Неуправляемый

21 ноября 2000 в 00:00, просмотров: 155

Как только заговорили о том, что московский “Локомотив” собирается играть предстоящий в четверг домашний матч Кубка УЕФА с испанским “Райо Вальекано” в Грузии, народ местный, конечно же, от души возрадовался. И когда Юрия Палыча Семина спрашивали, рассчитывает ли он на темпераментную поддержку тамошней публики, тренер железнодорожников лишь плечами недоуменно пожимал: “Еще бы, ведь люди придут посмотреть в деле своего кумира — Зазу Джанашия!”

Но — не судьба. Сыграть на грузинской земле “Локо” не разрешили (встреча состоится в Москве). Так что Зазе, увы, дома побывать не удастся. А ведь родные наверняка уже готовились к его приезду. Барашка резать собирались...

— Угадала?

— Да ну, какой там барашек — я и без того дома всегда жутко разъедаюсь!..

— И то правда, Заза: не так давно килограммов 5—7 лишних у тебя наблюдалось. Зрители, между прочим, активно это отмечали.

— Вес — это не так уж и важно. Я в любом состоянии могу играть. И вообще, я же расту в профессиональном плане — значит, и внешней солидности надо прибавить. Шутка, конечно...

“ЧТО Я, БАНАНАМИ ТОРГУЮ?”

Как-то Заза рассказывал мне, что долго не мог привыкнуть к Москве:

— Несколько раз даже приходилось серьезно подраться, когда меня за внешность незаслуженно оскорбляли. Что я, бананами, что ли, на рынке торгую? Но сейчас уж не цепляются. Слишком хорошо знают в лицо...

Тут я посмотрела на руки Зазы — в каждой из них мог без проблем поместиться футбольный мяч — и искренне пожалела людей, которым когда-то не понравилась его жгучая внешность...

Между тем хоть Заза парень и заводной, однако кофе предпочитает пить холодным.

— А что тут удивительного? Я и так горячий — куда ж мне еще кипятка?!

— Заза, что за история у тебя произошла с голландским тренером Боскампом, который выгонял тебя из грузинской сборной?

— Этого голландца потом самого выгнали. Странный он был какой-то. Привязался ко мне из-за того, что я, как обычно, опоздал на сборы. Какое, спрашивается, ему дело: днем раньше или днем позже я приеду? Ведь работу-то свою я все равно сделаю. Потренируюсь побольше, да и все...

Словом, обругал меня голландец, но на тренировку прийти разрешил. А я там друга встретил, которого несколько месяцев не видел. Ну и разговорились. Тут этот голландец ко мне подлетает и давай на английском вопить. А я ему на грузинском отвечаю. Оказалось, он хотел запретить мне разговаривать на тренировках. Я возражаю: мол, как это — не разговаривать? Я же соскучился! Но он ничего не понял, окончательно разозлился и в итоге решил меня из сборной выгнать вообще. Я в сердцах забрал бутсы и ушел... Потом решил все-таки перед тренером этим непонятным извиниться. А он почему-то расхохотался и не простил меня. Потом, правда, этого голландца самого убрали, а меня вернули. Но осадок на душе остался — очень уж все это неприятно.

“МЕНЯ ТАК ПРОСТО НЕ ЗАТОПЧЕШЬ!”

— В детстве я сначала занимался вольной борьбой, — рассказывает Заза. — Был даже призером первенства Грузии. Потом стал параллельно играть в футбол. Но поскольку все эти занятия были платными, то отец велел выбирать что-то одно, потому как у семьи денег тогда было мало. Я и выбрал футбол. У нас в классе восемь ребят играло в одной команде. Но знаменитый Отар Габелия, представляете, обратил внимание именно на меня! Хотя мне было всего четырнадцать. И стал я играть в высшей лиге — с двадцатипяти-двадцатисемилетними футболистами!

— Не боялся, что затопчут?..

— Признаться, сначала не по себе как-то было. Но меня так в команде любили и опекали на поле, что вскоре привык. Да и потом я ведь — крепкий. Так просто не затопчешь...

— Ребята, с которыми ты учился, не ревновали к твоему успеху?

— Ревновали. Каждый думал: “Почему не я?!” Но ведь это же — естественно.

“ИМПРОВИЗАЦИЯ — В КРОВИ!”

— Юрий Севидов считает, что схема игры у “Локомотива” очень жесткая. И импровизации фактически не бывает. Только у тебя. Согласен?

— В общем, да. Импровизация у меня — в крови. Все инстинктивно как-то получается. Я не столько думаю, сколько чувствую, что надо делать: куда бежать, когда бить...

— То, что в “Локо” — пять нападающих, и никто из вас не может быть точно уверен, что на очередной матч выйдет именно он, напрягает психологически?

— Еще бы! Но в то же время — заставляет постоянно быть в тонусе. Конкуренция всегда заводит, хочется доказать, что ты — лучший. Знала бы ты, как я переживал, что меня не поставили на матч с ЦСКА! Мне так хотелось играть, но... Но раз тренер решил, значит, так надо. Зато сейчас у меня все нормально. Хорошо, травму долечил — а то ведь я долго не играл и не тренировался. Благо меня обожаемый всем “Локомотивом” доктор Савелий Мышалов лечил. Он уже столько связок перезашивал, что и не счесть...

“К МОИМ ОПОЗДАНИЯМ СЕМИН УЖЕ ПРИВЫК”

Заза, кстати, очень любит опаздывать. Вернее, не то что любит — просто по-другому не умеет:

— Казалось бы, живу в пяти минутах от стадиона. Сам Бог велел вовремя приходить на тренировки... Но я, как правило, решаю еще минуточек пятнадцать поспать. Мол, чего там, успею по-любому. А в результате опаздываю на полчаса...

— Интересно, как же Юрий Палыч с тобой справляется?

— Как-как: два года назад, к примеру, в Корею отправил. Я там чуть с ума не сошел, когда мне на обед собачье мясо подсунули. Поначалу-то я не знал, что это. Ел себе и ел. А оказалось — это чау-чау. Их там на фермах специально на съедение выращивают. Ужас! И так мне от всего этого поплохело, что три дня вообще есть не мог: похудел аж на семь килограммов! Представляешь: стал весить 79, притом что обычный мой вес — 86. И тут корейцы меня осчастливили сообщением, что готовы подписать контракт. Подумал: надо бежать — и улетел в Москву. Хотя, конечно, обещал вернуться...

Естественно, после этой истории я так в “Локомотиве” заиграл, что Палыч сжалился и сказал: “Никуда тебя не отдам, будешь только у нас!”

— Семин прощает тебе опоздания и прочие вольности?

— Привык, наверное, уже. И вообще, он человек замечательный. И все обо мне знает. Думаю, мы уже притерлись друг к другу...

“ГОДА ЧЕТЫРЕ ПОИГРАЮ ЗДЕСЬ”

А вот что сказал мне по поводу Зазы сам Юрий Палыч:

— Поначалу к Джанашия вообще невозможно было найти подход. Неуправляемый человек! Одно хорошо: он очень азартный и любит футбол.

— Признайтесь: конфликтов много было?

— Да уж... Кровь-то у Зазы горячая. Однако управу и на него можно найти.

— Какую, например? Штрафы?

— Штрафы — это раз. А самое страшное — вывод из основного состава. Для Зазы это равносильно смерти. И вообще — игроки сейчас прекрасно понимают, что можно делать, а чего нельзя. Ведь деньги-то платят неплохие. Так что есть ради чего работать над собой.

Что касается работы над собой, то Джанашия пока планирует заниматься этим в России и паковать бутсы в чемодан не торопится.

— Еще года четыре хочу поиграть здесь, — признался Заза. — За это время заявлю о себе как следует, и спрос на меня значительно возрастет.

— А ты веришь в Бога, в судьбу?

— Конечно. И вообще — по жизни мне фартит...



    Партнеры