближайшее окружение Ельцина, Березовский оказался на грани ареста.

Специально был подобран “тугоплавкий” следователь Волков, который имел сверхзадачу: отправить “Березу” за решетку. После выборов 2000 года ситуация изменилась, и руководство прокуратуры, стремясь подыграть победителям, отобрало дело у Волкова, который к тому времени уже и сам перевел Березовского из обвиняемого в свидетели. Теперь — новый виток отношений Березовского с властью, и передовой отряд законности — Генпрокуратура — вновь готов выдвинуть обвинение против БАБа. При этом, похоже, сами деньги “Аэрофлота” мало кого волнуют. Уголовное дело является рычагом в умелых руках государства.

По тому же сценарию развиваются события вокруг Гусинского. Сначала предъявили обвинение, Гусинский уступил государству — обвинение сняли за отсутствием состава преступления; Гусинский отказался от сделки — придумали новое обвинение.

Говорить после этого о том, что наша прокуратура разложена до крайности, кажется излишним. Потому что Закон не может зависеть от политической целесообразности. Впрочем, об этом сказаны и написаны уже тома.

Гораздо интереснее, наверное, все-таки пытаться разобраться в той политической подоплеке, которая разворачивается за этими событиями. Мирное соглашение между “Газпром-Медиа” и “Мостом” должно быть заключено сегодня, 3 ноября. По нашим данным, еще в начале недели Гусинский, который находится в Лондоне, был уверен в том, что это соглашение (которое очень устраивает нынешних владельцев “Медиа-Моста”) будет заключено. Это означало бы, что “Газпром” действует абсолютно независимо от Кремля. Недаром министр печати Михаил Лесин (которому после известного скандала в Кремле было придумано прозвище — “федеральный нотариус”) сказал о том, что “Газпром-Медиа” “исходит более из максимальной выгоды для себя, чем из какой-либо другой позиции”. Но вряд ли в Кремле могли бы смириться с тем, что их усилия пошли прахом. Там вполне открыто говорили, что на НТВ не будет ни Гусинского, ни Киселева, ни Малашенко. То есть тех людей, которые лично неприемлемы для нынешнего руководства страны. Поэтому “наезд” прокуратуры на Гусинского за два дня до подписания соглашения безусловно направлен на то, чтобы оно таки не было заключено.

В отношении Березовского власти тоже не могут не быть раздражены. В последнее время Борис Абрамович дал понять, что в борьбе с “антинародным” путинским режимом он готов практически на все. Дело не ограничилось тем, что в свои редкие часы в Москве Березовский стал принимать рабочих-ходоков из далекого Кемерова, — дошло до того, что он опустился до откровенной неправды. Выступая по “Эху Москвы”, он сообщил, что Руцкой был снят, потому что отправился в Североморск во время трагедии с “Курском”, чего не догадался сделать Путин. Сам Березовский знает это из встречи с Путиным, которая происходила уже после событий. Это полная ерунда, потому что Борис Абрамович в последний раз встречался с Путиным в середине лета, когда докладывал президенту о своем благородном намерении передать государству собственные акции ОРТ.

Ответ олигархов на действия прокуратуры можно себе представить. Если перчатка брошена, то они ответят очередной информационной войной с властью. Собственно говоря, Березовский, которому нечего терять, ее уже начал. Он сделал заявление, что обсуждает с Гусинским идею поддержки канала НТВ: “Я не отказался от того, чтобы использовать те возможности, которые у меня есть, для сохранения НТВ в качестве негосударственного телевизионного канала”, — сказал Березовский в интервью “Известиям”. Это заявление ровным счетом ничего не значит, потому что ресурсы Гусинского сейчас гораздо выше, чем ресурсы Березовского, не сумевшего сохранить за собой ОРТ. Но Березовскому остро нужен Гусинский для борьбы с властью. Практически акты этой борьбы уже начались. В Лондон приехал с семьей Александр Литвиненко — бывший сотрудник ФСБ, близко связанный с Борисом Березовским. Именно он в свое время поднял скандал о том, что ФСБ готовит убийство олигарха. После чего был выгнан с работы и находился под судебным преследованием. В Лондоне он заявил, что многое знает о делах ФСБ, в частности о взрывах в Москве.

Очевидно, что врагу ФСБ Литвиненко вряд ли может быть “многое известно” о деятельности спецслужб. Но также понятно, что следующим пиар-ходом Березовского наверняка станет попытка обвинить власти в том, что они организовали взрывы в Москве для того, чтобы начать чеченскую войну и избрать президентом Владимира Путина. А поэтому совешенно неважно, что знает Литвиненко.



    Партнеры