По ком звонит телефон?

17 ноября 2000 в 00:00, просмотров: 647

Пенсионер Юрий Александрович Нефедов, москвич, каждое лето проводит на даче. Уезжает, как только припечет солнышко, в мае, возвращается в сентябре. Когда в 1998 году он, как обычно, вернулся в московскую квартиру в начале осени, обнаружил в почтовом ящике четыре странных телефонных счета. Даже не то чтобы странных — жутких. В общей сложности на 7,5 тысячи рублей. Как было указано, за переговоры с США.

“Вышла какая-то ошибка”, — решил пенсионер и поспешил на тушинскую АТС.

— Никакой ошибки нет, — строго сказали там, — оплачивайте счета, иначе телефон отключим.

Две недели Нефедов бегал по разным инстанциям, пока не понял: никакого другого выхода, кроме как заплатить, нет. Служащие МГТС к тому времени уже выполнили свою угрозу. Телефон замолчал.

Старик собрал “гробовые” и оплатил переговоры с Америкой, где он не будет никогда. И никто из его друзей и родственников никогда не был...

C тех пор пенсионер судится с МГТС. Пытается вернуть назад свои “гробовые”. Теперь он знает, что по закону отключать телефон у него, инвалида второй группы, никто не имел права. Но конца и края судебному разбирательству не видно.

— Беспредел! — возмущается Нефедов. — Живу на тысячу рублей, еле на лекарства хватает. С какой стати я должен оплачивать чьи-то счета, ведь я ни в чем не виноват!

Пенсионер Нефедов не одинок. Как и тысячи других горожан, он стал жертвой телефонного пиратства. Очень прибыльного в нынешней Москве бизнеса.

От вмешательства пиратов в свой телефонный аппарат не застрахован сейчас ни один москвич. Даже обладатель самой крутой “мобилы”. Счета за переговоры с Ираном, Индией, Вьетнамом регулярно приходят и инвалидам, и пенсионерам, и студентам, и новым русским. Телефонные пираты, они же фрикеры (не путать с хакерами), неразборчивы в выборе жертв.

За последние два года телефонное пиратство в Москве приобрело масштабы эпидемии, а городские власти ума не приложат, как с ним бороться. Вот лишь несколько цифр. Если в 1998 году фрикеры принесли государству и конкретным москвичам ущерб в сумме 11,5 миллиона рублей, то в 1999 году — уже 150 миллионов. А только за январь этого года только один (!) пиратский переговорный пункт обул горожан на 19 миллионов рублей. Таких пунктов, по самым скромным подсчетам оперативников, в столице полторы сотни. Из известных милиции.

У меня зазвонил телефон. “Кто говорит?” — “Клон”

Телефонное пиратство — далеко не новинка не только для нас, но и для иностранцев. Например, один итальянец несколько лет обманывал тамошних телефонистов. Он ухитрялся разговаривать с разными странами с... вообще несуществующего в Италии номера.

Но в последние годы именно Москва стала настоящим телефонно-пиратским центром. Таких масштабов этой “эпидемии” нет ни в одном другом городе мира. А ее прирост приводит в ужас городские власти и операторов связи — 1500—2000% (!) в год.

— Если так будет продолжаться, скоро мы все разоримся, — говорят они.

А началось все в Москве в середине 90-х. Народные умельцы (опера за любовь к экспериментам зовут их ботаниками) изобрели способ подключения к радиотелефонам с другой трубки. Такие трубки (это телефоны переделанные в сканеры) легко купить на московских радиорынках. Работает сканер как сотовый телефон в зоне действия (от 100 до 300 метров) любого домашнего радиотелефона. А грозит это обладателям последних не только астрономическими счетами за переговоры, но и тем, что в современных сканерах есть и т.н. полицейский вариант — возможность прослушки всех радиотелефонов в радиусе их действия. Спасти от этого может лишь отключение телефона из сети. То есть спасения нет.

По данным милиции, чаще всего сканируют аппараты “Сенао”, “Санье”, отдельные “Панасоники” (например, “Панасоник-9000”), “Харвест”. Но это еще что. Теперь чудеса “ботанической” мысли позволяют сканировать и мобильные телефоны — по “мобиле-сканеру” можно говорить вечно и бесплатно, если находиться в зоне действия любых мобильных телефонов.

Впрочем, сотовые телефоны в Москве не только сканируют, но и... клонируют. “Двойники” мобил почти свободно продаются на радиорынках и через Интернет. Стоит трубка-клон долларов 400—500, зато абонентской платы — никакой. За все заплатит хозяин настоящего сотового. Клон делают из “железа” (обычной трубки без сим-карты), которое везут контрабандой в основном из Юго-Восточной Азии. Плюс программное обеспечение наших изобретателей. Специалисты уверили корреспондента “МК”: сегодня нет такого стандарта сотовой связи, который нельзя клонировать или уже не клонировали.

Столичные “ботаники” постоянно совершенствуют навыки. Посещают выставки, связанные с радиотехникой, читают умные книги. Последнее, ставшее самым популярным изобретение телефонных пиратов — т.н. аппаратура подмены абонентского номера (АПАН). Именно от него не застрахован ни один житель Москвы, имеющий домашний телефон. Но обо всех хитростях по порядку.

Болтун — находка для пиратов

Идея зарабатывать деньги с помощью АПАН сначала появилась у азиатов, африканцев и прочих этнических группировок столицы. Незаконно проживающие в Москве иностранцы убили этим сразу двух зайцев. Они не только могут сами часами болтать с любимой вьетнамской бабушкой за счет москвичей, но и очень хорошо зарабатывают. Как? Уникальную аппаратуру придумали для них наши соотечественники.

На вид этот АПАН — коробочка с сигаретную пачку, собрать его сейчас может даже интересующийся радиотехникой школьник. Вставляется в обычный телефонный аппарат. При наборе “восьмерки” номер телефона автоматически определяется в МГТС — чтобы потом было куда прислать счет. А АПАН обманывает определитель, выдавая МГТС совсем другой номер. Которому потом и расплачиваться.

Номер жертвы выбирается иногда наобум, иногда из специально запрограммированной базы подходящих абонентов (знающие пираты предпочитают те номера, по которым много разговаривают). Случаи бывают просто невероятные.

Как-то раз стараниями телефонных пиратов один абонент якобы говорил с разными странами... 290 часов в сутки. Или, к примеру, в московскую аптеку пришел телефонный счет на 14 миллионов рублей: аптека со всеми потрохами таких денег не стоила. А однажды телефонные пираты так обнаглели, что счет на 600 тысяч рублей пришел в одно из подразделений МВД...

Чаще всего пиратские переговорные пункты устраивают неподалеку от “скопления” клиентов — в общагах, гостиницах, возле рынков. На какой-нибудь съемной квартире заводятся две телефонные линии. По одной звонят клиенты, к другой (где установлен АПАН) их подсоединяют, чтобы они могли говорить с родиной. Но на хромой козе к таким переговорникам не подъедешь — здесь своя клиентура, своя система конспирации. Тариф пиратов в четыре-пять раз дешевле официального (3—5 рублей минута за разговор с Вьетнамом против 16 рублей официально). Однако даже при этом ежемесячно один подпольный “переговорник” приносит хозяевам по 50—60, а то и 100 тысяч долларов. Суммарная же прибыль всех нелегальных пунктов в Москве, по подсчетам специалистов, может составлять около 1 миллиона. Цифра, сравнимая с прибылью от торговли наркотиками. А изготовление “коробочки” стоит всего ничего — полсотни долларов. И попасться на этом деле, если работать осторожно, риска практически никакого.

Дело — трубка

Жертва ни сном ни духом не чувствует, если кто-то использует ее телефон в корыстных целях. Вы даже можете вообще отключить телефон — и это не поможет. Или можете в это время сами с кем-то говорить по межгороду — пиратам занятость вашего телефона по барабану.

Впрочем, в последнем случае вам даже повезет. Если время ваших и пиратских переговоров совпадает — это пригодится как доказательство в суде. Доказательством невиновности перед МГТС будет и отсутствие в момент переговоров хозяев в квартире, но тут потребуются медицинские справки, командировочные удостоверения и показания свидетелей.

Хотя, как показывает практика, доказать, что вы не верблюд, очень сложно. Несмотря на то что по закону доказательство вины лежит на обвиняющей стороне (как правило, иски за неуплату счетов на москвичей подают МГТС или АО “Ростелеком”).

И тем не менее. Если вы получили непонятный телефонный счет, сразу, не теряя ни дня, пишите заявление в отдел претензий АО “Ростелеком” или жалобу в местную АТС (обязательно ее зарегистрируйте). Руководство МГТС уверяет, что уже полтора года ни одному москвичу не отключали телефонов за неуплату междугородных (международных) счетов. Нет, не из альтруизма — потому что правозащитники доказали, что нельзя лишать людей местной связи из-за неоплаты межгорода. Так что теперь москвичи могут часами говорить с Нью-Йорком, и грозит за это лишь отключение “восьмерки”. Таких, между прочим, тоже хватает.

Иные сообразительные москвичи не оплачивают собственные разговоры, ссылаясь на то, что к их линии подключились пираты. Как в таком случае отличить виновных от жертв — еще один вопрос. В “Ростелекоме” и МГТС сейчас на рассмотрении 60 тысяч жалоб на телефонное пиратство. Только за последние три месяца поступило около 6 тысяч. Ущерб же телефонистов достиг 40 миллионов долларов. Это в том числе и те деньги, которые они вернули москвичам по решениям судов за все годы.

И еще. Даже если вы не стали жертвой фрикеров... это не значит, что вы не оплачиваете их переговоры. Потому что (об этом мало кто знает) телефонные сети вынуждены закладывать прогнозируемые перерасходы в тарифы на междугородные и международные переговоры. По этой же причине в Москве постоянно откладывается введение новых АТС.

Телефонный СПИД

Разумеется, московские и российские власти борются, как могут, с этой проблемой. Но именно что — как могут.

Пять лет назад создали Управление радиоэлектронной безопасности при МВД. Если раньше оно занималось “мелочевкой” (отслеживали, кто забивает матом эфир “скорой”, милиции или пожарной связи), то теперь передовые силы брошены на борьбу с телефонным пиратством. И два года назад эта структура превратилась в единственное в стране Управление по борьбе с преступлениями в сфере высоких технологий, или Управление Р. Точное такое же недавно появилось при ГУВД Москвы.

— В российских законах о телефонном пиратстве нет ни слова! — говорит зам. начальника Управления Р МВД Константин Мачабели. — Это сильно затрудняет работу. И тем не менее нашему управлению удалось поймать довольно много пиратов и возместить ущерб многим москвичам. Только за последние 9 месяцев нами возбуждено 17 уголовных дел в отношении телефонных пиратов, 10 иностранцев (все пойманные пираты — нероссияне) ждут приговора в СИЗО.

— А в США, кстати, за такие преступления можно загреметь на 20 лет в тюрьму, — добавляет 1-й зам. гендиректора МГТС Семен Рабовский. — Ведь по сути это типичное ограбление. Только не через дверь, а по проводам.

В отличие от держателей подпольных переговорных пунктов изобретателей чудо-аппаратуры, признаются опера, привлечь вовсе не за что. Они по нашему закону ничего противоправного не совершают. Поэтому рынок услуг фрикеров ширится с каждым днем.

— Если еще в прошлом году телефонное пиратство было распространено в основном в Москве, то, начиная с этого года, проникло в область и пошло по России. Уже сейчас суммарный ущерб от фрикеров по стране оценивается в 800 миллионов долларов в год. Если не принять решительных мер, скоро пиратство станет бичом всей страны, — говорит председатель комиссии по законности и безопасности Мосгордумы Олег Бочаров.

Но какие решительные меры предпринимать — непонятно. Руководство МГТС опускает руки. Даже самыми современными способами защиты абонентов не угнаться за технической мыслью фрикеров. Технологии совершенствуются чуть ли не ежедневно. По данным Управления Р, за годы существования телефонного пиратства сменилось уже 4 поколения АПАН. Как-то раз, правда, МГТС попробовала установить на одной АТС безумно дорогую систему защиты — ее секрет был раскрыт пиратами за... 6 часов.

— У нас, конечно, есть проект защиты от телефонных пиратов, — без особого энтузиазма говорит г-н Рабовский. — Обойдется он в 12 миллионов долларов, потребует год на реализацию... Но я уверен — мы не успеем выполнить и половины работы, когда фрикеры уйдут далеко вперед.

И тем не менее. Кто виноват в том, что москвичи расплачиваются за чужую телефонную болтовню?

Как известно, каждый владеющий телефоном горожанин пользуется им на основании договора, заключенного с МГТС. Конечно, в таких договорах телефонного пиратства не предусматривается. Но...

В законе о защите прав потребителей говорится, что услуги, предоставляемые населению, должны быть качественными и безопасными. То есть “не грозить ущербом имуществу или здоровью”. Вывод: МГТС из-за несовременной техники не обеспечивает москвичам безопасных услуг. Почему невиновные москвичи должны за это платить?

Почему, конечно, непонятно. А надеяться нам, как всегда, кроме как на себя, не на кого. Есть только один способ стопроцентной защиты от телефонного пиратства — отключить на своем телефоне “восьмерку”. Кстати, помочь в этом могут “антипираты”. Не удивляйтесь, и такие уже появились на московских радиорынках.

Впрочем, скорее всего это одни и те же умные и не очень честные люди.



Партнеры