ТРАУР НА КИТЦШТАЙНХОРНЕ

20 ноября 2000 в 00:00, просмотров: 203

  Впервые после катастрофы в Альпах, унесшей жизни 159 человек, похоже, появилась официальная версия случившегося: эксперты обнаружили на путях канатной дороги следы горюче-смазочных материалов и обломки частей поезда. А это означает, что катастрофа началась на 600-метровой аппарели еще до входа состава в тоннель.

     Эксперты считают, что температура воспламенившегося колеса могла достигать 800 градусов, а со входом поезда в тоннель скорость восходящего воздушного потока могла равняться 150 км/ч, что сработало как катализатор пожара.

     Также не исключено, что заклинило одну из тормозных колодок, предусмотренных на случай обрыва основного троса, и в результате трения посыпались искры, из которых родилось пламя, повредившее гидравлику поезда.

     А то, что такое вполне могло произойти, находит подтверждение и в рассказе газете “Бильд” помощника машиниста Бернда Райнхольда из Баварии: за девять дней до катастрофы Бернд также поднимался на этом поезде на Китцштайнхорн, и вдруг посреди тоннеля поезд заглох. Бернд якобы слышал, как машинист вышел из кабины и “при помощи молотка, зубила и известной матери” проводил ремонтные работы.

     Среди 37 немцев, погибших в катастрофе, находилась и супружеская пара — Карин и Хорст Конрад-Рёссель (обоим по 29 лет), чей трехлетний сын Максимилиан остался круглым сиротой. За несколько недель до роковой субботы Карин побывала у гадалки, и та ей напророчила ужасное, а именно — что ее муж скоро умрет. Пребывая в шоке от предсказания, женщина поспешила составить свое завещание, с точными указаниями, как ее похоронить: пышно и с музыкой на могиле. Видимо, чтобы отвлечься от мрачных мыслей, женщина и преподнесла своему мужу на 29-й день рождения трехдневную путевку для совместного катания на лыжах на Китцштайнхорн, не ведая, что сей подарок станет для обоих роковым.

     Опознанием трупов занимается специальная команда под началом директора Зальцбургского института судебной медицины профессора Эдит Тутш-Бауер, скалолазки-любительницы и поклонницы оперы.

     — За много лет работы я провела вскрытие уже 7000 тел, — говорит она, — однако подобная катастрофа требует особых усилий!

     Под началом госпожи Э. Тутш-Бауер трудятся 26 патологов, лаборантов и других помощников в Зальцбурге и Линце. Сейчас ей также помогают и коллеги скалолазы из Мюнхена, где фрау Тутш-Бауер жила раньше. Однако, несмотря на тяжелую и нервную работу и связанный с нею стресс, Тутш-Бауер настоятельно требует от своих подчиненных уважения и корректности к мертвым: она настаивает на том, что в документацию следует вносить не “труп”, а “жертва”. Это, по ее мнению, сохранит достоинство покойных. Ежедневно анатомы надеются опознавать до 20 жертв, а весь скорбный труд займет неделю.

     Не опознано пока и тело чемпионки мира по фристайлу Сандры Шмитт, готовившейся в Капруне к новому сезону. Вместе с Сандрой тренировалась и чемпионка зимней Олимпиады-88 Татьяна Миттермайер, которой повезло: “Не знаю почему, но я решила подниматься не на поезде, а по подвесной канатной дороге. Затем внезапно пропало электричество, и по мобильному телефону мы узнали о пожаре. Я надеялась, что ничего ужасного не произошло. Когда мы поднялись наверх, были извлечены первые тела погибших. Я изо всех сил искала Сандру, но она не пришла...”

     Сейчас Капрун усеян поминальными свечами, точно так же, как и деревни Баварии, откуда происходят 27 погибших немцев. В Мёрфельдене, на родине Сандры Шмитт, флаг на ратуше приспущен.

    

     Капрун—Зальцбург—Кельн.

    



Партнеры