ВЕЛИКИЙ МХАТОВЕЦ КАК ВИД КАРИКАТУРЫ

21 ноября 2000 в 00:00, просмотров: 290

  В минувшую среду в Глинищевском переулке случилось столпотворение. Несмотря на промозглую погоду, возле дома №5 толпился народ, которого интересовало одно: “Где находится квартира Немировича-Данченко?” Апартаменты великого режиссера волновали публику не просто так — в музее-квартире Владимира Ивановича открылась выставка “Великие мхатовцы в творениях великих художников”.

     Пятикомнатная квартира одного из отцов-основателей Художественного театра показалась миниатюрной огромному скоплению прессы и представителям от театра — Олегу Табакову и Андрею Мягкову. Присутствующий на открытии внук режиссера, Василий Михайлович, вспоминал, как, будучи маленьким мальчиком, он часто катался на велосипеде по длинному коридору дедушкиной квартиры. Однако самым ярким впечатлением детства для него стали многочисленные гости — знаменитые артисты МХАТа, приходившие на обед к режиссеру. В заключении своих воспоминаний нынешний Немирович-Данченко сыграл на старинном фортепиано.

     Расположение вещей осталось таким же, как при хозяине: диван с подушками, стол с огромной вазой, книжный шкаф. Единственным нововведением квартиры-музея стали работы известных живописцев начала и середины двадцатого столетия, которые прежде находились в фондах Музея МХАТа.

     Нынешний худрук МХАТа Олег Табаков с неподдельным интересом рассматривал портреты артистов театра и сетовал на то, что его рисовали только один раз. Зато в прекрасной компании — Евстигнеева, Ефремова и Козакова. Правда, имя художника Олег Павлович предпочел оставить за кадром. В отличие от Табакова устроители выставки не скрывали имен художников, а, наоборот, гордились ими.

     На экспозиции представлено около пятидесяти портретов, скульптур и кукол-шаржей Мстислава Добужинского, Федора Малявина, Николая Андреева, Валентина Серова и лучшего друга Художественного театра Бориса Кустодиева. Художник подарил театру два портрета актера Василия Лужского. Один из них выполнен карандашом на бумаге из ученической тетради, а на другом, портрете маслом, актер изображен в полный рост, в смокинге, белой манишке, с бабочкой и пенсне. Художник Вучетич отдал в дар МХАТу черно-белый портрет Бориса Ливанова с надписью “Московскому Художественному театру — в память о великом артисте Борисе Николаевиче Ливанове”. Художники были настолько дружны с артистами, что шарж на кумира считался в театре нормой. В музее много фарфоровых миниатюр-шаржей на Москвина, Тарханова и самого Станиславского, которого художник Андреев выполнил в виде куклы-неваляшки.

    



    Партнеры