Генерал-полковник Юрий Балуевский: армия поделит воздух, море и сушу

23 ноября 2000 в 00:00, просмотров: 507

Генерал Балуевский — из числа наиболее информированных российских военачальников, в том числе и по грядущим реформам армии. Слово “сокращение” не переваривает с детства: его отец, кадровый военный, попал под хрущевское сокращение в миллион двести тысяч. Предпочитает затуманенное, но модное в Минобороны слово “оптимизация”. Стремительный рост карьеры начал с 93-го года в Закавказье, когда, будучи начальником штаба российских войск, получил первое генеральское звание и за семь лет дорос до генерал-полковника. Нынешняя должность — начальник главного оперативного управления Генштаба, первый заместитель начальника Генерального штаба ВС. По сути дела, именно из-под его пера сейчас выходят планы грядущих военных преобразований. “МК” удалось услышать, как говорится, из первых уст, что же ждет нашу армию завтра.



— Юрий Николаевич, давайте сразу возьмем быка за рога: нынешние военные реформы опять ограничатся банальным сокращением численности войск или за этим стоит нечто большее? Пока создается такое впечатление, что сегодня у нас осталась уменьшенная копия армии советской...

— Мы на нынешнем этапе и впрямь представляем собой лишь сокращенную армию Советского Союза и подобны маховику, который когда-то раскрутили, и теперь он раскачивается по инерции. Однако известен закон центробежных сил, и рано или поздно энергия движения погаснет — сейчас амплитуда колебаний заметно уменьшилась... Но дело в том, что сегодня идет речь не о сохранении прежней армии, а создается основа новых Вооруженных Сил России. Возможно, что ни я, ни другие люди, которые работают над этой идеей, не увидят конечного результата, потому что сам процесс рассчитан не на сиюминутный эфемерный успех. Перспективы строятся на десятилетия вперед, задачи определяются глобальные, рассчитанные на поэтапное выполнение.

То, что рождается сегодня, превратится в конечный результат еще не скоро, но ведь и спешка в таком деле не нужна. Тем более что даже на первых этапах мы рассчитываем получить уже вполне ощутимые результаты: в 2005 году российская армия будет другой, соответствующей представлению о структуре, надежно обеспечивающей безопасность страны.

— Вы вроде бы человек не наивный, в армии служите более тридцати лет, а так серьезно говорите о перспективах! Это сегодня, когда трудно предугадать, что будет завтра, тем более в армии — трижды обманутой и униженной...

— Я реально смотрю на вещи и не стал бы говорить о скоропалительных преобразованиях в армии. Однако уже сегодня я получил вполне осязаемые финансовые перспективы, под которые можно конкретно планировать военное строительство Вооруженных Сил. Речь идет не о бумажных планах, на которых можно выстроить все очень гладко, а о реальной финансовой составляющей армейской реформы. Сейчас Минфин провел конкретное планирование по годам — его мы и будем придерживаться.

— Деньги для армии — главное?

— Давайте элементарно посмотрим на итоги боевой подготовки войск за минувший год. Армии не хватало материально-технических средств, в первую очередь — горюче-смазочных материалов. Это, естественно, наложило негативный отпечаток на обучение войск, на оснащение новыми видами вооружений. Грустно констатировать, но сегодня наша армия уступает по многим параметрам вооруженным силам не только многих развитых стран, но даже и тех, кого принято называть “третьим миром”... Тем не менее даже при недостаточном финансировании мы смогли практически полностью выполнить планы боевой подготовки на этот год — пусть с какими-то упрощениями и упущениями, но боеготовность армии сохранилась. Сейчас принят серьезный документ под названием “Материальная основа строительства Вооруженных Сил”, который позволит армии разумно и рационально расходовать деньги и на боевую подготовку, и на повышение уровня боевой готовности.

— Нынешнее сокращение армии на 365 тысяч военнослужащих тоже повлечет за собой серьезные расходы...

— Каждое сокращение — это судьбы людей, каждого конкретного офицера, члена семьи. Сейчас предусмотрена их социальная защита: уже есть соответствующие документы, заверенные правительством, создается правовая база. На улице никто не останется. Учитывается и то обстоятельство, что у нас — 90,6 тысячи бесквартирных офицеров. Опять же таки к увольнению в первую очередь будут предлагаться те офицеры, сроки службы которых на исходе, а сам процесс сокращения растянется до 2005 года.

— Как будет выглядеть новая армия? Много говорят сейчас, например, о создании трехвидовой системы Вооруженных Сил, но если ее примут, то пострадают Ракетные войска стратегического назначения (РВСН), а это связывают со столкновением концепций министра обороны Сергеева и начальника Генштаба Квашнина...

— Дело здесь не в отстаивании личностных интересов военачальников. Трехвидовая система армии — общепринятая мировая практика. Направления делятся на воздух, сушу и море, что позволяет более четко разграничивать сферы боевых действий. Идея не нова и у нас — в Концепции военного строительства 1997 года было записано: “Создать в 2001 году в Российской Армии трехвидовую структуру”. В конечном итоге у нас будет 3 вида Вооруженных Сил: ВВС, Сухопутные войска и ВМФ. А также 3 рода войск: РВСН, ВКС (Военно-космические силы), объединенные с РКО (ракетно-космическая оборона) и ВДВ.

— Главный штаб Сухопутных войск был у нас не так давно разогнан — теперь, значит, станут восстанавливать? Не слишком ли это расточительные забавы?..

— “Разогнан” — это неправильное слово. Сейчас есть Главное управление Сухопутных войск, которое возглавляет заместитель начальника Генштаба генерал-полковник Юрий Букреев, — оно-то и руководит сухопутчиками. А реорганизация здесь не потребует больших материальных затрат. По моему твердому убеждению, главный штаб самых крупных по численности в российской армии войск просто необходим.

— ВДВ считаются у нас самыми боеготовыми войсками. Их тоже ждет общая участь сокращения?

— Десантники — наша гордость, никто им не даст погибнуть. Нами сейчас принимаются все меры, чтобы освободить ВДВ от миротворческих функций (подразделения десантных войск сейчас находятся в Абхазии, Боснии и Косове. — Ред.) и направить усилия на укрепление этого рода войск. Мы хотим, чтобы ВДВ остались самыми боеготовыми войсками и сохраним их такими, хотя сокращения будут и у них.

— Основной удар придется на РВСН?

— У ракетчиков действительно будут тяжелые сокращения — это связано с международными договорами о сокращении стратегических наступательных вооружений. Выведут из их состава и ВКС, что вполне разумно. Тем не менее ядерный щит России сохранит достаточную силу.

— Как, кстати, будет называться новый род войск ВКС—РКО?

— Пока утвержденного названия нет, есть два варианта: Космические силы (КС) или Ракетно-космические войска (РКВ).

— Изменится ли система территориального деления Вооруженных Сил по военным округам?

— Американцы, например, считают эту систему лучше той, которая есть у них... Так что пока у нас останется 7 военных округов, хотя уже есть перспективы объединения в одну структуру Приволжского и Уральского округов, а Забайкальский и Сибирский — уже объединены.

Помимо этого мы планируем создание в ближайшее время группировок войск на юго-западном и центрально-азиатском направлении. Особая важность придается Центрально-Азиатской группировке, где нужно иметь объединения (армию или корпус), способные решать боевые задачи по локализации возможных вооруженных конфликтов. В эту группировку, которая будет формироваться исключительно на территории России, войдут Северо-Кавказский, Уральский и Приволжский военные округа.

— Юрий Николаевич, а воевать-то с кем собираемся? Говорят, что нам извне никто и не угрожает нынче...

— Не буду повторять фразу “Хочешь мира — готовься к войне”, хотя она и является аксиомой. У государства есть границы, есть соседи, у которых есть территориальные претензии — пусть старые, полузабытые, но они возникают всякий раз, когда армия этого государства крепнет... Я не хочу называть конкретные страны, но вы прекрасно знаете, например, как смотрит Япония на некоторые острова Курильской гряды и часть острова Сахалин. Естественно, что многие хотят видеть сейчас Россию слабой и беззащитной. Другое дело, что сама Россия такой быть не хочет — и, я твердо убежден, не будет...



Партнеры