Убийцы традиций

9 ноября 2000 в 00:00, просмотров: 155

Раз в год самые отчаянные отечественные педагоги-экспериментаторы собираются на свой конкурс “Авторская школа”. Свои безумно смелые проекты представляют лучшие отечественные учителя-“авангардисты”. В этом конкурсе не бывает победителей и побежденных. Главный приз — статус федеральной экспериментальной площадки (ФЭП) — не приносит педагогам материального благополучия, к нему не прилагается “охранная грамота”, защищающая от нападок чиновников...

Статус ФЭП всего лишь позволяет учить “не так”, не обращая внимания на правила традиционной педагогики. А это для людей, болеющих за свое дело, самое главное. “Авторская школа” дает сто очков вперед пафосному и слишком уж официальному конкурсу “Учитель года”. Корреспондентам “МК” удалось на днях побывать на этом уникальном мероприятии и встретиться с самыми интересными, на наш взгляд, педагогами-новаторами. Для того чтобы описать все проекты, не хватит не только газетной полосы, но и толстого журнала. Поэтому мы, по совету экспертов, решили рассказать о самых-самых, почти революционных учебных проектах.

Конкурс перевернул все с ног на голову. Маститые учителя магически превратились в неуверенных учеников, с дрожью в голосе отвечающих у школьной доски на каверзные вопросы экспертов. Жизнеспособность эксперимента нужно прежде всего доказать, что удавалось далеко не всем участникам “Авторской школы”. Защита собственных проектов стала настоящим боевым крещением для “альтернативных” учителей. Главные бои за право “учить не так” у многих участников конкурса еще впереди, поэтому конкурсная комиссия проверяла их на прочность уже сейчас.

— Сама идея создания сети альтернативных школ появилась в середине 80-х с началом перестройки, — говорит председатель Совета по ФЭП Александр Адамский. — Инициаторами являлись молодые учителя, которые хотели учить “не так”. Собственно словосочетание “учить не так” отражает суть работы экспериментальных школ. В 87/88-м году впервые был проведен конкурс “Авторская школа”. На участие в нем было получено 300 заявок. Эта цифра впоследствии оказалась магической — с тех пор мы получаем около 300 заявок ежегодно.

С 1997 года фестиваль “Авторская школа” проходит под покровительством Министерства образования РФ. Однако по-прежнему сохраняет независимость. К примеру, заявки на конкурс, в пику требованиям чиновников, участники могут присылать непосредственно в Москву. Минуя все эти гороно, роно, облоно...

Евреев и арабов помирят в Майкопе?

Сколько уже веков бьются ученые, политики, обычные люди, пытаясь понять, почему вспыхивают межнациональные конфликты и как их избежать. Почему евреи не любят арабов, арабы — евреев, грузины — абхазов, азербайджанцы — армян? Причин — сотни, но, наверное, никто не будет спорить, что ненависть к другому народу закладывается еще в детстве.

А почему бы не попытаться воспитывать национальную терпимость у детей прямо со школьной скамьи? За эту идею ухватились в школе №28 города Майкоп (северокавказской республики Адыгея). Учителя этой школы под руководством Татьяны Кубабшевой разработали целую программу, которая приучает ребенка относиться к любому другому народу по крайней мере с уважением. Это перспективное направление учительской науки получило название этнопедагогики.

По мнению Кубабшевой и ее коллег, нельзя научить терпимости, это чувство нужно воспитывать. Как? Через познание своей национальной культуры и культуры соседей, с которыми ребенок живет в одном государстве. Главный принцип воспитания в 28-й школе: “Я уважаю свою культуру и уважаю культуру соседа”. Результаты поразительные.

Вот уже несколько лет “детище” Кубабшевой называется “Славянской школой”, однако учиться в ней могут не только “лица славянской национальности”. Вход в школу открыт и для русских, и для адыгов, и даже для чеченцев.

— В прошлом году, — рассказывает Татьяна Петровна, — к нам в школу пришло несколько детей чеченских переселенцев. С ними поначалу очень трудно было общаться — это были типичные дети войны, фактически лишенные детства. И мои ребята абсолютно без помощи взрослых смогли понять этих детей и втянуть их в нормальную жизнь. По-моему, это один из примеров того, как должны относиться друг к другу люди разных национальностей, культур.

Ребят, в свою очередь, учат гордиться своей национальной культурой, как и культурой любого другого народа, населяющего планету. Среди “фирменных” предметов есть, например, такие: “Народная художественная культура”, “Знаменитые люди Отечества”, “Народоведение”. В рамках последнего изучаются обычаи, традиции разных народов, семейный и общественный этикет и даже... методы народной медицины. Кроме этого “Славянская школа” постоянно поддерживает дружеские отношения с другими майкопскими национальными школами — адыгейскими, татарскими. С ними проводятся совместные уроки, фестивали народного творчества, вечеринки. Какая после этого может быть межнациональная рознь?

— Разработки “Славянской школы” в будущем будут иметь огромное значение, — считает академик российской Академии образования Феликс Михайлов. — Цивилизованным межнациональным отношениям необходимо учить. Эксперимент, затеянный в Адыгее, если он удастся, будет иметь даже не федеральное, а международное значение. До сих пор никто таким путем решить национальные проблемы не пытался. Мы — первые.

Учитесь врать!

Ученые говорят, что самое интересное происходит обычно на стыке наук. Так, в Новосибирске учителям самой нестандартной в Сибири школы “Умка” удалось совместить несовместимое: развивающую систему воспитания и обучения Эльконина-Давыдова и систему “Школа диалога культур” (ШДК) автора В.С.Библера.

Обе эти системы уже несколько лет успешно “обкатываются” в некоторых российских школах, разумеется, в экспериментальных. Системе Эльконина-Давыдова так вообще в этом году стукнуло сорок лет. Правда, долгое время она оставалась невостребованной. Развивающее обучение потому так и называется, что первая и главная его задача — развить ребенка, научить его думать и уж потом не давать ему расслабиться. Обучение математике по этой системе начинается не со счета, как в первом классе любой другой школы, а с объяснения разницы между числом и цифрой. Вряд ли найдется и взрослый, способный внятно объяснить, в чем она, а для детей, обучающихся по системе Эльконина-Давыдова, эта разница — как буква “А” и “Б”. Или, например, вы слышали что-нибудь о заданиях-ловушках? Чтобы научить не просто слушать учителя, а слушать осмысленно, детям начинают попросту врать. Если ребенок замечает подвох, он должен прямо сказать об этом. Это учит его постоянно держать ухо востро. Вот в таком стиле ребенка приучают быть самим собой и думать своей головой.

Ключевым моментом системы Библера становится спор, в котором должны участвовать несколько человек, обсуждающих одну общую тему. Главное условие при этом — каждый из спорщиков должен иметь свой взгляд на проблему, отличный от остальных. В таком ключе и проводятся уроки в школах “диалога культур”. Представляете, сколько нужно фантазии, чтобы, к примеру, четверым школьникам поспорить о причинах выпадения осадков? Все обучение строится на постижении известных мировых культур. В школах подобной системы совершенно спокойно дети спорят друг с другом с позиций античных, средневековых и, допустим, современных философов.

Обе системы учат думать, чего особенно не хватает детям (да чего греха таить, и некоторым взрослым тоже), обучавшимся по традиционной схеме.

До сих пор экспериментаторы старались не смешивать эти разработки в условиях одной школы. Так что Новосибирск в этом обскакал всех. Что из этого получилось (или получится), рассказывает руководитель эксперимента Елена Ушакова.

— Наши дети даже книжки читают не так, как обычные дети.

— Вверх тормашками или справа налево?

— Обычный ребенок читает, особо не задумываясь над содержанием. Он может переживать вместе с героями или автором, но не осознавать этого. А наши дети, когда читают, либо познают себя, либо, узнавая фигуру автора, включают свои диалогические навыки.

— Не слишком сложно для ребенка?

— Не думаю. Мы стараемся научить их учиться, а в остальном они сами разберутся.

Двоечник должен быть актером?

Студенческий принцип “сначала ты работаешь на зачетку, потом зачетка — на тебя”, безотказно работает и в общеобразовательной школе. Только в школе он принимает более жесткие формы. Ярлыки “двоечника”, “дурачины”, “бездарности” наклеиваются с первых же отметок, заработанных школьником, и документально закрепляются в школьных журналах. Попробуй потом отмойся! Но не все так безнадежно. Как оказалось, лучшее средство на сегодняшний день избавиться от “комплекса двоечника” — театр! Так, в школе №12 подмосковного города Жуковский придумали ни много ни мало новую науку — театротерапию.

— У нас был один мальчик, — рассказывает один из авторов проекта Елена Жихарева, — который в школе перебивался с “двойки” на “тройку”. Учителя давно поставили на нем крест, считали, что у него плохая память. Но мальчик пришел к нам в театр, и оказалось, что он очень одарен как актер. Он получал главные роли в наших спектаклях и стал, можно сказать, звездой. Нужно было видеть его классную руководительницу, которая, зайдя на спектакль, увидела вдруг, что ее ученик “с плохой памятью” наизусть читает километровые монологи главного героя. Мгновенно отношение учительницы к мальчику изменилось. А закончилось все тем, что он в прошлом году с первого раза и без особых усилий поступил на юридический факультет РГГУ. Вот вам и троечник.

Театр раскрепощает, повышает самооценку школьника, лечит, в конце концов. И самое главное, театр — это искусство, доступное всем. Ну нет такого дела, которое бы оказалось невостребованным в театре. Каждый делает все что может: играет, пишет сценарии, сколачивает декорации, расписывает их, занимается светом, электричеством. Словом, театр — это некая панацея от школьных недугов, с легкостью их устраняющая.

Но так бы и остался жуковский театр обыкновенным школьным кружком самодеятельности, если бы педагоги школы Натальи Сазиковой не пошли дальше и не применили бы театральных методов к методике преподавания обычных общеобразовательных предметов. Учитель отказывается от роли лидера и диктатора и старается так организовать урок, чтобы ученики сами были заинтересованы в получении знаний. Вот тут-то и вступают в действие театральные методы. Учитель придумывает игру, в которую включается сразу несколько групп (или трупп?) учеников, ученикам дается задание, и игра начинается. Ответы на поставленные вопросы школьники ищут коллективно, практически без вмешательства учителя. При этом никто из учеников не стесняется высказывать свои версии решений. А в итоге дети вырастают свободными и раскомплексованными, что и требовалось доказать.



Партнеры