Не орел вы, батенька!

4 ноября 2000 в 00:00, просмотров: 655

Тридцать лет и три года девятиметровый гигант по прозвищу Ильич украшает площадь маленького городка Северска на западе Сибири. Это самый высокий памятник пролетарскому вождю в стране. Репортеру “МК” удалось разыскать сына скульптора, создавшего высокоидейную фигуру высотой с трехэтажный дом.

Ваять вождя в те времена доверяли лишь немногочисленной касте художников, аккредитованных при Министерстве культуры СССР. Учитывалось не только мастерство скульпторов, но и наличие партбилета. Скульптор Юрий Петрович Колесников был одним из тех немногих, кому доверили столь ответственное дело. Сейчас этого человека уже нет в живых. В его мастерской творит его сын, Колесников-младший, тоже занимающийся скульптурой.

— Заказы на создание памятников поступали отцу непосредственно из Минкультуры, — рассказывает Владимир. — Как отец оказался в числе избранных? Дело в том, что он не только носил звание заслуженного деятеля искусств, но и был секретарем парторганизации скульптурной секции Московского союза художников и состоял членом коллегии по монументальному искусству при Министерстве культуры.

Почтовый ящик Томск-7 (именно так раньше именовался Северск, которого, кстати, до сих пор нет на российских картах) до 1967 года довольствовался трехметровой скульптурой, изготовленной... заключенными. Но приближение 50-й годовщины Октября сподвигло администрацию города на деле доказать свою преданность партии. На городском совете было принято решение заказать новый памятник Ленину и заменить им убогую поделку — дело рук людей, далеких от искусства. Памятник обошелся городу в сумму, на которую можно было построить жилой 5-этажный дом.

— У каждого скульптора, работавшего над Лениным, — продолжает Владимир, — была посмертная гипсовая маска. Обязательно фотографии вождя, рисунки. Кроме того, отец делал запросы в Музей В.И.Ленина, в Музей Революции. Важно было правильно одеть памятник. В точности воспроизвести покрой пальто, костюм, жилетку, ширину галстука и даже количество пуговиц... Кто он, Ленин? Вождь, трибун, вдохновитель масс. Отсюда и вытянутая вперед рука, большой лоб, выразительные глаза. Не менее важно в памятнике — создать движение. Развевающееся пальто — это, можно сказать, ноу-хау отца. Он первый применил в монументальной скульптуре эффект “летящей” одежды и потом много раз использовал его в своих работах. По мысли отца, Ленин должен был парить, как орел. И полы одежды имитировали крылья.

Памятник для почтового ящика, как и другие крупногабаритные скульптуры, создавался в масштабе один к десяти. Рабочая версия отправлялась на скульптурный комбинат, где бригада увеличителей делала каркас из металла или досок. Вокруг этого “скелета” строились леса, и отец собственными руками лепил девятиметровую скульптуру из глины! Он не признавал помощников и всю работу выполнял сам. Для него создание монумента от начала до конца было творческим процессом, и доверить кому-то другому выполнение работы он не мог. С готовой скульптуры бригада форматоров снимала гипсовую форму, в которую заливался жидкий бетон. Монумент из бетона выкладывался листами меди толщиной всего в 1 миллиметр, а бетон разрушался и вынимался. Внутрь вставлялся каркас из прочного материала, чтобы памятник не снесло порывом ветра.

Сибирского Ильича в город привезли разрозненным и уже на месте сварили. Чтобы сварочные швы не были заметны, памятник обработали кислотой — и Владимир Ильич засиял, как новогодняя игрушка. Вождь пролетариата блестел так, что представители городских властей смущенно опускали глаза. Выставлять памятник в таком виде не решились. Скульптуру облили сорока литрами специального раствора — и монумент принял благородный оттенок старой меди.

Но на этом трудности не закончились. Нужно было водрузить гиганта на постамент. Убирать старый памятник днем не представлялось возможным. Вдруг кто-нибудь решит, что вождя снимают совсем! Подмену решили произвести ночью. И опять-таки не обошлось без инцидента. Рабочие не рассчитали центр тяжести — и старый памятник рухнул на землю, разбившись вдребезги. Пришлось торопливо собирать осколки и везти хоронить на свалку, пока не проснулась бдительная общественность.

— А что касается гонораров за монументы вождю, — рассказывает Владимир, — то в те времена за одну такую работу отец получал сумму, на которую можно было купить автомобиль. Но мой отец выполнял не только идеологические заказы. Он же был художником, творцом! Вот его скульптуры, которые он создавал для души...

Несколько изящнейших фигурок танцовщиц, индианка, изогнувшаяся в прихотливом движении, китаянка с чуть наклоненной головой. “А это скульптура Майи Михайловны Плисецкой в роли Кармен. Она лично позировала отцу. Прекрасные вещи, очень жаль, что их никто никогда не видел...”



Партнеры